<<
>>

Самые детальные размышления о системе монад

Было бы, впрочем, достойно сожаления, если бы рухнула столь хитроумно построенная теория монад. Она наделала слишком много шуму и потребовала от своих сторонников столь много возвышенных и глубоких умствований, что совершенно забыть ее было бы невозможно.
Она навсегда останется замечательным памятником тех заблуждений, в которые могут впасть философские умы. А стало быть, эта теория заслуживает того, чтобы описать ее В. В. более подробно.

Прежде всего надо изгнать из наших мыслей все, что относится к физическому миру, т. е. всякую протяженность, какое бы то ни было движение, время и пространство, ибо все это не более как иллюзия.

В мире существуют только монады, число которых, без сомнения, чрезвычайно велико. Ни одна монада не связана с другими; и, исходя из закона достаточного основания, доказывается, что монады неспособны ни к какому взаимодействию. Правда, они наделены силами, но силы эти развиваются только внутри них самих, не оказывая ни малейшего влияния на другие монады.

Эти силы, присущие каждой отдельной монаде, стремятся к непрерывному изменению их собственного состояния, и деятельность этих сил состоит в том, что они создают представления обо всех других монадах. Например, моя душа есть монада, и внутренняя ее природа заключает в себе представления о состоянии всех других монад. Эти представления большей частью очень смутны, и силы моей души постоянно стремятся прояснить эти смутные представления и довести их до высшей степени ясности.

Другие монады в этом отношении сходны до некоторой степени с моей душой; каждая содержит огромное множество смутных представлений обо всех других монадах и об их состоянии; и все они постоянно стремятся постепенно более или менее успешно развивать эти представления и доводить их до более высокой степени ясности. Те монады, которые преуспели в этом лучше, чем я, являются более совершенными духовными субстанциями; однако большинство пребывает в плену своих смутных представлений.

Именно эти последние монады, когда они являются объектом представлений моей души, порождают в ней иллюзорные, обманчивые понятия протяженности и тел. Всякий раз, когда моя душа думает о каких-либо телах и о движении, это означает, что имеется множество других монад, еще пребывающих во мраке неведения. Именно тогда, когда я думаю об этих несчастных монадах, в моей душе возникает представление о некоей протяженности, которая является, следовательно, не более чем чистой иллюзией.

Чем больше число этих несчастных монад, погруженных в бездну своих смутных представлений, тем сильнее моя душа ослеплена идеей протяженности. Когда же эти самые монады постепенно приходят к прояснению своих смутных представлений, мне кажется, что протяженность уменьшается, чем и вызывается в моей душе иллюзорное представление о движении.

В. В., без сомнения, спросит, как моя душа может заметить, что другим монадам удается прояснить свои смутные представления, если отсутствует всякая связь между мною и другими монадами? На это у монадистов есть готовый ответ: это происходит в соответствии с высшей гармонией, установленной между всеми монадами самим Создателем (который и сам является не более как монадой — говоря это, я краснею от стыда!); благодаря этой гармонии каждая монада наблюдает в самой себе, как в зеркале, все изменения, которые происходят в других монадах, хотя между ними нет никакой связи.

Итак, можно надеяться, что в конечном счете всем монадам удается прийти к более ясным представлениям; тогда мы утратим всякие понятия тела и движения; и вся обманчивая видимость, порождаемая только смутностью понятий, совершенно исчезнет.

Однако, по всей видимости, мы не сможем дойти до этого счастливого состояния: большинство монад, усовершенствовав однажды свои смутные представления, затем снова к ним возвращается.

Находясь в своей комнате, я замечаю только малую протяженность по той причине, что многие монады усовершенствовали свои представления; но стоит мне выйти наружу и начать созерцать безграничные небесные просторы, как все эти монады должны будут вновь прийти в состояние отупения. Далее, не существует ни места, ни движения, все это лишь иллюзия: моя душа пребывает почти всегда в одном и том же месте, так же как все другие монады.

Но когда моя душа начинает прояснять некоторые понятия, бывшие ранее смутными, тогда мне кажется, что я приближаюсь к объекту, который эти понятия представляет мой душе, или, вернее, к объекту, порожденному в моей душе монадами этого понятия: в этом и заключается подлинное объяснение того явления, когда нам кажется, что мы приближаемся к неким объектам. Случается зачастую и так, что приобретенные нами ясные представления снова исчезают,-и тогда нам кажется, что мы удаляемся от этого же самого объекта. Здесь и следует искать подлинную суть всех наших странствий. Так, например, мое представление о городе Магдебурге вызвано некими монадами, о которых в настоящий момент я имею только смутное представление. В этом причина, почему мне кажется, что я нахожусь далеко от Магдебурга. В прошлом году те же самые представления внезапно прояснились, и тогда я вооб- разил, что поехал в Магдебург и провел там несколько дней. Между тем все это путешествие только иллюзия, ибо моя душа не трогается с места. Равным образом, В. В. напрасно думает, что находится не в Берлине; это лишь иллюзия. Истинная причина в том, что имеются некие монады, смутные представления которых вызывают понятия о Берлине, причем весьма неотчетливые. В. В. стоит только прояснить эти представления, чтобы тотчас же оказаться в Берлине. Только это и необходимо; все, что мы называем путешествиями и что стоит нам столько денег — чистейшая иллюзия. Это и есть подлинное изложение теории монад.

В. В. может, однако, спросить, возможно ли, чтобы были здравомыслящие люди, которые серьезно отстаивают подобные нелепости? Здесь я имею честь ответить, что таких людей даже слишком много, что я сам некоторых из них знаю, что они находятся в Берлине и, может быть, также и в Магдебурге. Опасаюсь, однако, что это вызовет возмущение В. В.

23 мая 1761 г.

<< | >>
Источник: Леонард ЭЙЛЕР. ПИСЬМА К НЕМЕЦКОЙ ПРИНЦЕССЕ. Издательство «Наука», 2002 © Российская академия наук и издательство «Наука»,серия «Классики науки» (разработка, оформление), 2002. 2002

Еще по теме Самые детальные размышления о системе монад:

  1. Самые детальные размышления о системе монад
  2. ПЕТЕРБУРГСКИЕ ИСТОЧНИКИ ФИЗИЧЕСКИХ И ФИЛОСОФСКИХ ВОЗЗРЕНИЙЭЙЛЕРА
  3. «ПИСЬМА К НЕМЕЦКОЙ ПРИНЦЕССЕ» Л. ЭЙЛЕРА И НАУКА XVIII в.
  4. Глава 3. Психофизика XIX столетия
  5. ВЕДЕНИЕ
  6. символизм человеческого тела
  7. Глава 1ИСТОРИЧЕСКИЙ ПУТЬ РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИИ