<<
>>

3. Государственный механизм

Древнерусское государство сложилось в форме раннефеодальной монархии, во главе которой стоял киевский великий князь. В своей деятельности он опирался на дружину и совет старейшин, юридически не оформленный, но имевший серьезное влияние на монарха.

В этот совет входили приближенные великого князя, верхушка его дружины — княжи мужи.

Основными чертами раннефеодальной монархии были: а) слабая связь между отдельными регионами; б) ограниченная советом старейшин власть князя; в) дворцово-вотчинная система в центре; г) система кормления на местах. Указанные черты раннефеодальной монархии придавали следующие особенности Древнерусскому государству:

Обширность территории вызывала необходимость установления более сильной власти великого князя киевского и одновременно вела к большей самостоятельности общин.

Принятие православия вело к отсутствию борьбы за власть между верховной властью и церковью (постоянные конфликты по этому поводу между Папой Римским и западноевропейскими монархами) и усиление власти князя за счет поддержки его церковью.

Во главе Древнерусского государства стоял киевский князь, называвшийся великим князем. Княжеская деятельность основывалась на статусе главы государства и вытекала из стоящих перед государством задач. Являясь организатором народного ополчения, князь был главой общего управления земли, ох-ранителем внешней безопасности и внутреннего мира. Именно защита внешней и внутренней безопасности составляет суть и назначение княжеской власти.

Киевские великие князья стояли во главе вооруженных сил, собирали полюдье, осуществляли законодательство. Будучи творцами законов, князья обладали обширной сферой внеправовой (надзаконной) деятельности, ответственность за которую наступала лишь перед богом. Они являлись высшей судебной инстанцией, осуществляли верховное управление, назначали наместников, руководили внешними отношениями.

Князь занимался организацией военной силы, экипировкой оружия и конями, руководством военными действиями. Военно-дипломатические функции князья осуществляли как законные наследственные монархи.

Начиная с Игоря (умер в 945 г.) и Ольги (945—969 гг.) утвердился порядок передачи верховной власти по линии сыновей (Ольга не была княгиней в полном смысле, она осуще-ствляла регентство при малолетнем Святославе). Круг претендентов на престол при этом ограничивался непосредственными представителями династии, каковой была династия Рюриковичей.

Со временем, когда явно обозначились экономические и политические предпосылки феодальной раздробленности (громадная территория Древнерусского государства усугубляла изолированность отдельных регионов), князья стремились усилить власть на собственных территориях и освободиться от опеки Киева и полагали, что нужно быть монархом уж если не в Киеве, то, по крайней мере, у себя на отчине.

Принцип отчины — это тот же принцип наследственного владения, но в той области, которой владел отец наследуемого и где родился и вырос наследуемый. Легитимность данного порядка была установлена съездом князей в 1097 г. в Любече, означавшая торжество принципов феодальной раздробленности: «каждый держит отчину свою».

Кроме того, весьма часто население городов, в которых пребывали князь и его администрация, решало вопрос на вече о приглашении на княжение какого-нибудь популярного князя или об изгнании нелюбимого народом, не обращая при этом внимания на родовые счеты князей. Вече посылало своих по- слов к избранному кандидату на престол с приглашением на княжение.

Наконец, многие, весьма часто более сильные, смелые и предприимчивые князья занимали престол силой оружия, а также выжидали и использовали благоприятные условия для захвата великокняжеского стола.

В своей деятельности князья опирались на княжеский совет, куда входили и наиболее значительные государственные фигуры. Совет при князе, хотя и был юридически не оформлен, обладал теми же функциями, что и сам князь, и имел серьезное влияние на монарха.

Состав совета не был постоянным: в него могли входить местные князья, старшины городов, высшая дружина, церковные верхи. Различными были и формы его функционирования. Члены княжеского совета могли собираться в любое время и в любом месте, по мере того как у князя возникала необходимость обсуждения вопросов со своими могущественными вассалами. Решались вопросы законодательства, управления, финансов, внешней политики и т. д. Окончательное установление феодальной раздробленности сместило деятельность совета в рамки отдельных княжеств. Но в целом значение совета возрастало, регулярность его деятельности усиливалась, и в дальнейшем он составил основу формирования Боярской думы.

Великие князья, а затем и удельные при обсуждении жизненно важных вопросов совещались не только с персонами, входящими в княжеский совет, но и с широким собранием городских жителей — вече.

В историографии сложились две концепции веча: вече как собрание, где заправляет феодальная верхушка, и вече как народное собрание. Видимо, обе эти концепции имеют право на существование. Все дело в том, какие временные рамки имеются в виду. Если рассматривать вече как пережиток собраний, существовавших у славян в доклассовый период и в процессе трансформации из племенного собрания в городские, то в таком случае вече как народное собрание оправдывает свое название.

Однако в период Русской Правды вече было использовано формирующимся государством и поставлено ему на службу. Конечно, в этом случае приходится говорить о вече как собрании, где заправляет феодальная верхушка. Ссылаясь на Б.И. Сыромятникова, автора трудов по истории России X—XIX вв., А.Е. Пресняков в принципе согласен с подобной трактовкой двух концепций веча12.

Власть веча, его состав и компетенция не определялись никакими юридическими нормами. Вече было открытым собранием, всенародной сходкой, и все свободные люди могли принимать в нем участие. Решение вечевого собрания старшего города считалось обязательным для жителей всей волости.

(Территория каждого племени на Руси называлась «землею», которая в свою очередь делилась на «волости»; в центре каждой из таких земель был старший, или «великий» город, которому повиновались младшие города.) Никакой закон не определял и не ограничивал компетенцию веча. Вече могло обсуждать и решать любой интересовавший его вопрос.

Самым главным предметом компетенции вечевых собра-ний было призвание, принятие, или изгнание князей, неугодных народу. Обычно обе стороны ограничивались обоюдным крестным целованием, во время которого они обещали соблюдать верность друг другу. Но иногда обе стороны заключали при этом определенные договоры. Подлежащими решению веча были вопросы о войне и мире, выборы администрации.

Созывалось вече по мере необходимости: в случае военной угрозы, необходимости смены князя, выбора админист-рации и т. д. Местом собрания служили или княжеский двор, или площадь у соборного храма. Сановник с какого-либо возвышения обращался с речью к народу и объявлял о причине созыва собрания. Граждане более или менее шумными возгласами выражали свое мнение. Решения веча должны были быть единогласными.

Обычай собираться на сходку для собраний был распространен издревле в земском населении Руси и производился не только в городах, но и в волостях (между сельскими жителями), особенно по вопросам хозяйственным: раздел или передел полей, раскладка и разверстка княжеских даней и других повинностей, снаряжение людей на войну и т. п.

В Древнерусском государстве рано проявились тенденции к политическому распаду. Это было закономерностью, свойственной раннефеодальным государствам, которая наблюдалась прак-тически везде, где проходило становление феодальной формации. Попытки некоторых русских князей сохранить единство страны не увенчались успехом, предотвратить дальнейший распад государства не удалось. Отказ от безоговорочного подчинения воле старшего (великому князю киевскому) требовал настойчивого поиска компромисса. Это и послужило началу созыва феодальных съездов, получивших название «снем».

На снемах принимались важнейшие решения по полити-ческим вопросам.

Их работа зависела как от согласования политики феодальных центров, так и от локальных условий. Поэтому состав участников определялся политическими задачами. И хотя на съездах присутствовали высшие духовные иерархи: митрополит, епископы, бояре, крупные дружинники и т. д., ведущая роль на них принадлежала князьям, а точнее, ведущим мотивом было право сильного.

Характерны в этом отношении решения Любечского феодального съезда (1097 г.), оформившие вассальные обязанности в узкой княжеской среде по отношению к киевскому великому князю. По отношению к другим князьям он стал «первым среди равных»13, а оформившиеся отношения сюзеренитета-вассалитета поставили всех подчиняющихся князю феодалов в положение служилых людей. В наибольшей зависимости от князя находилась младшая дружина (и по возрасту, и по социальному положению) и слуги под дворским. (При княжеском дворе существовало управление обширным его хозяйством. Во главе хозяйства стоял дворский — впоследствии дворецкий. Люди, находящиеся в его подчинении, являлись «слугами под дворским».) Крупные феодалы-землевладельцы пользовались большей автономией.

В статусе крупного боярина-вотчиника соединялись право собственности на землю и власть. Первыми вассалами становились князья-наместники, не служившие непосредственно в княжеской дружине. Основной обязанностью вассалов являлась не уплата дани, а военная служба.

Что касается системы управления, то в Древнерусском государстве одновременно существовали: численная (или десятичная) и дворцово-вотчинная. Численная система своими корнями уходила в организацию военного ополчения, которое под- разделялось на тысячи, сотни и десятки, состоявшие под управлением тысяцких, сотских и десятских.

Со временем утрачивается соответствие числовому обозначению. Тысяча стала не вооруженным числом людей, а понятием территориальным. При этом десятские, сотские, тысяцкие стали руководителями более или менее крупных звеньев государства. Так, тысяцкий сохранил функции военачальника, превратившись в воеводу; сотский же стал городским судебно-ад-министративным должностным лицом.

Территория Древнерусского государства, не розданная местным князьям в качестве вотчины, была разбита на волости и погосты. Во главе волости стоял посадник. Институт посадников был наиболее важным управленческим звеном, поскольку именно посадники, назначенные князем, стали выполнять административные и судеб- но-полицейские функции на различных территориях, в том числе и завоеванных: организацию управления в городе и окружающих его волостях, осуществление контроля за финансовыми сборами и их распределение, организацию сбора судебных штрафов. Посадник имел своих отроков, составлявших гарнизон города и обеспечивавших выполнение посадником пере-численных обязанностей.

Функциональные обязанности посадников обеспечивались так называемой системой кормлений. Посадники получали одну треть взимаемых с населения управляемой территории податей на свое содержание и содержание своих дружин.

Дальнейшее развитие государственности, феодализации общественных отношений привели к тому, что численная система была вытеснена дворцово-вотчинной. Дворцово-вотчинная система — это система, при которой органы управления в княжеском дворце были органами управления в государстве, то есть государственные и вотчинные функции составляли как бы единое неразрывное целое, выросшее из идеи соединения управления великокняжеским дворцом с государственным управлением. Приближенные к князю лица, руководящие отдельными ведомствами княжеского двора, осуществляли функции государственного управления. Чинами этой системы были дворецкий, конюший (обеспечение войска конным составом), чашник (отвечал за продовольствие), стольник, ловчий и т. д.

Наряду с дворцовыми чинами были и должностные лица, находящиеся в штате княжеской администрации: таможники, мытники и куноемцы, которые взимали торговые пошлины; осмники наблюдали за строительством. Были и чиновники, выполнявшие судебные полномочия — вирники, которые взимали виры (судебные штрафы за убийства); мечники и метель-ники оказывали помощь судьям при рассмотрении дел.

Венцом, всей политической надстройки, были, безусловно, вооруженные силы. Военная организация Древнерусского государства была органически связана с периодом военной демократии.

Военная демократия как форма общественных отношений появилась у славян в VII—VIII веках. Ее признаками являлись: участие всех членов (мужчин) племенного союза в решении важнейших общественных проблем; особая роль народного собрания как высшего органа власти; всеобщее вооружение населения (народное ополчение). Племенные союзы, возникшие как военные объединения, требовали усиления власти вождя и правящей верхушки. В качестве главной военной силы и одновременно правящей социальной группы во главе таких союзов становились князь и княжеская дружина.

Дружина получала от князя содержание и жалованье деньгами, съестными припасами и другими предметами, которые она собирала для него в виде дани. Кроме того, уже в ранние времена дружинники стали получать земельные участки и угодья и владеть селами. Семьи старших дружинников (имеется в виду и возраст, и социальное положение) или бояр, сосредоточивая в своих руках значительную земельную собственность, закладывают основание высшего сословия или родовой землевладельческой аристократии.

Сыновья дружинников обычно становились такими же верными слугами князя или его преемника, как и их отцы. Древнерусская дружина была выделившееся из народа военное сословие, а не отряд каких-либо наемников. Дружина, служившая вооруженной охраной княжеской власти, постепенно становилась главным органом управления и суда. Именно из среды дружинников князья назначали посадников, тысяцких и других должностных лиц, которые объединяли в одном лице заведование как военными и гражданскими, так и судебными делами.

Итак, костяк войска — это великокняжеская дружина, которая делилась на старшую и младшую (отроки, гриди). При необходимости призывались со своими дружинами другие князья дома Рюрикова. В случае серьезной военной опасности собиралось народное ополчение для защиты от внешних врагов.

Однако по мере укрепления государственности, население, участвовавшее в народном ополчении в качестве «воев», теряло военную мобильность. Особое место стали занимать хорошо экипированные и подготовленные воины — ударный костяк армии того времени. Укреплялось положение старшей дружины, члены которой занимали привилегированное положение. С развитием вассалитета они стали крупнейшими феода-лами и имели в своем распоряжении воинские контингенты.

Кроме дружины и рати у киевских великих князей для подавления народных недовольств и подчинения непокорных городов были наемные отряды, набиравшиеся из варягов, тюрс- ких кочевников и др.

В целом Древняя Русь развивалась в том же направлении, что и крупнейшие страны Европы. Она обладала огромным го-сударственнообразующим потенциалом и высокоразвитой сферой феодальных институтов. И только ордынское разорение, вызвавшее крайне тяжелые последствия, предопределило деформацию естественного хода исторического развития.

<< | >>
Источник: Проценко Ю.Л.. Древнерусское государство и право: Лекция. — Волгоград: Издательство ВолГУ,2000. — 60 с.. 2000

Еще по теме 3. Государственный механизм:

  1. 4. Формирование грандиозной машины завершается созданием нейтрально-го, бесперебойно функционирующего технического механизма отдачи приказаний
  2. 2.4 Органы государственной власти Российской Федерации
  3. 3. Государственный механизм
  4. Механизмы разведки
  5. 4. Государственный надзор за деятельностью страховых организаций
  6. § 2. Понятие, виды и структура государственного долга. Методы управления государственным долгом
  7. § 3. Государственный долг. Управление государственным долгом
  8. 3.1. Механизм платы
  9. 7.6. Государственный таможенный комитет РФ
  10. § 5. Государственное регулирование межбюджетных отношений
  11. § 1. Механизм правового регулирования общественных отношени
  12. Наука и власть — условия формирования взаимодействия и возможные механизмы кризиса
  13. ГЛАВА 5МЕХАНИЗМЫ РАЗРЕШЕНИЯ ПРАВОВЫХ КОНФЛИКТОВ