<<
>>

Земли Старого Свет

193

7 Р. А. Агеева

На Руси в старину не было четкого представления о границах иноземных государств. Как собственно рус-ские феодальные владения, так и территории, населенные соседними народами, назывались землями: Полоцкая, Угорская, Армейская, Еллинская.

Еще в XVII в. русская рукописная «Козмография» (т. е. «описание мира»), следуя образцам географических сочинений средневековья, дает традиционные, почерпнутые из Библии, наз-вания описываемым странам, хотя к тому моменту основ-ные географические открытия нового времени были уже завершены. Вот как, например, описывается Сибирь: «Земля царство сибирское нарицаемое зверообразных людей... живут по лесам и по рекам... питаются зверми и рыбою... и ядят крававое и сырое, веры же они и грамоте не умеют». А. В. Суперанская [1979], изучавшая руко-писную «Козмографию», которая хранится в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина, приводит из нее ряд названий стран. Многие из них имеют форму имен прилагательных: земли Грузинская, Датцкая, Свитц- кая (=Шведская), Перская, Египетская, Финическая (=Финикийская), царство Арапское, Китайское, Елац- ское и др. Встречаются и названия стран на -ия, притом, как правило, не с тем ударением, которое свойственно им теперь: Италия, Сардйя, Фарсйя, Индия, Асирйа, Ли- вйа (лишь название Византия сохраняет первоначальное ударение, как в греческом языке). Эта модель ударения

существовала до XVIII в.; уже во времена М. В. Ломоно-сова она считалась устаревшей. Что же касается форм на -ия(-иа), -ика, то они были характерны для названий стран в латинском языке (ср. у Птолемея: Gallia, Mysia, Tavrica, Cymbrica). В позднесредневековой латыни, быв-шей в ходу у европейских ученых, этот тип имен стал очень продуктивным при назывании стран: Россия, Грузия, Якутия, Моравия, Болгария.

В Древней Руси для обозначения территории, объеди-ненной одной верховной властью, употреблялись термины земля, волость, власть, область [Насонов, 1951, с.

34]. Термин земля древнее термина волость. О земле говорили преимущественно тогда, когда речь шла именно о терри-тории: в «землю» можно было въехать, «землю» повоевать, захватить и т. д. Землю связывали не только с феодаль-ными центрами, но и с соответствующим племенем, па- пример: Деревская земля, т. е. «земля древлян», Поль-ская земля — «земля полян».

Другой известный славянский способ называния зе-мель — это полная идентичность названия эемли и этно-нима во множественном числе: вятичи — в Вятичехъ (т. е. в земле вятичей), чеш. Cechy, v Cechach «чехи», «Чехия», «в Чехии». Польское выражение «w polnocnych Niemczech», т. е. «в северной Германии», буквально озна-чало «(в земле) северных немцев». Следы этого способа словообразования мы видели и в современных русских говорах: «уйти в Чухны». Другим собственно славянским типом именования земель, территорий были названия с суффиксом -щина (Смоленщина, Чухошцина), в поль-ском языке -szczyzna (ср. Guculszczyzna «Гуцулыцина», «земля гуцулов»).

Названия чужеземных стран попадали в русский язык разными путями: черев библейскую традицию, из грече-ских и латинских источников, через посредство немецкого и польского языков и т. д. Древние названия стран звучали в русском поэтическом языке вплоть до начала XIX в. Одно из них — Альбион (ср. у А. С. Пушкина: «С героем дивным Альбиона...», «Лети во мрачный Аль-бион...»). Обычным эпитетом Альбиона было слово ту-манный: речь шла об Англии.

Впервые название Альбион появляется в трудах ан-тичных географов после плавания в 350—320 гг. до н. э. Пифея из Массалии. Пифей, видимо, услышал это назва-ние на полуострове Корнуолл: оно относилось к близле-жащей части территории Англии. Как обычно считают, слово Альбион означает «белый» (ср. лат. albus^n назва-ние было дано острову по той причине, что его берега сложены белыми меловыми утесами. Есть и другое объяс-нение: из кельтских языков — «горный остров». Альбион вместе с Касситеридами (или Эстримнидами) — островами, трудно отождествимыми с какими-либо современными островами близ берегов Англии,— назывались Британией.

Греки считали Касситеридские острова «оловянными островами»: по созвучию с греческим словом касситерос «олово», а также потому, что с островов на континент действительно доставлялось олово.

Но это название на самом деле кельтского происхождения и означало «очень дальние острова». Что же касается Британии, то населяв-шее ее кельтское племя именовалось бритты, т. е. «рас-крашенные», так как, по сообщению Помпония Мелы, они имели обыкновение наносить на тело синей краской раз-личные узоры.

Античному образованному миру европейские страны к северу от Греции и Рима становились известны по мере «открытия» или завоевания земель варваров. С помощью сухопутных торговых путей, а также океанских плаваний были обследованы западные и северные берега Европы. В описаниях Гимилькона и Пифея в V—IV вв. до н. э., кроме Италии, Иллирии и Греции, известны Иберия и Тартесс на Пиренейском полуострове, Кельтика к северо- востоку от него, Британия и Иерна, т. е. Ирландия. Все западное побережье материка представлялось как обшир-ная область залива Метуония; очертания ее были схема-тично сглажены: они были незнакомы мореплавателям. Между Истром и Танаисом, т. е. между Дунаем и Доном, простиралась огромная неизвестная Скифия. Границы земель разных народов географам античности рисовались весьма приблизительно. Как правило, финикийцы, греки, римляне называли эти земли по населявшим их народам: Кельтика, Иберия, Галлия, Германия. Были и исключения из этого правила. Таково, например, название Испания, данное финикийцами: в их языке И-шпанним означало «Берег кроликов»: в районе финикийской колонии Гадир (Кадис) в Южной Испании было много кроликов.

Самое раннее упоминание о государстве Тартесс (Тар- шиш) с одноименной столицей в Южной Испании содер-жится в финикийской надписи IX в. до н. э. на острэве Сардиния. Тартессийская держава, названная по племе-нам тартессиев,— иберийское государство. Оно было ос-

7* 195 новано еще раньше (до 1100 г.) и распалось в конце VI в. до н. э., возможно, в связи с усилением Карфагена.

Мерной или Ибернией древние авторы называли Ирландию. Более правильное название — Иерна, оно соотносится с собственно ирландским именем острова — Eire, ср.

др.-ирл. Eirinn «западный» (отсюда этноним иры и англ. Ireland «страна иров»). Форма же Иберния ошибочно возникла по аналогии с латинским словом hiberna «зимовка» во время походов Цезаря.

Начиная с VIII в. до н. э. греческие мореплаватели и колонисты, осваивавшие берега Черного моря, открыли для себя обширную страну с пестрым этническим составом, которую назвали Скифией. Геродот, много путешествовавший и собиравший материалы для своей «Истории», дал первое дошедшее до наших дней описание Скифии и народов, населявших ее. Геродот различал скифов-пахарей, кочевников и так называемых царских скифов. Про-исхождение группы скифских племен не совсем ясно, возможно, что основная часть причерноморских скифов пришла в конце VIII в. до н. э. из Средней Азии. У ски-фов во времена Геродота уже существовала государственность. Сам этноним скифы — неизвестного происхождения, но он стал рано употребляться ассирийскими источниками начала 1-го тысячелетия до н. э. в форме ишкузаи; иранское их название — skuda. Большая часть скифских племен говорила на языках иранской группы, однако в составе племен были и иноязычные этнические группы. Скифы и близкие им сарматы (Сарматия находилась за Доном) оставили значительный след в культуре всего Северного Причерноморья; есть основание думать, что в составе союза скифских племен могли быть также и славяне.

Писатели-географы эпохи Александра Македонского знали и о скифских племенах в Средней Азии, но они не смешивали среднеазиатскую Скифию (которая для них была, в отличие от Геродота, основной) со Скифией при-черноморской [Ельницкий, 1977, с. 65]. На карте Птоле-мея причерноморская Скифия уже называется Сарматией, хотя Птолемей и показывает в ее пределах многие древне- скифские племена. С другой стороны, все пространство от Волги и до Серики (т. е. Китая; Китай в латинской и греческой традиции назывался Seres; отсюда, между прочим, названия шелка в европейских языках, ср. лат. sericus «шелковый», др.-сканд. silki и рус. шелк) Клавдий называет Скифией; это наименование, по-видимому, в соз- нании греков особенно прочно привязывалось к степным азиатским пространствам.

Самые ранние рабовладельческие государства в Европе возникли на островах и на берегах Средиземного моря.

На острове Крит государство образовалось уже на рубеже 3—2-го тысячелетий до н. э. с центром в Кноссе. Греческие племена ахейцев в XVII—XVI вв. до н. э. основали на полуострове Пелопоннес города-государства Мике» ны, Пилос и др. Исследователи предполагают, что самоназвание греков ахейцы отразилось в хеттских источниках: страна Аххиява в Малой Азии рядом с Хеттским царством. Это обстоятельство послужило, в частности, основанием для гипотезы о продвижении греческих племен на Балканы из Малой Азии [Гамкрелидзе, Иванов, 1981, с. 16].

В начале 1-го тысячелетия до н. э. в Греции выделя-лись большие области Ахейя, Аркадия, Лакония, Аттика, Беотия, Фессалия, Македония, Эпир и др. Большая часть этих земель вошла затем в державу Александра Великого. Собственно Грецией италики назвали часть земель на Балканах по имени небольшого племени греки в Эпире. В античную эпоху страна называлась Элладой.

На Апеннинском полуострове также сложился ряд исторических областей, вошедших затем в состав Римской империи. Области эти назывались по населявшим их многочисленным народам: Этрурия, Лигурия, Апулия, Ла- ций, Умбрия и др. Северная Италия, носившая имя Цизальпинской Галлии, была населена галлами (римское название кельтов). Римляне, освободившись из-под власти этрусков, с V в. до н. э. приступили к объединению своей основной центральной области — Лаций (от него пошло название латинского языка) и к расширению своих владений. В результате Пунических войн в конце III в, до н. э. вся Италия была романизована, а римские владения вышли за пределы Италии: прежде всего римляне укрепились в Галлии и Испании, а также на островах Сицилия, Сардиния и Корсика. Названия последних связаны с древними этнонимами сикулы (родственный лигу- рам народ средней и южной Италии и Сицилии; скорее всего, язык их был неиндоевропейским); сарды и корси (родственные иберам народы, также говорившие на неиндоевропейских языках).

Значительно изменило политическую карту Европы завоевание римлянами Галлии, которое началось еще во II в.

до н. э. и было завершено при Юлии Цезаре в тече- ниє восьмилетней войны 58—51 гг. Основное население страны составляли кельты, как явствует ив «Записок о Галльской войне», оставленных Цезарем. Лишь на юго- западе страны, в области Аквитании, жили аквитаны, близкие к иберам. Так называемая Нарбонская Галлия, получившая имя по основанной еще в 118 г. колонии Narbo Martius, имела при Цезаре статус «провинции»: отсюда современная область Прованс на юге Франции. При императоре Августе вся Галлия была разделена на три провинции: Аквитанскую (центр — город Бурдигала, затем Бордо), Лугдунскую (центр — город Лугдунум, позже Лион) и Белгскую. В последней, самой отдаленной провинции романизация шла медленно, кельты долго сохраняли свою этническую самостоятельность. Особенно выделялась кельтская область Арморика (от кельт, ар- мор «поморье») — атлантическое побережье Галлии от устья Луары с полуостровами Котантен и Бретань.

Римляне завоевали Ирландию, а также Британию, кроме северной ее части, которую они назвали Каледо-нией. Шотландией, или «страной скоттов», она стала именоваться лишь с VII в. н. э., после того как кельтские племена скотты, совершавшие набеги на западные берега Британии из Ирландии и с острова Мэн, заняли большую часть Северной Британии.

Несмотря на все попытки Рима завладеть Германией, земли которой простирались к востоку от Рейна и далее к Одеру и Висле, римлян постигла полная неудача. Но в Центральной Европе они завоевали заальпийские страны: Гельвецию — область кельтских племен гельветов, Рецию — область ретов, которых считают либо родственными этрускам племенами, либо кельтами. Это были области, соответствующие современным восточной Швейцарии, южной Баварии и Тиролю. Между верхним течением Дравы и Дунаем располагалась римская провинция Но- рик, а на части современных территорий Венгрии, Югославии и Австрии — Паннония. Обе провинции были населены различными кельтскими и иллирийскими племенами.

Параллельная экспансия Рима в Восточную Европу привела к зависимости от Рима стран Подунавья и Бал-канского полуострова: Македонии, Иллирии (позже Дал-мации), Мёзии, Фракии и Дакии. Все эти исторические земли были населены народами, говорившими на индо-европейских языках. В настоящее время эти территории принадлежат Греции, Югославии, Румынии, Болгарии и Венгрии. Память о римском времени сохранилась в на-звании народа румыны, говорящего на восточнороман- ском — румынском — языке, и страны Румыния(Ro-mania). Название Румынское княжество впервые офици-ально было принято с 1862 г., когда объединились суще-ствовавшие с XIV в. княжества Валахия и Молдова.

В 395 г. п. э. Римская империя разделилась на За-падную и Восточную, и менее чем через 100 лет после того Западная Римская империя пала под натиском вар-варов; Восточная Римская империя под названием Ви-зантия (от имени древнего города Византий на берегу пролива Босфор, с IV в. Константинополь, с 1453 г. Стамбул) просуществовала еще тысячу лет.

Средневековая Европа становится ареной образования крупных государств варваров на развалинах Римской империи. Нашествия германских племен — готов, лан-гобардов, вандалов и др. привели к созданию в конце V в. королевства Одоакра в Италии, королевства вестготов в Испании. Англосаксы занимают юго-восток Британии, остготы — бассейн Дравы и Савы и Причерноморье. Почти всю восточную и часть Центральной Европы зани-мают гунны. В VI в. крупным государственным объеди-нением становится королевство франков, которое посте-пенно расширяет свои владения. В середине VII в. лан-гобарды владычествуют в Италии (от их имени — назва-ние исторической области Ломбардия); в Северном По- дунавье образуется Аварский каганат. Политическая кар-та Европы резко меняется в VIII в.— империя Карла Великого, Кордовский эмират. С X в. существует уже ряд государств в Восточной Европе — Польское, Чеш-ское, Венгерское государства, Киевская Русь, Болгарское царство, княжества Хорватии и Сербии.

В течение веков Европа постоянно менялась, делилась и перекраивалась. Карта Европы, например XVI в., ра-зительно отличается не только от современной, но и от карты Европы более близких периодов — XV и XVII вв. Здесь нет нужды подробно останавливаться на всех изменениях, достаточно просмотреть исторический атлас.

Другой вопрос представляет интерес: как впервые в истории появляется название какого-либо государства и с чем это связано? Какие процессы приводят к этническому самосознанию, к осознанию единства и целостности своей территории, своего государства? В какой момент перед взором окружающих соседних народов вместо неопределенной «земли», населенной теми или иными пле- менами-земледельцами или племенами-кочевниками, является сильное политическое объединение со своим именем — самостоятельное государство, с которым необходимо считаться? Так, на месте прежних областей ретов и гельветов, завоеванных сначала римлянами, затем але- маннами, бургундами, остготами и вошедших с X в. в состав Священной Римской империи, возник союз лес-ных кантонов Швиц, Ури и Унтервальден, отстоявших к концу XIV в. свою независимость в борьбе с Габсбур-гами. Русское название Швейцария, нем. Schweiz, франц. Suisse, итал. Svizzera и др. восходят к позднему средне-вековью и связаны с именем кантона Швиц. Но античное! имя Гельвеция в Швейцарии не было забыто. На территории Швейцарии в 1798—1803 гг. была Гельветическая республика. В 1848 г. страна из союза кантонов превратилась в более прочное и единое союзное государство — Швейцарскую Конфедерацию (Confederation Helvetica). В настоящее время в официальных языках страны (немецком, французском и итальянском) употребляется общепринятое название — Швейцария.

Ярким примером того, как может возникать, расширять свое значение, закрепляться за государством и длительное время существовать его историческое название, может служить Франция. Германское племя франки сложилось в III—IV вв. Подобно другим германским племенам, в результате напора славян с востока и гуннов с юго- востока франки стали нарушать границы Римской империи. В середине IV в. они появляются в Брабанте и удерживают его за собой. С падением Рима франки устремляются из Брабанта на юг и на запад через Рейн; во второй половине V в. они становятся самым сильным среди германских племен. Предводитель франков Хлодвиг (481 — 511 гг.) стал основателем франкской державы, в 486 г, он вторгся в Галлию и завоевал страну вплоть до Луары, в 507 г. подчинил себе вестготские владения между Луарой и Гаронной. Преемники Хлодвига включили в государство Бургундию, вестготские владения между Гаронной и Пиренеями, Прованс, Ретию и Баварию» Большое Франкское государство административно дели-лось на Нейстрию — западную половину и Австразию — восточную, за Рейном (этот принцип называния сохра-нился и позже, в IX в., когда на развалинах империи Карла Великого образовалось несколько государств, в том числе Австрийская марка «восточный край», давшая название современной Австрии). Впоследствии огромная им- перия франков была поделена между сыновьями Карла Великого, но окончательное разделение германских земель на Францию и Германию произошло по Верденскому договору 843 г.

Франкское завоевание не привело к германизации Галлии; франки очень быстро оказались втянуты в сферу галлоримской культуры. Романский элемент оказался самым сильным: он подчинил и кельтов, и германцев всей Галлии. Территория в бассейне рек Сены и Луары, где галло-римское население в течение ряда веков сохраняло свою неприкосновенность, стала центром формирования того романского языка, который с IX в. в отличие от складывавшегося на юге провансальского языка назы-вался «французским». Все владения императора Карла Великого, за исключением Италии, носили название reg- num Francorum «Королевство франков», но еще до распада государства уже появился новый термин Francia, прежде им, как правило, обозначали только земли север-нее реки Сены. После Верденского договора владения трех сыновей Карла Великого разделились на три «Франции»: западную, среднюю и восточную. В Германии имя Франция не привилось и сохранилось только в названии исторической области Франконии. Но название Франция закрепилось за областью по среднему течению Сены, прежде называвшейся «герцогство Франции», позже Иль- де-Франс «Остров Франции». Эта область стала доменом династии Капетингов, но с нее началось расширение государства, занявшего впоследствии всю территорию древней Галлии. И несмотря на то что собственно Францией считалась совсем небольшая область, в средние века в народе сохранялись воспоминания о большой стране Франции, пределы которой составляют реки Шельда и Маас, Атлантический океан и река Эбро.

В эпоху феодализма Франция представляла собой ряд разрозненных вассальных княжеств и французские коро-ли были действительными хозяевами только в своем домене с главными городами Парижем и Орлеаном. Но с началом экономической революции XII в., с усилением движения за освобождение городов, буржуазии и крестьянства при поддержке церкви королевская власть во Франции стремилась к созданию единого национального государства. Объединение Франции было в основном закончено при последних Капетингах к середине XIV в., хотя еще в середине XV в. во Франции оставались несколько крупных феодальных княжеств: Бретань, Бургундия, Ан- жу. Таким образом, название Франция, известное для большей части страны еще с эпохи раннего средневековья, сохранялось в памяти народа и в эпоху феодальной раздробленности. Оно вновь укрепилось и расширило свое значение на фоне усиления королевского абсолютизма накануне образования единого французского национального государства.

Другим примером является наименование государства Великая Моравия на территории Чехословакии в IX — X вв. Историю этого государства и его названия на фоне роста этнического самосознания славян и складывапия моравской народности хорошо показал словацкий ученый JI. Гавлик [1976], обобщивший результаты не только исторической науки, но и других научных дисциплин: лингвистики, археологии, этнографии и антропологии. Он писал, что когда «речь идет об исследовании определенного социально-экономического целого как этноса, то... в письменных источниках в первую очередь надо прослеживать этнические проявления такого целого исходя из рамок политического образования, обозна-ченного собственным или данным именем, которое также отражается в письменных документах. Необходимо поэтому обратиться не только к развитию внутреннего самосознания в рамках государственного организма, как оно отражается в исторических текстах, в языке, в материальной и духовной культуре, но одновременно также к восприятию и оценке этнополитического развития исследуемой народности в зарубежных источниках» [Там же, с. 157].

Государства раннефеодального периода назывались по тому племени, которое получало гегемонию над окру-жающими его соседними племенами в результате таких факторов, как политическая власть, экономическая и культурная динамичность, интеграционный перевес. Именно поэтому, например, расширение великопольской (полян- ской) гегемонии в конце X—XI в. привело к тому, что в будущем Польша получила свое наименование от полян, а не от других формирующихся на территории Польши народностей: вислян, мазовшан, поморян и др. И хотя этническое родство всех этих племен до возникновения Польского государства было несомненным, принципиально новым явлением стала польская народность, создание которой произошло только в период установления гегемонии полян.

Понятие «моравская народность» связано с террито- рией старой Моравии на Дунае, с бассейном Моравы и Вага и с будущей территорией Словакии, но не со всей территорией Великой Моравии или Великоморавской державы. Истоки формирования раннефеодальной мо-равской народности лежат в том времени, когда славяне в бассейне Моравы, Дый и Вага вступили в контакты с остатками старого кельтского, германского, дакского, сарматского и романизированного населения в Подуна- вье. Но в письменных источниках Средней Европы имя мораван стало встречаться лишь начиная с IX в.: в самих моравских текстах — морав(л)яне, людье моравыитии, в германских источниках — Marvani, Marahenses, Mora vi и др., в греческих текстах — Морової, в летописи Нестора — Морава или Марава. Видимо, сам центр моравского государства также носил название Морава, так как в одном из источников упоминается о том, что Мефодий ушел «въ град Моравоу». Несмотря на слож-ность генезиса мораван, с IX в. эта этническая общность выступала в рамках моравского государства как народ-ность со всеми ее признаками: с осознанием своего отли-чия от окружающих соседей, с характерными чертами материальной и духовной культуры. Внешний мир также воспринимал мораван как народность. Это этническое самосознание — сознание принадлежности к моравской народности — существовало у населения, жившего на территории современной Моравииг северной части Нижней Австрии и западной Словакии. Важной особенностью единства народности была общность языка: наречия древней Моравии составляли одну группу, которая распространялась на востоке вплоть до горного пояса на берегу Вага. В дальнейшем границы Моравии расширились и в современном своем виде сложились только в середине XI в. Моравское государство начала IX в. образовалось на территории между Чешско-Моравской возвышенностью, горным массивом Есеники, среднесловацкими горами и, может быть, горным массивом Матра. При князе Рости-славе (846—870) оно расширилось до северо-восточной Паннонии, а на востоке до реки Тиса. После присоедине-ния ряда близлежащих земель при князе Святополке I (871—894) возникла Великоморавская держава, или Ве-ликая Моравия, как назвал ее византийский император Константин Багрянородный. Таким образом, в последней трети IX в. за пределами первоначальной области государства мораван стали возникать условия для рас-пространения сознания принадлежности к моравской народности. В латинских источниках в связи с упомина-нием мораван встречаются термины gens и populus «на-род». Мораване были известны как единое целое, отлич-ное от соседей, причем именно в связи с их государственной организацией, своеобразием культуры и языка (в Моравии существовал не только местный разговорный, но и литературный славянский язык, имеющий специфические моравские черты). Важным фактором было также существование моравской церкви, получившей в 880 г. папскую привилегию. В X в. Моравия потеряла свою самостоятельность, стала платить дань венграм, около 1000 г. стала автономной частью Польского государства Болеслава Храброго, а в 1030 г. была присоединена к Чешскому государству. Коренные жители современной Моравии до сих пор называют себя мораванами, отличают себя как от чехов, так и от словаков. Мораване сохранили некоторые древние этнографические и языковые особенности.

Разнообразные примеры, приведенные в этой главе, свидетельствуют о том, что название государства, как правило, не возникает случайно. Оно обусловлено об-щественно-политическими и экономическими факторами, культурой, языком складывавшейся народности. Развитие отдельных государственных образований и процессы их именования различны в разных регионах мира. Но существует и типологическое сходство именований всех исторических государств, прошедших одну и ту же смену общественных формаций. Пути истории прихотливы, но не до бесконечности. И прослеживать историю государств мира и их названий в течение тысячелетий — достаточно увлекательное занятие.

На память приходят слова нашего знаменитого соотечественника Н. М. Карамзина, открывающие предисловие к «Истории государства Российского»: «История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потом-ству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего...»

<< | >>
Источник: Агеева Р. А.. Страны и народы: Происхождение названий.— М.: Наука,1990.-256 с.. 1990

Еще по теме Земли Старого Свет:

  1. Ответ на некоторые возражения, выдвигаемые против сферической формы Земли и основанные на понятии тяжести
  2. 3. Время образования государства-земли и дальнейшее развитиегосударственной территории в 1-м периоде.
  3. Глава 28. Мир света
  4. Земли Старого Свет
  5. Проводы в ночи и встречи на рассвете
  6. ПРОВОДЫ В НОЧИ И ВСТРЕЧИ НА РАССВЕТЕ
  7. Глава IVОТ СВЕТСКОЙ ИСПОВЕДИ К МЕДИЦИНСКОМУ СЛУЖЕНИЮ
  8. Священные символы
  9. ПРЕДИСЛОВИЕ 2
  10. Стихотворения
  11. Свет и Любовь