>>

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящее издание книги «Руководство по физиологии труда» существенно отличается по своему содержанию от подобных книг, изданных в предшествующие десятилетия. Написаны новые главы, освещающие современное состояние проблемы: «Эргономические основы рациональной организации трудовых процессов», «Труд в экстремальных условиях», с разделами «Организм чело-века и его взаимоотношение со средой», «Труд подземный», «Труд под водой в условиях гипербарии» и «Труд в космосе».

За последние 10—15 лет в период научно-технической революции непрерывно меняются условия труда и сам трудовой процесс, рождается новая техника, созданы и создаются новые системы машин, автоматов, автоматических линий и роботов.

Соответ-ственно меняются люди, создающие новую технику и обслуживающие ее; меняется их отношение к труду, существенно возрастают требования к работающим, так как изменяются профессии. Создаются новые массовые специальности. Так, например, профессия оператора за относительно короткий срок стала весьма многочисленной и разнообразной.

С ростом знаний повышается квалификация инженеров, рабочих, педагогов школ и ВУЗов, врачей и специалистов других профессий. Происходит активное слияние умственного и физического труда в городском и сельском хозяйстве.

На этом фоне необходима разработка новых дистанционных методов обследования людей на рабочем месте, новых способов машинной обработки материалов и, конечно, углубленного анализа сущности физиологических механизмов, протекающих в организме человека в процессе работы.

Естественно, что решение вопросов научной организации тру-да, разработка теоретических основ физиологии труда для практических целей становятся еще более актуальными, особенно в направлении оптимизации условий труда, совершенствования более рациональных режимов труда и отдыха человека.

Значительной проблемой в текущем пятилетии и последующих пятилетках становится проблема борьбы с нервным перенапряжением, с отрицательным влиянием монотонности в сочетании с гиподинамией, связанной с ограниченной подвижностью работающего человека.

Пути разработки этих актуальных проблем отражены в книге.

Теперь для решения этих проблем от физиологов, гигиенистов и психологов, в тесном контакте с производственниками, требуется непрерывное внимание, активное участие в производственной и общественной жизни нашей страны, чтобы выдвигать и решать наиболее актуальные вопросы теории и практики гигиены и физиологии труда, на основе теорий отечественных корифеев физиологии человека и животных: И. М. Сеченова, И. П. Павлова,

Н. Е. Введенского, А. А. Ухтомского, Н. А. Бернштейна, М. И. Виноградова, П. К- Анохина и др.

Фитология труда как часть общей физиологии человека возникла лишь тогда, когда последняя достигла известной степени ('писі о развития, так как познать физиологические и психофизиологические особенности трудовых процессов без знаний общей физиологии нельзя.

Общая физиология имеет многовековую историю, подтверждающую стремление человека познать как окружающую среду, так и собственный организм, его возможности.

Основная цель физиологии труда заключается в научном обосновании рекомендаций по оптимизации трудового процесса и условий окружающей среды, т. е. в разработке основ научной организации труда (НОТ), решаются разнообразные задачи для реализации указанной цели. Наиболее важные из них следующие: рационализация рабочего места, рабочей позы, рабочих движений, автоматизация и механизация тяжелых работ и разработка физиологически обоснованных режимов труда и отдыха.

Углубление знаний в области общей физиологии человека опре-деленным образом способствует развитию исследований физиологических закономерностей разных видов трудовой деятельности человека и в различных условиях окружающей среды.

Основная задача физиологии труда заключается в изучении изменений функционального состояния организма работающего человека, его физиологических функций, под влиянием выполняемой работы с учетом состояния санитарно-гигиенических условий на рабочем месте. Главная практическая задача физиологии труда заключается в физиологическом обосновании научной организации труда для поддержания высокого уровня работоспособности человека в процессе трудовой деятельности и последующего обоснования и создания для него оптимальных условий труда и режимов труда и отдыха.

Характеризуя задачи физиологии труда, М.

И. Виноградов (1969) писал, что они состоят в изучении тех форм, в которых проявляется рабочая деятельность, тех состояний, которые возникают в организме человека в связи с его рабочей деятельностью, тех физиологических закономерностей и физиологических механизмов, которые при этом имеют место и проявления (выражения) которых определяются трудовой целью. Ближайшая практическая задача физиологии труда заключается в использовании найденных закономерностей для организации трудового процесса, в частности, речь идет о применении их в организации рабочих движений, рабочих положений, рабочего места, ритма работы, ре- жима труда и отдыха, производственного обучения, в установлении оптимальных условий работы системы человек — машина.

Физиология труда наиболее полно и глубоко отражает непрерывную связь теории и практики, являющуюся знаменем передовой науки. Эта связь составляет творческое начало, содействующее непрестанной реализации научных достижений в интересах конкретной действительности; она, кроме того, обновляет и перестраивает основы самой науки. Однако физиология труда, разрабатывая теоретические основы трудовых процессов, механизмов умственной и творческой деятельности человека (трудно поддающейся изучению), остается одновременно дисциплиной теоретической.

Совершенно справедливо ряд физиологов труда утверждают, что если труд есть основа жизни человека, то и в области физиологии вопросы изучения трудовых процессов должны лечь в основу физиологии в целом [Виноградов М. И., 1969; Зо- лина 3. М. и др. 1970, Павлова Л. П., 1976 и др.].

Можно утверждать, что физиология труда — вершина знания о физиологии человека в системе соподчинения' смежных областей биологических наук о жизнедеятельности. Основоположник теоретической физиологии труда — А. А. Ухтомский полагал, что физиология труда — в истинном понимании по существу системная физиология, причем изучаемая ею функциональная система включает человека как целое с его сознанием, психикой, система, где высшим интегралом и регулятором действия является доминирующая мотивация личности.

Последняя, согласно мнению А. А. Ухтомского (1956, 1962), выступает не просто в виде определенного «функционального органа» мозга человека, но она «формирует весь организм», его состояние, его функциональные возможности, его реакцию на влияния среды.

Научно-техническая революция (НТР) изменяет ведущие фи-зиологические характеристики трудового процесса, усиливая значимость состояния центральной нервной системы, сложных центрально-нервных регуляторных процессов, которые не всегда могут опознаваться по внешним проявлениям двигательной активности. Отсюда ясно, что объективное исследование текущего состояния ЦНС и самого мозга человека как материального субстрата высших психических процессов и высшего регулятора функций чрезвычайно важная задача физиологии труда.

Значительные сдвиги в трудовой деятельности человека, неиз-бежно изменяют в определенном направлении и самого человека, его психические процессы, при этом определенным образом изменяются механизмы регуляции ЦНС, а также механизмы мозгового обеспечения психики человека, развивающегося под влиянием новых форм труда.

Академик Н. П. Бехтерева считает, что научно-техническая революция сегодняшнего дня — его результат взаимодействия по принципу обратной связи мозга человека и внешней среды, изменяемой мозгом.

Научно-техническая революция предъявляет новые требования к ЦНС, к мозгу человека в силу огромных потоков информации, эмоциональных перенапряжении, необходимости развития творческой функции мозга. Как, какими средствами справляется с этими нон і .і м п условиями труда мозг человека, в чем его огромные резервы її її чем слабые стороны? Решение этих вопросов важно тля IIOT, ускоренного обучения, профориентации и профподбора, 'м і .і нош .замены человека в интеллектуальных производственных операциях «думающими» машинами. Именно поэтому в настояние время чрезвычайно усилилась роль физиологии труда в

їй з п-юна і ЦІ 1C, мозга человека, раскрытии механизмов его

<|>\ пкппонпровпппя в реальных условиях труда.

Это ставит перед ijiii nio.ionieii как первоочередную задачу разработки теоретических основ физиологии человека, как физиологии целесообразно направленной его деятельности. При этом, несомненно, будут возникать задачи большой сложности, потребующие для своего решения новых путей, новых методов исследования [Виноградов М. И., 1969].

Прогрессивная роль физиологии труда в развитии естественнонаучного знания о человеке состоит в том, что именно она ставит реальные задачи науке, исходящие из обследования трудящегося человека на производстве, где он предстает, согласно марксистско-ленинскому учению о природе человека, как выразитель социальной сущности труда, в нашей стране — социалистического труда. Принципиально важно, что мотивы и потребности, обеспечиваемые кортикальными установками человека в труде, формируются при ведущей роли социальных факторов, переделывая в процессё деятельности его биосоциальную природу, его инстинкты, потребности, интересы и эмоции и раскрывая огромные биологические резервы ЦНС, мозга и организма человека в целом [Леонтьев А. П., 1977; Дубинин Н. Т., Шевченко Ю. Г., 1976]. В этом — большая движущая роль физиологии труда как науки переднего края.

Научно-техническая революция не только способствует раскрытию природных ресурсов мозга человека, но и существенно увеличивает возможность объективного изучения работы мозга в процессе целенаправленной естественной трудовой деятельности.

Основным в физиологии труда несомненно является обследование человеческого организма в конкретных условиях реального производства, необходимое не только в решении прикладных во-просов НТР, но и в построении теоретических основ физиологии труда. Поэтому создание методик изучения состояния человека в производственных условиях без отрыва от текущей деятельности играет первостепенную роль. Благодаря быстрому развитию ра- диотелеметрических способов регистрации задача внедрения электрофизиологических методов исследования ЦНС, самого мозга человека в естественных условиях труда уже сейчас стала реальной.

И это требует скорейшей разработки надежных методов функционального тестирования состояния мозга человека по

ЭЭГ-показателям. В лабораторных условиях физиологу, труда необходимы исследования на таких моделях деятельности человека, в которых сохраняется ее естественное строение. Создание таких адекватных моделей деятельности — прежде всего задача самой физиологии труда, разрешимая лишь на основе обобщения опыта производственных исследований, знания о достижениях современной физиологии и психофизиологии в изучении естественной деятельности человека.

Разработка методов и путей исследования в области физиологии труда должна соответствовать главной задаче — изучению целостной целевой деятельности, и не идти в ущерб ее решения по пути аналитического дробления деятельности. В своем интегра-тивном подходе физиология труда должна рассматривать мозговое обеспечение функций как продукт самой целостной деятельности. В силу того, что формирование функциональных систем трудящегося человека является продуктом целостной структуры человеческой деятельности, функции работающего человека не должны быть изучаемы по частям. И тем более здесь не применим прямой перенос аналитических подходов и фактов из физиологии животных, так как структура деятельности человека не только качественно отлична, но она изменяется в процессе исторического развития человека. При социалистическом строе общественный характер труда привел к тому, что труд все более становится главной жизненной потребностью человека. Растущая интеллектуализация труда в сфере материального производства и превращения науки в производительную сферу общества создает необходимость ориентации физиологии труда прежде всего на изучение творческих форм деятельности, которые основываются на сложной активности мозговых систем человека, обеспечивающей мыслительные, перцептивные и мнестические высшие психические функции.

В связи с этим особенно ценно, что М. И. Виноградов (1969) в качестве отправных точек для классификации основных форм интеллектуального труда предлагал принять понятие о переменной и постоянной программе действия, что методологически важно и в вопросе разработки моделей лабораторного изучения деятельности человека. С этих позиций те виды труда, в которых преобладает процесс формирования все новых и новых сложных программ действия на основе эвристических нестандартных стратегий, следует относить к творческим видам труда. На противоположном фланге находятся те виды труда, в которых легко достигается стереотипизация действия, простая программа действия создает более или менее законченный монотонный стереотип, что характерно для дифференцированных форм труда.

В настоящее время остро стоит проблема поиска информативных критериев степени творческой напряженности труда в отличие. от интенсивности труда. Это является важной проблемой, поскольку сложный квалифицированный труд имеет наибольшую общественио-полезную ценность [Павлов П. М. 1974; Гой- ло В. С., 1975]. Творческая напряженность производственного труда — основа гармонического развития человека коммунистического будущего, основа процесса «самонаправленной эволюции» человека как биологического вида [Леонтьев А. Н., 1977]. Рост технически\ ио.імо/Кііоетеіі объективного изучения ЦНС, активної-III мои,а человека п эпоху НТР обеспечивает все более успешное* решение ряда основных задач физиологии труда — поисков крн іерпеи пюрческон напряженности и интенсивности труда, утомления и переутомления, надежности и стрессоустойчивости и индивидуальных особенностей формирования оптимального состояния мозга человека при различных видах деятельности, прогнозирования успешности определенных видов деятельности, определения допустимых воздействий вредных факторов среды, мозгового обеспечения процессов адаптации и восстановления и других задач.

Однако успешное решение этих задач требует не только современных методик исследования, но и правильных методологических подходов в изучении трудящегося человека на основе марксистско-ленинского учения о природе человека и на основе системных общебиологических концепций о жизнедеятельности и мозговых процессах.

Необходимо помнить также, что физиологи труда не могут изучать труд «вообще», они должны изучать его в конкретной производственной обстановке, обязательно учитывая влияющие на работающего человека социальные факторы.

Материалистическая теория учит, что в основе жизненных процессов лежит самоорганизация обмена веществ, энергии и информации. Эти три потока движения происходят в сложных высокомолекулярных и аминонуклеиновых соединениях и телах, способных к устойчивому самосохранению, самовоспроизведению и постоянному взаимодействию с внешней средой [Энгельгардт В. А., 1979]. Особенность взаимодействия живых существ с внешней средой состоит в том, что это взаимодействие происходит по типу открытой термодинамической системы. Изолированная система, не обменивающаяся с внешней средой ни веществом, ни энергией, при неограниченном во времени протекании рабочих процессов приходит к такому состоянию, при котором вся ее свободная энергия превращается в тепло и рассеивается — состояние максимальной энтропии. В открытой живой системе не наблюдается накопления энтропии, так как в ней одновременно с притоком и оттоком вещества и энергии изменяется структура, в результате чего система собирает и запасает энергию в потенциальной форме. За счет этой потенциальной энергии живые существа поддерживают свое устойчивое самосохранение и самовоспроизведение. В ответ на раздражения из внешней среды живые существа могут проявить свою активность путем усиления и ускорения процессов жизнедеятельности или, наоборот, уменьшить свою активность, прибегнув к охранительной реакций. Характер,, интенсивность и направление ответа на раздражения зависят от свойства раздражителя и от его интенсивности. Положительный ответ получается на раздражения, адекватные внутренней потребности и стадии развития организма, клетки или органа, оптимальные по их интенсивности. Ответ в виде охранительной реакции получается на сверхинтенсивные и на неадекватные раздражения.

Универсальная модель внутреннего противоречия между адекватностью и охранительной реакцией дана в классическом учении общей физиологии о парабиозе и об усвоении ритма *. Классиками физиологии, Н. Е. Введенским, А. А. Ухтомским, за-кономерности парабиоза и усвоения ритма демонстрируются на реакциях нервно-мышечного препарата, подвергающегося действию раздражений электрическим током. При умеренной интенсивности и частоте разрядов электрического тока препарат обнаруживает признаки усвоения ритма — повышения возбудимости и функциональной подвижности. Если же интенсивность и частота разрядов превышают оптимальный уровень, то дальнейший рост возбудимости и функциональной подвижности останавливается и начинают развиваться парабиотические стадии замедления жизнедеятельности.

Н. Е. Введенский предполагал, что фактические материалы исследований и теория парабиоза имеют всеобщее значение. В своем труде «Возбуждение, торможение и наркоз» он пишет «..состояние, названное мною парабиозом, не может... считаться каким-то исключительным или случайным. Оно должно быть рассматриваемо как реакция живой материи, реакция, даже более общая, чем возбуждения в обычном смысле» . Развивая учение Н. Е. Введенского о парабиозе, А. А. Ухтомский отметил фазное развитие этого процесса. В первой фазе парабиоза наблюдается повышение функциональной подвижности или лабильности возбудимой ткани, а во второй — снижение лабильности. Подчеркивая самостоятельное и всеобщее значение усвоения ритма как первой фазы парабиоза А. А. Ухтомский писал: «Дело идет о навязывании ткани некоторого нового ритма, чем бывший до сих пор. И пойдет дело здесь о настраивании сердечных желудочков на ритм узла Кис Флакка или о настраивании неуклюжей походки человека на учебный шаг, или о настраивании парабиотического участка и нервного центра на ритм раздражителя — вполне адекватно назвать это по-русски „усвоением ритма”, т. е. превращением до сих пор чужого ритма в свой ритм» .

Наблюдение жизни во всем ее разнообразии открывает множество конкретных форм приспособления к условиям существования.

В этом отношении нссь животный мир может быть разделен на несколько групп. У некоторых животных поведение строго Ф'ИКСИ- рон.'іпо наследственностью, доведено до крайней степени совер- IllelK-llta н и таком неизменном виде (в виде инстинктов) передан ІСЯ о| поколения к поколению. У других животных наряду с пае.к дегпепными формами поведения ?используются формы поведения, приобретенные в течение жизни отдельной особи. Примером моїут служить птицы. У млекопитающих особенно сильно ра пип ы приобретенные формы поведения и приспособления к условиям внешней среды.

Физиологическим механизмом приспособления на основе наследственных форм поведения является рефлекс — ответ нервных центров па раздражения из внешней и внутренней среды организма. Физиологический механизм приобретенных форм поведения— условный рефлекс. Отличие условного рефлекса от безусловного или врожденного рефлекса заключается в том, что приобретенные или условные рефлексы возникают при условии, если ' какой-либо индифферентный раздражитель совпадает по времени с таким раздражителем, который способен вызывать тот или иной врожденный рефлекс. Каждый врожденный рефлекс может стать почвой для возникновения бесконечно большого ряда новых рефлексов. Создатель физиологического учения об условных рефлексах И. П. Павлов установил, что «в развивающемся животном мире на фазе человека произошла чрезвычайная прибавка к механизмам нервной дея-тельности». Этой прибавкой является слово, составляющее специально человеческую сигнальную систему действительности. Вторая сигнальная система является результатом исторического общественного развития человека. В своих высказываниях на средах И. П. Павлов заметил: «По-видимому, это было вызвано необходимостью большего общения между индивидуумами человеческой группы». Вторая сигнальная система развилась у человека в связи с необходимостью устного и письменного общения, условные обозначения служат необходимым средством общения людей, объединенных в общественный коллектив в целях совместного труда. При осуществлении совместной деятельности у людей возникла потребность что-то сказать друг другу, реагировать не только на непосредственные раздражения, но и на такие, которые являются сигналами сигналов биологически и социально значимых раздражителей.

Трудовая деятельность отличается от активности животных также и тем, что здесь взаимодействие с природой осуществляет-ся путем ее преобразования. По своей сущности труд представляет собой социальное явление, его природная естественная предпосылка — использование физиологических функций, подчиненное созданию потребительских ценностей. Благодаря труду человек становится общественным существом. В силу своей социальной природы труд имеет социальные функции. Он «опосредует, регулирует и контролирует обмен веществ» между человеком и природой». Социальное и биологическое начало в природе человека— две качественно различные ступени развития. Социальное начало, будучи высшей ступенью развития материи, богаче по содержанию, чем биологическое. Биологическое начало подчиняется социальному, включается в социальное, сохраняя относительную самостоятельность (суточный биологический ритм, скорость реакции, мышечная сила и т. д.) и свои характерные константы жизнедеятельности (гомеостаз). В то же время раздражители социальной природы обладают исключительно большой эффективностью, в частности, побуждая человека к трудовому творчеству. Дисгармония между темпами и ритмами развития социального и биологического в труде и производстве порождает специфические проблемы физиологии и гигиены труда.

Таковы в общих чертах социальные и биологические характеристики сложной системы работающего человека. Регламентация деятельности человека в сложной производственной системе должна осуществляться с учетом процессов перестройки психофизиологической основы человека и его труда, под воздействием социальных факторов. Очевидно, что в рассмотрении условий труда недостаточно опираться только на общие биологические и физиологические законы, в том числе на законы инстинктивного или рефлекторного и условнорефлекторного поведения. В то же время недопустимо и полное отвлечение от физиологических основ труда. Поэтому современная советская физиология труда при решении своих вопросов использует частные законы трудовой активности, примером которых может служить закон рабочего динамического стереотипа. Согласно этому закону переделка природы человека в процессе труда заключается в формировании функциональной системы рефлексов (рабочего динамического стереотипа), подкрепляемой достижением результата труда — созданием общественно полезного продукта, потребительной ценности. Уже простое наблюдение труда квалифицированного работника позволяет отметить, что трудовые операции включают в себя комплекс более простых трудовых элементов, последние включают в себя ряд движений. Более глубокий анализ труда открывает в движениях отдельные детали, имеющие определенное производственное значение. Кроме того, для обеспечения рабочих движений энергией пускаются в ход мышечные группы, сокращение которых регулируется импульсами возбуждения, идущими от нервной системы. К сокращающимся мышцам направляется усиленный поток крови, несущей питательные вещества и кислород и уносящей с собой продукты распада веществ, служащих источником энергии, в том числе углекислоту, молочную кислоту и др. Для обеспечения повышенного кровообращения и обмена веществ и энергии соответственно повышается деятельность сердца и органов дыхания. Все эти процессы организуются не по унаследованной схеме, а по усвоенной в процессе воспитания, упражнения и трудового и производственного обучения, т. е. по социально детерминированной программе. Каждый мельчайший элемент rmii программы есть рефлекс. В исследованиях И. II. Павлова и его сотрудников имеется отдаленная аналогия рефлек іоріїоіі системы рабочего динамического стереотипа — простом динамический стереотип высшей нервной деятельности животных. В опытах над животными было замечено, что если многократно вызывать в определенном порядке ряд отдельных простейших рефлексов, то они могут образовать систему, которая получила у II. П. Павлова название «динамический стереотип». В одном на опытов у собаки вырабатывались рефлексы слюноотделения па раздражения светом, касалкой, звонком, звуком шипения, ударами метронома с частотой 60 раз в минуту и отрицатель ІІЬІІІусловный рефлекс (отсутствие реакции слюнной железы) на действие звука метронома частотой 120 ударов в минуту. Когда после многократного подкрепления действия этих условных раздражителей безусловными раздражителями (т. е. дачей животному пищи) стали подавать через обычные пятиминутные промежутки времени один и тот же раздражитель, оказалось, что этот раздражитель действовал не только на своем месте, но и на местах остальных сигналов вместо них. Динамический стереотип обладает многими свойствами условного рефлекса, он совершенствуется и упрочивается при наличии условнорефлекторного подкрепления (сопровождения действия условного раздражителя действием безусловного, т. е. такого, который вызывает у животного прирожденные рефлексы) и нарушается при отсутствии его; он может видоизменяться с изменением раздражения, воспринимаемых анализаторами нервной системы.

В деятельности человека под влиянием общественных отношений и раздражений второй сигнальной системы (т. е. речевых и т. п. раздражений) формируются значительно более сложные динамические стереотипы. И. П. Павлов приводит соответствующие примеры. Он рассматривал жизненный стереотип старого опытного работника как важный фактор поддержания им высокого уровня работоспособности, подверженного разрушению. Уже в свободное от работы время суток рабочий динамический стереотип успевает несколько нарушиться и при включении в работу утром вследствие некоторой рассогласованности компонентов рефлекторной системы наблюдается пониженная работоспособность. Постепенно в процессе врабатывания в первый час производственной деятельности достигается необходимая для успешной работы слаженность действий и компонентов рабочего динамического стереотипа. В последние часы рабочей смены происходит нарушение рабочего динамического стереотипа, проявляющееся уменьшением работоспособности и производительности труда; это снижение работоспособности называют утомлением. Врабатыва- ние, утомление, поддержание рабочего динамического стереотипа на высоком уровне, его нарушение и восстановление подчиняются специфическим законам физиологии труда, познание этих законов позволяет целесообразно управлять трудовыми процессами и повышать производительность труда.

| >>
Источник: 3. М. ЗОЛИНA. Руководство по физиологии труда — М.: Медицина, 1983, 528 с.. 1983

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ:

  1. Предисловие
  2. Развернутое ПРЕДИСЛОВИЕв котором обсуждаются многочисленные признаки кризисного состояния демократической формы политического управления
  3. Предисловие
  4. ПРЕДИСЛОВИЕ
  5. Предисловие
  6. Предисловие
  7. Предисловие ко второму изданию
  8. Предисловие
  9. Г. ГейнеПредисловие ко второму изданию «Книги песен»
  10. У. ВордсвортПредисловие к «Лирическим балладам»
  11. В. СкоттПредисловие к роману «Айвенго»
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ
  13. АВТОРСКОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ И ВСТУПЛЕНИЯ К « ИЗЛОЖЕНИЮ МЕДИЦИНЫ».
  14. ПРЕДИСЛОВИЕ
  15. Предисловие автора
  16. ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ
  17. ПРЕДИСЛОВИЕ