<<
>>

XIV. Происхождение масонства. «Зогар» и его космогония. Левая или зловещая каббала.

Установив изложенное, нельзя для полноты картины умолчать и о том, что наравне с иудаизмом масоны впадают в каббалистику цифр, букв и слов. В этом ещё раз наблюдается отражение того всемирноисторического факта, что жизнь человеческих обществ движется только путём видоизменения пережитков.
Отсюда явствует, что и само масонство не есть чтолибо новое.

Обоготворение полового инстинкта под видом созидающего и воспринимающего начал вселенной; оскотинивание человеческих масс под предлогом возвеличения «посвящённых» над невеждами; тирания сокровенных владык и варварство деспотизма самих тайных сообществ яко бы во имя свободы; наконец, подлость и зверство преступлений, неизменно отмечают своё шествие на протяжении веков оскорблениями человеческой природы, равно как всех присущих ей упований на высокое и прекрасное.

Мы видим сходные с масонством черты уже в таинствах Изиды и Озириса, в мистицизме Адониса и Астарты, в чародействах ХалдеоСирии, среди фаллического культа Баал Фегора, как и в культе ктеиса, в ритуальной проституции и человеческих жертвоприношениях даже в Карфагене, в Элевзинских таинствах и в ритуале Митры и в вакханалиях Рима, в жестокостях таких последователей азиатского, преимущественно семитического оккультизма, какими являлись не только Гелйогабал, Нерон или Диоклетиан, но и Адриан и сам Марк Аврелий, в гностицизме и манихейстбе; у измаилитов Египта и у друзов Ливана, у альбигойцев и тамплиеров, у розенкрейцеров и мартинистов, у бабистов и у последователей «Высокой Просеки» (La Haute Vente), y европейских и американских масонов и, наконец, в тайных обществах Китая и Японии.

Ужасающее и нелепое, отвратительное и смешное переплетаясь в оккультизме, дают, между прочим, евреевзогаристов или франкистов либо низводят кагал в мракобесие над «тридцатью двумя таинственными премудростями», каковыми почитаются двадцать две буквы еврейской азбуки и первые десять чисел.

Что же касается трактата «о десяти сефиротах», или числах отвлечённых, под которыми разумеются самые общие и необходимые формы всего существующего, так сказать, категории вселенной, а также о том, как, принимая всё более материальный характер по мере своего удаления от общего источника, они произошли из Первоначальной Единицы, то «Зогар» учит так:

Проистекая из предвечной субстанции, первый сефирот именуется диадемой.

Через него бесконечное освобождается от конечного и становится само собой в наиболее полном сосредоточении своих сил и качеств. Из диадемы одновременно возникают два новых атрибута: разумение – принцип мужской и смышленость – принцип женский. Эти рождают сына – знание, которое, впрочем, не имеет отдельного существования. Эти три первые сефирота образуют неразделённую тройственность, под которой разумеется безусловно единое бытие, вечный разум или творческое слово, равно как и то понимание, какое разум имеет о себе самом. Из смышлености возникают два следующие сефирота – милосердие, или величие, и правосудие, или могущество, объединяемые в третьем атрибуте и в их общем средоточии – красоте, сказанные три сефирота со своей стороны представляют вторую тройственность, равным образом неделимую. Засим проистекает третья тройственность того же характера. Эта, последняя, слагается из славы сак принципа чисел, торжества как принципа действия, и первоосновы сак принципа зарождения. Десятый сефирот, именуемый царственностью, есть верховная гармония, сочетающая все предыдущие сефироты. В свою очередь три упомянутые тройственности отражаются в единой, более возвышенной, тройственности: диадема, или бытие абсолютное; красота, или бытие идеальное и царственность, или видимое бытие в природе. Обладая в этот момент совершенным познанием себя самого, Божество становится «человеком идеальным или божественным». Имя ему Адам Кадмон.

Возродив, таким образом, самого себя, Божество порождает и вселенную. Она бьёт ключом из Его чела. Преемственность эманации, начинаясь ангелами и духами и завершаясь материальными формами, равно как стихийными элементами природы, происходит для самого Божества через постепенное развитие незыблемых форм, возникших из Адама Кадмона. Эти формы, числом десять, также называются сефиротами.

«Первый из них, – говорит Иосиф Франк (глава франкистов), есть дух Бога живого или вечная божественная премудрость, равнозначная Слову или Глаголу. Второй есть веяние или дыхание разума, внешний признак мысли и слова, или иначе – воздух, на котором, согласно выражению текста, вырезаны и начертаны буквы еврейского алфавита.

Третий сефирот – вода, порождённая воздухом, как воздух в свою очередь рождается из голоса или слова. Сгущенная и сжатая вода производит землю, глину и мрак, как и самые грубые элементы этого мира. Четвёртый сефирот – огонь, который является тончайшей и прозрачной частью воды, как земля представляет её грубую и непрозрачную часть. Из огня Бог создал трон своей славы, равно как небесные колёса, т.е. шары, рассеянные в пространстве, а также серафимов и ангелов. Путём соединения вечных элементов был воздвигнут дворец или храм Божества, пребывающий отдельно от вселенной. Наконец, четыре основные страны света и два его полюса представляют остальных сефиротов».

Во всей полноте своей происходя от Бога, созданное не способно являться ничем, кроме деяния любви. В той бесконечной цепи, где Адам Кадмон есть первое звено, а грубая материя – последнее, существует понижающая прогрессия, где несовершенство тем очевиднее, чем предмет больше удалён от первоисходного начала.

Однако, ни над чем в природе нет проклятия, ничто не подвергнуто осуждению. Жизнь не есть падение человека, как и зло не особый принцип, а только омрачение добра.

Сатана имеет лишь мимолётное владычество. Через разные ступени искупления он должен вернуться к бесконечному Бытию. Сама преисподняя в конце времён обратится в приют наслаждения.

Ангелы, в свою очередь, занимают немалое место в каббалистическом символизме. Впрочем, эти воображаемые существа не имеют личной власти. Как простые силы, они безустанно движутся в одном направлении. Хотя и совершенно чистые, они всётаки – лишь орудия, исполняющие предустановленную задачу, и, значит, уступают свободному и ответственному за свои действия человеку.

Противоречие с Пятикнижием учения каббалы заключается в её пантеизме, хотя видоизменённом и туманном. Это учение носит печать заимствования у Зороастра и Пифагора, да и вообще из маздеизма и эллинизма, равно как из разных мистических сект Азии.

Стараясь, тем не менее, примирить каббалу с Пятикнижием, её приверженцы утверждают, будто в Писании, независимо от буквального содержания, заключается сокровенный смысл в нескольких модуляциях.

К сожалению, мы не можем останавливаться на этой проблеме. Заметим только, что для раскрытия изобретённого таким образом таинственного смысла придуманы разные способы и приёмы, из которых в так называемой символической каббале главнейшими признаются: а) гематрия (геометрия), которая распадается на арифметическую и фигуративную. Она объясняет слова по их числовому значению либо внешнему виду; б) нотарикон (от латинского notare). Он состоит в том, что из начальных или конечных букв нескольких слов делается одно, которое и объясняет их внутренний смысл, или, наоборот, из букв одного слова составляется несколько новых слов; и в) темура или анаграмматическая перестановка букв. Она бывает разного рода: вопервых, буквы, заключающиеся в одном слове, перестанавливаются по произволу для образования другого. Например, из Малахии (Малхи – поеврейски) выходит Михаил. Вовторых, буквы этого слова заменяются другими так, что вместо первой буквы азбуки, становится последняя и наоборот, вместо второй – предпоследняя и наоборот, и т.д. Посредством этого способа (он называется атбаш) слово Сесак у Иеремии, значение которого неизвестно, читается как Бабель, т.е. Вавилон. Втретьих, двадцать две буквы еврейской азбуки пишутся в две строки, по одиннадцати в каждой. Вслед за тем двенадцатую букву ставят на место первой и наоборот, тринадцатую – на место второй и т.д. Этот способ замены букв называется албам. Вчетвёртых, каждая буква слова заменяется другой, непосредственно следующей за ней по азбучному порядку, т.е. «б» заменяет «а», «в» заменяет «б» и т.д. Вообще же говоря, каждая буква может быть переставлена или заменена другой 231м способом.

Понятно, что таким образом каббалисты находят в Писании всё, что им вздумается.

Независимо от символической, есть реальная каббала, распадающаяся на теоретическую и практическую. Объяснение увлекло бы нас слишком далеко.

Раньше мы уже говорили о СеферИецирахе. Этот отдел каббалы соответствует «истории книги Бытия», т.е. первой книге Моисеевой (Маассех берешит).

Несравненно более обширная, вторая книга каббалы, называется Зогар или «История Небесной Колесницы» (Маассех меркабад), о которой повествуется в видении Иезекииля. СеферИецирах приписывается то Адаму, то сподвижнику свирепого Бар Кохэбы, не менее кровожадному рабби БенАкибе. Автором же Зогара называют Симона бен Закхея. И то, и другое ни на чём не основано. Действительное же происхождение каббалы теряется во мраке веков.

Сверх того, что о древних каббалистах сообщает талмуд, мы ничего не знаем об этом учении евреев до X столетия по Р.Х. Позже среди выдающихся каббалистов известны: Саадиа Гаон, Моше бен Нахман и Моисей Лионский (XIII века), при котором «Зогар» впервые стал известен в Европе; Меер бен Габаи и Иосиф Каро – знаменитый составитель поныне действующего еврейского катехизиса – «ШулханАруха»; Соломон аль Кабец, Моисей Кордуэро, Исаак Луриа и другие.

Из христианских писателей первым, кто открыл Европе название и само существование каббалы, был Раймон Люлль (см. его «Ars Magna»). Затем о каббале писали для христиан: еврей Павел Риччи, Пик де Мирандоль («Conclusiones Cabbalisticae», изд. в Риме в 1486 г. ) и Рейхлин («De Verbo mirifico», Базель, 1493 г. и «De Arte Cabbalistica», Гагенау, 1517 г. ). Из более же древних адептами каббалы являлись: Акиба, Филон, Авиценна и Корнелий Агриппа. Из позднейших можно назвать: Парацельса, Роберта Флуда, ФанГельмонта и Якова Бема, а с XVI века – Постеля, Пистолия, Вуазэна, Кирхера, в особенности же– Розенрота («Cabbala denudata», Зальцбург, 1677 года и Франкфурт, 1684 года). Наконец, из самых новейших авторов упомянем Фрейштата, Толлука, Адольфа Франка и аббата Чиарини.

Каббалистические идеи до половины XVII столетия имели значительное влияние на обработку богословия, философии, естественных наук и медицины. В Средние века, Европа утратила последние следы науки и умозрения. Разрушенная и прогнанная из христианского мира грекоримская цивилизация почти совершенно исчезла. Лишь коекакие литературные и философские обрывки нашли убежище у арабов.

В Европе уровень человеческого разума пал так низко, что мистические и религиозные варварства могли развиваться свободно.

В сокровенных знаниях люди видели высшую мудрость. Отсюда – всеми классами общества постепенно овладели: астрология с её гороскопическими звёздами и предсказаниями будущего; алхимия с философским камнем и эликсиром вечной жизни; демонология с дьявольскими чарами; магия и её мрачные талисманы; онейрократия или наука о сновидениях; теургия и гоэтия – науки о сношениях с добрыми и злыми духами; некромантия – искусство вызывать мёртвых; колдовство или порча – сверхъестественное мастерство с помощью воплощённого дьявола; тавматургия – наука о чудесах; мистицизм всякого рода с его миром несметных духов; хиромантия, аэромантия, гидромантия, пиромантия и иные разные виды человеческого безумия.

В старые времена, например, во Франции большинство врачей и астрологов были евреи. Эти познания распространились среди «избранного народа» ещё от дней пленения вавилонского. Именно евреи являлись главными продавцами любовных напитков ещё весёлым дамам древнего Рима. Знакомство же с судебной астрологией, чем те же евреи весьма гордились, с одной стороны, и добытые тёмными путями богатства, с другой, являлись причинами тех насилий и преследований, о которых сохранила память история. Народы вымещали своё негодование над обладателями тайн для всяческих злоупотреблений и эксплуататорами невежества, чернокнижия и обмана.

Гностицизм, арианизм, манихеизм в свою очередь произошли из каббалы, неловко обнародованной. Каббала – мать знаний сокровенных и учение гностиков, как еретичество, до гнусности усилившее разврат нравов и заблуждения разума, родились от каббалистов. Гностицизм, изобретённый, как выше сказано, евреем Симоном Волхвом, унаследовал свою теургию через каббалистов от халдеев. Раввины в талмуде поучают нас, что все члены великого санхедрина были последователями магии; что, происходя из Урала, страны сабеев, сам патриарх Авраам занимался некромантией и научил этому искусству своих жён и сыновей, и что, наконец, по примеру Авраама Давид был также приверженцем магии и астрологии.

В Средние века тайны Эноха, книги Гермеса и каббала были в большом почёте у алхимиков.

Через завесу иерархических и мистических аллегорий древности; сквозь мрак и причудливые испытания волшебных «посвящений»; за печатью в свою очередь священных письмен на развалинах Ниневии и Фив, равно как на почернелых лицах сфинксов Ассирии и Египта; в странных эмблемах сочинений по алхимии; среди обрядов восприятия, применяемых современными тайными обществами, мы неизменно встречаем доктрину, повсюду тождественную и укрываемую тщательно. Входя в теурию высших магических посвящений, эта доктрина, несомненно, та самая, какую исповедуют евреи в своей каббале. Они восприняли её от халдеевсабеистов, происшедших от Хама и, стало быть, являвшихся наследниками сыновей Каина.

«Учение каббалы, – свидетельствует столь бесспорный авторитет, как Элифас Леви, – является догмой и философией высшей магии. Сокрытое под именем каббалы, оно указано как в священных иероглифах древних храмов, так и в мало известном доныне ритуале масонства древнего и современного. Всё, что есть научного и воистину грандиозного в мечтах и верованиях иллюминатов Иакова Бема, Сведенборга и СенМартина заимствовано у каббалы. Ей именно обязаны своими тайнами и символами масонские ассоциации. Только каббала освящает союз мирового Разума и божественного Слова. Она одна владеет ключами настоящего, прошедшего и будущего». Жаль, что Леви умалчивает об одном: кровь человеческая есть основание всяческих проделок магии.

В период Средних веков евреи как вернейшие хранители секретов каббалы почти всегда являлись и ординарными, так сказать, профессорами магии. Представляя на земле духа тьмы (Ев. Иоанна, VIII, 44), они были предуказанными его миссионерами и главными наставниками сокровенных знаний. Следовательно, допуская в свои главари евреевкаббалистов, всякое сообщество тайн и разрушения тем самым отдаёт себя во власть наследственным хранителям учений, приуроченных к его сокрытой цели. Вот чего не ведает чернь «посвящённых». Всякий же понимающий и серьёзный адепт, преклоняясь пред такими евреями, не может, однако, не сказать себе: «они наши истинные отцы в познании».

Таким образом раскрываются горизонты, куда масоны и евреи хотели бы вернуть человеческие стада, когда совершенно захватят господство над ними.

Этому результату, без сомнения, немало способствуют евреизогаристы. Ещё в XVIII столетии они успели приобрести большое влияние при польском и австрийском дворах. В царствование Августа II и Станислава II Понятовского означенные сектанты – иудеи, изрядно размножившиеся, крестились. Знатнейшие магнаты, являясь воспреемниками, давали новообращённым свои фамилии с лёгкими искажениями, но без титулов.

Сам же Франк, высылаемый то из Вены, то из Брюгена, то из Оффенбаха, окружал себя царским великолепием и таинственностью. Придворный штат его состоял, по крайней мере, из тысячи исключительно крещёных евреев. Как и относительно Калиостро, никто не знал, откуда берутся необходимые для жизни средства... Франк умер 78 лет в 1797 году.

С течением времени смешанные браки, подлог документов и подкуп доставляли франкистам дворянство, а иной раз и графский титул. Сливаясь таким образом с кровной польской знатью, франкисты отнюдь не разрывали и своей связи с кагалом.

То же самое делали мараны и сефардимы – крещёные евреи в Испании, которые с эпохи Фердинанда и Изабеллы, т.е. с конца XV века, до дней французской революции, значит, в течение трёхсот лет, считались христианами, а по объявлении в 1791 году равноправия внезапно оказались евреями.

Желая разведать политические тайны секты франкистов, известный директор полиции при Наполеоне I Фуше направил в эту «Quin Essenz der Schelmerei» особых агентов. Увы, он не узнал ничего, так как все его агенты оказались сами франкистами. Здесь мы видим образчик деятельности, быть может, опаснейшей и вместе ближайшей к масонству иудейской разновидности.

С целью выяснить, насколько могло быть искренним крещение франкистов, припомним в дополнение ко всему, нам известному, например, следующее:

Член французской академии граф де Шампиньи в своём прекрасном труде «Rome et la Judee», говорит так:

«Евреи не только отвергли христианство, но и для искоренения его предпринимали всё, что могли. И они это сделали именно потому, что не признавая человеческого достоинства ни в ком, кроме самих себя и будучи совершенно чужды Божественной религии милосердия и самоотвержения, возвещённой Иисусом Христом, они видели в ней лишь отрицание присвоенной ими себе монополии на эксплуатацию мира.

Не только в самой Иудее, а и вне её, в Риме, в Азии, в Греции, в Македонии, в Понте, в Галате, в Каппадокии, одним словом, повсюду, христианские церкви, с каким бы благочестием ни относились они к воспоминаниям и легендам иудаизма, неизменно встречали в синагоге свирепого врага, который ради удовлетворения своей мстительности не брезгал ничем и ни перед чем не останавливался. Чтобы задушить христианство в колыбели, синагога одинаково взывала: к Моисею и Юпитеру, к своему санхедрину и к языческим жрецам; к старейшинам Израиля и к римским проконсулам; к застарелому памятоизобилию мозаизма и к страстям идолопоклонства; к народному изуверству и к половым слабостям; к самолюбию аристократии и к подозрительности тиранов; к суду и кинжалу, к цезарю и к бунту!..»

Имея возможность проникать повсюду, между прочим, как титулованные христиане, франкисты подготовляют революцию в той или иной стране, необыкновенно, через проникновение в её политическую полицию, или же, по крайней мере, успевают парализовать её деятельность. Повидимому, главным образом среди франкистов избираются те заправилы масонства, которыми направляются мероприятия лож к ниспровержению государственного строя. Такие замаскированные коноводы числятся, тем не менее, лишь заурядными масонами, и для исполнителей своих злодейских повелений остаются неизвестными.

<< | >>
Источник: А. С. Шмаков. Свобода и евреи. 2011. 2011

Еще по теме XIV. Происхождение масонства. «Зогар» и его космогония. Левая или зловещая каббала.:

  1. XIV. Происхождение масонства. «Зогар» и его космогония. Левая или зловещая каббала.