<<

Приложение

«Глокая куэдра» помогает быстро выучить английский.

Метод Милашевича: двенадцать лет на службе петербуржцев.

Если любому человеку, пришедшему записаться на курсы АНГЛИЙСКОГО языка, задать вопрос: «Зачем Вы собираетесь учиться?», ответ будет однозначен: «Хочу говорить».

Второй вопрос: «А, собственно, с кем говорить?», как правило, ставит в тупик. Ведь общеизвестно, что для полноценного общения на новом языке необходимо не менее 40–50 часов практике в неделю, а это возможно только в страненосителе языка.

Маркетинговые исследования, проведенные специалистами Центра перспективных исследований, разработок и внедрения «СИГНУМ», вот уже более 12 лет занимающегося образованием взрослых и молодежи, свидетельствуют, что истинные приоритеты в мотивации на изучение иностранного языка выстраиваются в следующей очередности:

– прием на новую работу;

– стремление повысить конкурентоспособность на работе или при постижении научной, технической и экономической информации;

– письменные коммуникации, перевод и реферирование информации, необходимой для принятия решении, а в последние годы возможность использования компьютерных сетей для коммуникации;

– собственно устное общение.

Ориентация на действительные потребности обучающихся, а не на эфемерные кажущиеся желания, позволила Институту интенсивных языковых методик Центра «СИГНУМ», где, кстати (и только на этих курсах в городе), преподают 34 иностранных языка, внедрить ПОЭТАПНОЕ изучение языков. Программы Института последовательно решают задачи, стоящие перед клиентами.

Это в полной мере соответствует так называемому «ПРИНЦИПУ ОДНОЙ СЛОЖНОСТИ», сформулированному известным советским психологом Владиславом МИЛАШЕВИЧЕМ (учеником академика П. Л. Гальперина), и положенным в основу его метода обучения.

На бытовом уровне принцип одной сложности вполне понятен и привычен.

Мы с Вами не очень любим выполнять сразу несколько заданий, требующих напряжения наших умственных способностей. Попробуйте, например, одновременно или попеременно решать алгебраическую задачу, разучивать стихотворение и играть в шахматы. Очевидно, что большинству из нас это вряд ли удастся.

Но именно так или почти так нас заставляют учить иностранный язык в большинстве классических, да и многих новых методик. Вспомните – немного попереводим текст, немного поговорим в диалоге, выполним грамматическое упражнение – всего понемногу, а обучение растягивается на годы. Иными словами, при такой схеме изучения языка каждое упражнение как бы «мешает» последующему запоминаться. Результат известен – иностранными языками в стране владеют не более 10 % населения.

Милашевич, формируя новые принципы обучения, исходил из того, что этапность, ступенчатость, с одной Стороны, и развитие навыков (подобно тому, как это делается на занятиях физкультурой и спортом), с другой, будут способствовать существенному, в 3–5 раз, ускорению в изучении языков. И блестяще это доказал, создав вместе с коллегами из Владивостока, Новосибирска, Воронежа и Минска (сам он был ленинградец, но значительную часть жизни прожил на Дальнем Востоке), методики изучения АНГЛИЙСКОГО, НЕМЕЦКОГО, ФРАНЦУЗСКОГО, ИСПАНСКОГО, ИТАЛЬЯНСКОГО, КИТАЙСКОГО языков и ИВРИТА.

По вполне понятным причинам это не могло понравиться всесильным столпам отечественной педагогики и филологии. «Или он – или мы». Методику на протяжении десятилетий «не прописывали» в Москве и Ленинграде.

С наступлением горбачевской оттепели у Милашевича, который все время совершенствовал методики, возникла мысль: «Если действенность метода удастся доказать чисто экономически, т. е. если на курсы будут идти и идти люди по рекомендациям уже обучившихся, то доказывать „столпам“ филологии уже ничего не придется».

К сожалению, только за год до своей смерти Владислав Витольдович обратился в Центр «СИГНУМ» с просьбой оказать содействие в коммерческом внедрении метода.

С 1990 года в Центре, а теперь в Институте интенсивных языковых методик прошли обучение более десяти тысяч человек. Причем процент «неуспеха» ничтожен – не воспринимают методику 3–5 человек из ста. 38 % записывающихся на курсы приходят по рекомендациям знакомых. Метод внедрен в пяти языках, а также экстраполирован и совмещен с другими методиками (всего более 30 схем обучения). Более 40 преподавателей Института являются самыми искренними сторонниками подходов Милашевича.

Результаты обучения по Милашевичу в сравнении с другими методиками можно образно представить так:

Классические образцы (например, изучение английского по Бонк) можно сравнить с набором мозаики по эталону. Причем эталон – это знания самого преподавателя или учебник. Кропотливо собирая «кусочек к кусочку» «мозаику» языка, мы получаем дельную картину только в конце работы.

Метод Милашевича сравним с созданием масляной живописи. Вначале – беглый рисунок – «скелет» языка – все еще вчерне, но изображение уже видно. И, что особенно ценно, все знания уже ПРИМЕНИМЫ на первом этапе (кстати сказать, занимающем всего две недели).

Следующий слой – «подмалевок» – корпусная непрозрачная живопись, отражающая всю палитру цветов. Это еще не законченная картина, но и на этом этапе уже все видно и понятно. Пользоваться языком можно.

И, наконец, – «лессировка» – шлифовка языка, тончайшие, нежные полупрозрачные краски, создающие игру света и тени, отблески цветов, переходы, блики и нюансы: на этом этапе язык сформирован полностью.

Справедливости ради стоит сказать, что есть еще игровые методики – они напоминают комиксы – законченные картинки, но это несерьезно.

Важнейшим этапом собственно методики В. В. Милашевича является постижение структуры языка с помощью специально разработанных упражнений.

В обиходе мы называем структуру грамматикой. Отличие между ними станет ясным, если мы обратимся к устной речи второклассника.

Он уже совсем правильно говорит, строит сложные фразы, задает неоднозначные вопросы.

Между тем, собственно грамматику – правила построения слов и предложений – он будет изучать только с третьего класса средней школы. Причем, освоив определенный объем правил, во взрослом состоянии он к ним уже не возвращается (пользуется не на логическом, а на подсознательном уровне). Парадокс – но язык и грамматика – структура и наука о структуре – оказывается, существуют независимо друг от друга, сами по себе.

Владислав Витольдович не только заметил эту закономерность, но и творчески применил ее в своей знаменитой системе упражнений. По Милашевичу грамматика учится без нудного зазубривания правил, и что совсем необычно – еще и без совершенного знания лексики – собственно словарного запаса. Как же можно выучить структуру без слов?

Выдающийся пример фразы, в которой представлена структура языка без лексического содержания, был придуман академиком Львом Владимировичем Щербой: «Глокая куздра щеко бодлонула бокра и кудлачит бокрёнка». В этой блестящей филологической конструкции все понятно… кроме хотя бы одного слова. Понимая структуру русского языка, мы можем сказать, что какаято (одушевленная) «куздра» женского рода довольно сильно «бодлонула бокра» и нежно «кудлачит бокрёнка» Все слова во фразе искусственные, а структура языка – русская.

Не менее наглядным примером «чистой» структуры – адекватной английскому и русскому, оперирующей искусственной лексикой, является известнейшее стихотворение из «Алисы в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла (а также перевод Д. Г. Орловской):

JABBERWOCKY

Twas brilling, and the slithy toves

Did gyre and gimble in the wabe;

All mimsy were the borogoves,

And the mome raths outgrabe.

БАРМАГЛОТ

Варкалось.

Хливкие шорьки

Пырялись по наве;

И хрюкотали зелюки,

Как мюмзики в мове.

Совершенно очевидная грамматическая структура английского и русского языка существует в этих стихах отдельно от лексики. Быстро усвоить, таким образом, структуру не составляет труда. Оказывается, временно избавив наш мозг от решения параллельных задач: постижения структуры и заучивания слов одновременно – можно воспользоваться поистине фантастическими резервами запоминания.

И ключ к успеху найден. Таким образом, «послойное» изучение языка, предлагаемое специалистами Института интенсивных языковых методик, приводит не только к ускорению в обучении, но и к обретению веры в себя. Специалисты Института уверены – не существует людей без языковых способностей, существуют неверные пути обучения, ведь ЯЗЫК – вторая сигнальная система мозга – это единственное и главное, что отличает человека от животных. Лучшего способа убедиться в этом, чем на практике – не существует. Дорогу к такой практике открывают тренинги, помогающие выучить любой из пяти языков, которые организует Институт интенсивных языковых методик Центра «СИГНУМ».

Институт интенсивных языковых методик Центра «СИГНУМ» обладает исключительными правами на использование метода В. В. Милашевича на территории СевероЗапада бывшего СССР. Адрес Института: СанктПетербург, 6ая Красноармейская улица, 7. Телефон (812) 316–3372. Телефакс (812) 316–0290. Здесь же можно приобрести брошюру «Двадцать шесть времен за двадцать шесть минут», «Двенадцать времен за двадцать четыре минуты» А. А. Захарова.

Новиков А. Ю.

<< |
Источник: Захаров А. А.. Двадцать шесть времен – за двадцать шесть минут:Практическое руководство по обучению переводу с английского языка на русский.2012. 2012

Еще по теме Приложение:

  1. 18. Приложение
  2. 29. Обособленные определения и приложения
  3. § 53. Обособленные приложения.
  4. Приложение 4
  5. § 58. ОБОСОБЛЕННЫЕ И НЕОБОСОБЛЕННЫЕ ПРИЛОЖЕНИЯ
  6. Приложения
  7. Приложение А
  8. Приложение БСтатистика и обработка данных
  9. 311.Обособленные приложения
  10. ПРИЛОЖЕНИЯ
  11. ПРИЛОЖЕНИЕ 4Фитотерапия в комплексномлечении гинекологическихзаболеваний
  12. ПРИЛОЖЕНИЕ 5 Гинекологический массаж(по И.И. Бенедиктову, 1998)