<<
>>

Эволюция политических систем

Как было построено государство в обществах, опиравшихся на дженезистическую идеологию? Оно естественным образом следовало отмеченному в четвертой части нашего определения принципу наследственной передачи власти внутри ограниченного сословия правителей.

Если использовать следующую формальным признакам и потому не способную устареть классификацию Аристотеля, то это была либо власть одного лица (монархия или тирания), или власть немногих (аристократия или олигархия). Что вполне согласовывалось с принципом неравенства людей, краеугольным для господствовавшей идеологии. Одним (меньшинству) предначертано править, другим (большинству) — подчиняться.

Когда Реформация и промышленная революция породили и новый класс капиталистов, и «заказанную» ими философию равенства, зашаталась не только идеология «избранного Богом» меньшинства, но и используемые им системы монархической и аристократической власти.

Как мы уже отметили при обсуждении параметров капиталистической идеологии, для построения новой политической системы были выбраны принципы демократии (или поли-тии, правильной власти большинства по Аристотелю), причем представительной. (Непосредственный вариант уже не мог применяться на уровне государств, превышающих размерами охватываемые пешим ходом поселения.) При осуществлении этого выбора произошел первый важнейший сбой капиталистического перехода, который не дал реализоваться политии и который мы разберем несколькими абзацами ниже. А пока проследим до конца тренд в развитии политических систем.

Оказалось, что представительная демократия большинства вполне соответствует запросам социалистической теории. Именно в этом варианте политической системы реализовался точный вариант демократии по Аристотелю. Он ее определял как власть большинства в интересах бедных, считая неправильным вариантом. Правильный же, как уже говорилось, — поли-тия, власть большинства в интересах всех.

Социалистическая демократия, обслуживая интересы бедствующих классов, использовала адекватный этой задаче протекционистский политический метод.

Одновременно велась непрекращающаяся идейная война против капиталистической демократии, которую были все основания упрекать в отступлении от заявленных принципов равенства в связи с использованием ею протекционистского метода в интересах богатеющего меньшинства. Идеология ДЖЕНЕЗИЗМ КАПИТАЛИЗМ СОЦИАЛИЗМ Политический метод, вытекающий

из данной идеологии Протекционизм Либерализм Протекционизм Фактически применяемые методы

данной идеологии Протекционизм Протекционизм, либерализм Протекционизм Политическая система,

используемая на основе данной идеологии Наследственная власть сословного меньшинства Выборная

демократия

большинства Выборная

демократия

большинства

Интересно проследить, как в практической политике протекала борьба социалистических идей с капиталистическими, завершившаяся почти полной их конвергенцией.

Буржуазные революции явили собой первый прецедент борьбы низших сословий за уравнивание в политических правах с высшими сословиями. Конечно, и ранее регулярно происходили выступления низов, когда они боролись за улучшение своего положения. Но в прежние века низшие сословия не претендовали на изменение статусов, исторически сложившегося соотношения ролей и самого деления на сословия, установленного в рамках религиозных учений. Буржуазные революции сломали сословный принцип, но оказались в ловушке его наследия — протекционистского метода.

Продолжившееся использование протекционизма привело к взрывному росту количества недовольных, общающихся между собой в городских условиях, и их возмущение должно было найти какой-то выход. Идейно он проявился в псевдосправедливой социалистической идеологии, практически — в расширении политических прав. После того, как в ходе буржуазных революций победило убеждение, что «низы» по природе своей ничуть не хуже «верхов», процесс эмансипации приобрел лавинообразный характер. Вслед за буржуазией «проснулись» квалифицированные рабочие, пролетарии и даже кое-где крестьяне, а также женщины, национальные меньшинства...

Каждая группа заявляла свои права на участие в управлении государством и угрозами либо силой добивалась расширения избирательного права, которое на начальном этапе существования капитализма принадлежало только владельцам значительного имущества. Опасающиеся ущерба для своей собственности правящие группы были вынуждены идти на уступки. Там, где им не хватало здравомыслия, случались революции, пример которых учил остальных быть сговорчивее. Про-цесс закончился во второй половине двадцатого века повсеместным внедрением всеобщего избирательного права, реализуемого как в социалистических, так и в капиталистических странах в рамках такой политической системы, как демократия большинства.

Обратим внимание на то, что, фактически, рожденное капитализмом современное демократическое устройство лежало в основе политической системы даже в СССР. Обладавшая всей полнотой власти КПСС, «руководящая и направляющая сила народа», в качестве базового принципа своей внутренней организации использовала прописанный в Уставе партии демократический централизм. Он означал: 1) выборность всех руководящих органов; 2) безусловное подчинение меньшинства большинству; 3) периодическую отчетность вышестоящих (избранных на должности коммунистов) перед нижестоящими (всеми членами партии). Полная калька с западной демократии, если говорить только об официально оформленных принципах и игнорировать практическую реализацию. А практика использовала протекционизм, поэтому фактически власть была не у большинства, а у меньшинства, как, впрочем, и при капитализме (подробнее о власти меньшинства на Западе было рассказано в предисловии, раздел «конкурентная олигархия»).

Если говорить о результате борьбы идеологий, то давление и угрозы неимущих в адрес имущих постепенно сформировали странную полу-социалистическую, полу-капиталис-тическую экономическую систему в большинстве «демократических» стран. Её основным признаком стало активное попеременное использование протекционизма то в пользу благополучных слоев населения, то в пользу бедствующих.

Но гармонии им обрести не дано, так как идеологический принцип равенства несовместим с протекционистским политическимметодом. Это уже было названо вторичной ошибкой капиталистического перехода.

Теперь о первичной ошибке, обусловившей вторичную. Из-за того, что она была совершена, в созданной под капиталистическую идеологию политической системе сохранилась возможность использовать протекционизм.

Как известно, представительная демократия, которая была выбрана в качестве политической системы архитекторами нового общественного устройства, опиралась на сформулированное философами Просвещения понимание человека, его естественных прав и причин возникновения государства (общественный договор). Заложенное Гоббсом и доработанное Локком понимание политического процесса было революционным по сравнению с господствовавшим веками принципом божественного происхождения государственной власти.

Формулируя принципы, согласно которым равноправные граждане добровольно передают право принимать общественно значимые решения выбираемому ими правительству, философы XVII — XVIIIв.в. сделали ряд предположений, которые видятся наивными и смешными с позиций современного человекознания. При этом трудно обвинять, к примеру, Руссо, в том, что он считал Государство, или Гражданскую общину некой условной личностью. Психологическая наука начала зарождаться только столетие спустя после опубликования им своих философско-политических трудов, гуманитарные науки в целом находились в его время (середина XVIII века) в зачаточном состоянии. Откуда было знать идейным отцам Великой Французской революции, что любая группа людей принципиально несравнима с единым организмом, а если и сравнима, то только с человеком, больным тяжелейшей формой шизофрении, то есть расщеплением личности? Но это не главная ошибка, совершенная философами свободы, двигавшими в массы капиталистическую идеологию.

Обосновывая аллегорию «общественного договора», Томас Гоббс и Джон Локк рассуждали следующим образом: все люди равны от рождения, поэтому только они сами являются изначальными носителями права власти.

В «естественном состоянии», до формирования государства они находятся в состоянии «войны всех против всех». Почему? Потому что даже если они захотят установить некий порядок взаимоотношений (а они, вероятно, захотят, ибо в состоянии войны отсутствует желаемая каждым личная безопасность), то они не смогут договориться между собой. В «естественном состоянии» каждый должен договариваться с каждым. Это нереально.

В качестве решения возникает общественный договор, в рамках которого все доверяют право управлять собою государству, суверену, который от их имени начинает устанавливать общие правила и контролировать их соблюдение. Таким сувереном может быть один человек, и тогда в результате общественного договора появляется монархия. Может быть и собрание людей (из этого взгляда в дальнейшем выросла современная представительная демократия).

Гоббс формулирует текст «общественного договора», который заключает каждый член общества с каждым: «Я даю полномочия этому человеку или этому собранию лиц и передаю ему мое право управлять собой при том условии, что ты таким же образом передашь ему свое право и санкционируешь все его действия». Также он дает определение государства: «Это единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты». Здесь начало всех начал современных политических систем, их легитимности.

А теперь — основной, центральный вопрос этой книги, на который прошу ответить читателя.

Почему находящиеся в «естественном состоянии» люди, которые действительно не могут договориться каждый с каждым, передают свое «право управлять собой» только ОДНОМУ человеку или собранию лиц? Почему они не могут проявить различие мнений и передать это право разным лицам: двум, пяти, пятнадцати?

Если не могут договориться каждый с каждым несколько миллионов человек, то почему от имени этих миллионов не могут договориться десять правительств, созданных на территории одной страны, каждое из которых некоторое количество граждан этой страны уполномочило выступать от их имени?.

<< | >>
Источник: Шустов А. В.. После Государства - СПб.,2008. - 76 с. 2008

Еще по теме Эволюция политических систем:

  1. Эволюция идеологий
  2. Эволюция политических методов
  3. Эволюция политических систем
  4. 1. Особенности социально-политического знания
  5. 2. Потребности физического существования в социально-политической психологии
  6. 4. Социально-индивидуальный человек и историческая динамика социально-политической психологии
  7. 1. Социальные и социально-политические установки личности
  8. 1. Политический актив: вовлеченность в систему власти
  9. 4. Психологические основы политических ориентации
  10. § 4. Типология политических систем. Развитие политических систем
  11. 2. Историческое развитие правовых систем Скандинавских стран
  12. 1. Историческая эволюция узбекского права: плюрализм юридических традиций
  13. 3.1. Эволюция индивидуального сознания:от логического мышления к творческому
  14. Раздел 3. ГЕНЕТИКА И МЕНТАЛЬНОСТЬ. КОЭВОЛЮЦИЯ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ И НАУЧНЫХ ПАРАДИГМ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
  15. 3.3. “Генетический редукционизм” versus политический эгалитаризм?
  16. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС: ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  17. ОСОБЕННОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ