<<

Глава 17ЛЮБОВЬ

Любовь - настолько фундаментальное чувство, что может показаться удивительным, почему мы обращаемся к ней лишь в конце этой книги о человеческих эмоциях. В наших сердцах она, несомненно, занимает одно из первых место.

Любовь - самое таинственное явление из всех, которые мы рассматривали в этой книге, посвященной эмоциям. Хотя, может быть, слово <тайна> в данном случае не самое уместное, скорее стоит говорить о сложности. Вряд ли кто возьмется оспаривать утверждение, что любовь сложна.

ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ

По традиции, психология пренебрегала изучением любви (Berschied, 1982). Предметом ее исследования было <межличностное влечение>, и гипотезы формулировались в терминах отношения.

Как правило, аффективный компонент межличностного влечения оценивался при помощи биполярной шкалы симпатии (с диапазоном от <очень нравится> до <очень не нравится>), и в качестве стимульного материала использовалась фотография или видеоизображение более или менее привлекательного незнакомца. По мнению Бершид, исследователь, предъявляющий в качестве стимульного материала фотографию незнакомого испытуемому человека, рискует получить данные, не учитывающие эмоциональный компонент межличностного влечения или любви. Она пришла к выводу, что исследование межличностного влечения и любви не может быть эффективным до тех пор, пока исследователь не обратит пристального внимания на эмоциональные корни этих явлений. Бершид утверждала, что исследователи межличностного влечения и любви могли бы обогатить свои исследования, приняв во внимание теорию эмоций.

Любовь существенно отличается от эмоций, рассмотренных нами в предыдущих главах. Эмоции, о которых мы говорили. - радость, печаль, гнев, страх - это базовые, дискретные эмоции. Каждая из них представляет собой отдельный феномен, включающий в себя свое уникальное переживание. Мы определили их как базовые эмоции отчасти потому, что такие эмоции, как интерес или страх, имеют собственные способы выражения, собственные специфические переживания и собственные конкретные паттерны активности нервной системы.

Любовь также является фундаментальным и базовым чувством, но характеристики этой фундаментальности в отношении любви принимают иное, более комплексное звучание.

В некотором смысле, любовь может быть определена как паттерн эмоций, драй-вов и когнитивных процессов. Любовь включает в себя как чувственный, так и мыслительный компонент, и кроме того, дополнительно к основным эмоциональным переживаниям, некоторые разновидности любви включают сексуальное влечение, то есть биологический драйв. Весь этот комплекс мы называем любовью, и потому говорим о ее сложности и даже загадочности.

Любовь как паттерн эмоций. Очевидно, что любовь складывается из таких эмоций как интерес-возбуждение и удовольствие-радость. Эти базовые эмоции могут оказаться важнейшими компонентами мотивации, определяющей наше поведение в любви. Кроме того, если рассматривать любовь в контексте межличностных отношений, то очевидно, что в ней представлены и негативные эмоции.

Несомненно, бывают случаи, когда любовь заставляет человека испытывать печаль. Эта печаль может быть вызвана разочарованием в любимом человеке или разлукой с ним, но главной причиной печали, несомненно, будет любовь. Известно, что в любви можно испытать и злость. Некоторые люди говорят о том, что самые тяжелые огорчения и самый пламенный гнев у них вызывал именно любимый человек. Я хочу подчеркнуть, что интенсивность чувств и взаимоотношений между любящими людьми может стать причиной интенсивных эмоций разного рода.

Разновидности любви. Еще одна причина, заставляющая нас рассматривать любовь как феномен, отличный от феномена эмоций, заключается в том, что невозможно дать одно-единственное, исчерпывающее определение любви. Возможно, это объясняется тем, что существует несколько разновидностей любви, однако меня не покидает ощущение, что все они имеют нечто общее в своей основе, нечто, благодаря чему каждая из них важна и значима для человека, нечто, что проходит красной нитью через все типы любви - романтическую любовь, любовь между родителем и ребенком, братскую любовь, дружескую привязанность, любовь к родине и родному дому, любовь к животным, любовь к ценностям и идеалам и наконец любовь к Богу.

Кроме упомянутых типов любви, мы будем различать любовь как переживание и любовь как отношение.

Наверное, можно, понаблюдав за любящим человеком и его поступками, достаточно полно и определенно описать его переживания. Чтобы сделать это, мы должны определить тип любви и природу любовного переживания или поступка. Любовь как длительные отношения между двумя людьми, прошедшими через множество испытаний, в любой, момент может пробудить в партнерах практически любую эмоцию, вызвать в их сознании любые образы, натолкнуть на любые мысли и фантазии, на какие только способен человек.

Любовь как радость взаимопонимания и соучастия. Восторг и радость взаимопонимания и соучастия объединяют все разновидности любви. В сфере эмоций любовь - одно из сильнейших, если не самое сильное, чувство. Однако, как мы уже говорили, любовь - сложное явление, уходящее корнями как в биологическое, так и в социальное <Я> человека. Любовь имеет долгую историю, ведущую начало с тех же времен, когда начиналась история нашего вида, Homo sapiens. Если согласиться с определением, что любобь - это связь, или привязанность, между двумя людьми, тогда мы вынуждены будем признать, что ни человеческая фантазия, ни самый изощренный ум не могли бы породить более прочной, более универсальной связи. Любовь является частью нашей истинно человеческой природы.

ИСТОКИ ЛЮБВИ. ЭВОЛЮЦИОННО-БИОЛОГИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ

Первые один или два миллиарда лет после возникновения жизни единственными формами живого на Земле были бактерии и сине-зеленые водоросли. Понадобилось еще больше миллиарда лет, чтобы приблизиться к началу эпохи, от которой мы ведем отсчет человеческой эволюции (Mellen, 1981). Было это около 65 миллионов лет тому назад. Примерно 35 миллионов лет назад ход эволюции ускорился, и около 15 миллионов лет назад появились первые обезьяноподобные формы. После этого понадобилось еще около 12 миллионов лет, чтобы эволюция и природа сотворили чудо - создали род Homo. Это случилось около 3 миллионов лет назад.

Род Homo включает в себя несколько видов - Homo erectus. Homo habilis и наконец наш собственный вид, Homo sapiens.

Мощным прогрессивным явлением на пути эволюции стало половое размножение - фактор, который можно рассматривать как основополагающий в эволюции любви. При бесполом размножении, которое характерно для низших форм, живое существо просто воспроизводит себя. Каждый потомок при этом - полный дубликат родителя. Если изменения в окружающей среде создают затруднения в адаптации, то и родитель и потомок в равной степени обречены на испытания. У родителя нет возможности передать своему потомку свойства, отличные от собственных, более способствующие адаптации и выживанию.

При половом размножении самец и самка вносят в процесс сотворения себе подобного существа равное количество генов. Меллен (Mellen, 1981) приводит такую статистику - при половом размножении даже сравнительно простое животное, имеющее 10 000 генов может создать до 210000 уникальных генетических комбинаций потомства. Именно это биологи называют генетической изменчивостью. На практике это означает, что одно животное может принести потомство, каждый из представителей которого будет иметь свойства, отличающие его от других, и будет иметь свой, несколько отличный от других шанс приспособиться к изменчивым условиям окружающей среды и выжить, чтобы произвести на свет себе подобных. Таким образом, изменчивость не только обеспечивает неповторимость отдельно взятого индивида, но и является свойством, необходимым для выживания группы или вида в целом.

Еще один биологический феномен, по всей видимости, сыграл специфическую роль в эволюции человека и, в частности, в эволюции некоторых эмоций. Мы говорим о явлении, которое генетики называют родственным отбором. Родственный отбор - это процесс, обеспечивающий передачу некоторых специфических признаков индивида через его гены и гены его родственников будущим поколениям. Прежде чем описать этот феномен, важно отметить, что гены и генетические признаки, дающие преимущества виду в целом, не играют большой роли в процессе эволюции.

Решающее значение для эволюции имеют черты, которые представляют особую ценность для отдельного индивида.

Некоторые генетики представили определенные доказательства, позволяющие предположить, что родственный отбор оказал непосредственное влияние на возникновение и эволюцию альтруистического поведения человека. Они утверждают, что в ходе эволюции не раз возникали ситуации, когда самопожертвование со стороны одного индивида давало его семье и близким родственникам дополнительный шанс для выживания. Для иллюстрации давайте представим себе, что семейство древних охотников, наших прародителей из рода Homo - отец и три сына отправляются на охоту в саванну. После удачной охоты они с добычей направляются домой и обнаруживают, что их преследует стая гиен, привлеченных запахом крови. Мужчины знают, что если гиены нападут на них, никто не останется в живых. Старший сын, почти взрослый мужчина, предлагает такой выход - он спрячется в высокой траве и, дождавшись приближения гиен, выскочит из укрытия и отвлечет их, а отец с младшими братьями за это время успеют отойти на безопасное расстояние. Отец и младшие сыновья, понимая, насколько серьезен риск, возражают юноше. Однако отец осознает, что это - единственный шанс сохранить жизнь двум младшим сыновьям и не дать умереть от голода сородичам, оставшимся дома. Таким образом старший из его сыновей храбро и самоотверженно жертвует своей жизнью ради жизни и благополучия своего рода. Но своим поступком он не только спасает жизнь отцу и братьям, но и увеличивает вероятность того, что храбрость и жертвенность, хранящиеся в его генах, сохранятся в генах отца и братьев. Гены, которые предрасположили его к этому благородному и альтруистичному поступку, передадутся через отца и братьев будущим поколениям и, возможно, станут признаком всего вида.

Хоффман (Hoffman, 1981) считает, что подобного рода альтруистическое поведение обусловлено способностью к эмпатии и что существенной частью эмпатии является эмоциональное переживание. В приведенном выше примере старший брат переживает за своего отца, младших братьев и оставшихся дома родственников.

Без всяких оговорок мы вправе сказать, что его смелый поступок продиктован любовью.

НАСЛЕДИЕ ПРИМАТОВ

С усложнением образа жизни и с появлением человекообразных обезьян путь от рождения до младенчества, от детства к юности и далее к зрелости становился все более долгим. Если у мартышек и бабуинов между рождением и наступлением юности проходит около трех-пяти лет, то у человека этот период растягивается на 1 1-14 лет. Параллельно с удлинением периодов младенчества и детства более актуальной становилась необходимость в защите и кормлении маленького существа. У многих низших животных родители совсем или почти совсем не уделяют внимания потомству. Детеныш низшего животного с самого момента рождения предоставлен самому себе. Похоже, что чем сложнее организация животного, тем дольше длится период зависимости потомства от родителя и тем сильнее потребность родителя (особенно матери) опекать и кормить младенца. Защита и кормление детеныша - прямое свидетельство любви.

Ученые-эволюционисты приводят серьезные и убедительные аргументы в пользу тезиса о том, что прогрессирующее удлинение сроков взросления и особенно удлинение периода беспомощности в младенчестве и раннем детстве, оказалось адаптивным фактором в эволюции человека. Без сомнения, это утверждение было бы бессмысленным, если бы удлинение сроков взросления не способствовало развитию у матери потребности заботиться о детеныше и кормить его. В свою очередь эта потребность не могла бы развиться без мощного воздействия эмоциональной привязанности между матерью и ребенком. Привязанность между матерью и ребенком - истинно эмоциональная привязанность, следовательно, мы вправе говорить о том, что эмоции играли важную роль в защите потомства, в обеспечении материнской заботы, а значит, и в эволюции человека.

Необходимо отметить еще два фактора, имевших большое значение для эволюции человека и эволюции эмоций. Первым из них стал оседлый образ жини, появление жилищ, в которых сосуществовали от 10 до 50 человек. Вторым стала охота или, вернее, набор охотничьих навыков, обеспечивший поступление белка в рацион древнего человека.

Практически все исследователи человеческой истории сходятся во мнении, что охота оказала большое влияние на эволюцию нашего вида. (По их авторитетному мнению, охота была уделом мужчин, женщины же, остававшиеся дома, обязаны были заботиться о детях и собирать поблизости съедобные плоды и коренья.) Если согласиться с предлагаемым Мелленом (Mellen, 1981) перечнем характеристик успешного охотника, то развитие охоты было тесно связано с некоторыми важными аспектами эволюции эмоций. Возможно, наши древние предки вполне могли бы обойтись без охоты. В конце концов, они смогли бы выжить, питаясь исключительно плодами и кореньями, собранными неподалеку от стойбища. С самого начала мужчины охотились не только для того. чтобы утолить голод или удовлетворить потребность организма в белковой пище. Мужчина получал удовольствие от самого процесса охоты, его возбуждал азарт. Именно поэтому мы вправе заявить, что эмоция интереса-возбуждения играла важную роль в развитии охотничьих навыков.

Угроза жизни была обыденностью для древнего человека. Успешный охотник должен был уметь испытывать страх, чтобы в нужный момент избежать опасности, но он также должен был уметь контролировать свой страх, управлять им. Он должен был уметь оперировать страхом с такой изощренностью, чтобы тот не притуплял его умственные и физические способности. По словам Меллена (Mellen, 1981), охотник умел <откладывать> переживание страха, и эту способность можно рассматривать как исключительно человеческую способность. Для этого древний охотник пользовался различными приемами, в том числе и такими, которые мы сейчас называем когнитивным контролем (например, перефокусировка внимания). Он мог регулировать свой страх с помощью других эмоций, например эмоции интереса-возбуждения.

Как отмечает Меллен (Mellen, 1981), в те далекие времена, на заре человеческого существования охота была трудной работой. Она требовала от человека большой выдержки и настойчивости, мужчины вынуждены были скитаться по три-четыре дня вдали от дома, прежде чем вернуться со свежим мясом в стойбище к женщинам и детям. Меллен поднимает интересный вопрос: почему охотники все-таки возвращались в стойбище, которое в лучшем случае было их временным пристанищем? Почему после изнурительной погони за зверем они, нагруженные тяжелой добычей, отправлялись в долгий путь, ведущий к дому? Уставшие и обремененные тяжелой ношей, они становились еще более уязвимыми перед лицом окружавших их опасностей. Меллен предполагает, что древние люди делали это по тем же причинам, что и современный человек. Им хотелось домой, они испытывали привязанность к женщинам и детям, оставшимся дома. Память о женщинах и детях, с которыми они хотели поделиться добычей, пробуждала в них чувства, придавала им силы и желание, необходимые для того, чтобы вернуться.

На примере нашего краткого очерка эволюции человека мы можем заявить, что эмоции сыграли важную роль в выживании человека. Очевидно, что человек не стал бы человеком, если бы не эмоции, которые побуждали его к единению и в конце концов сделали существом глубоко социальным. Очевидно, что любовь является наиболее важным эмоциональным Компонентом, объединяющим родителя и ребенка, мужчину и женщину. А теперь мы рассмотрим различные типы любви, каждый из которых отличен от других и в то же время является необходимым элементом великого замысла природы и истинно человеческих деяний.

МАТЕРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ

Если согласиться с тем, что привязанность к другому человеку, потребность защищать и заботиться - атрибуты чувства любви, то мы должны будем признать, что любовь матери к ребенку - это особый тип любви. Ее особенность проявляется, в частности, в том, что она жизненно необходима ребенку, и подтверждение этому мы можем найти во многих источниках. Мы уже говорили о том, какую важную роль в эволюции человека сыграли забота и опека. Аргументы современной науки о поведении не менее убедительно показывают значение материнской любви в жизни личности.

Что говорят о любви исследователи поведения? Большинство ученых сходятся во мнении, что.ребенок испытывает на себе любовь не только со стороны матери и отца, но также со стороны братьев и сестер. Кроме того, многие ученые считают, что взрослая женщина по сравнению с мужчиной имеет существенные преимущества в возможностях исполнения родительских обязанностей и проявления родительской любви. Гормоны, вырабатываемые женским организмом, если и не предопределяют, то во всяком случае благоприятствуют исполнению некоторых, хотя и не всех, материнских функций. Это ни в коем случае не означает, что любая женщина может заменить ребенку мать или что материнские обязанности может исполнять только женщина. Исполнить материнские функции, понимаемые как любовь к ребенку и уход за ним, вполне достойно и эффективно может и мужчина.

Точно так же и отцовство нельзя понимать только как биологическую функцию. Отцовская любовь и отцовская забота играют значимую роль в социализации и воспитании ребенка. Позволю себе забежать вперед и подчеркнуть, что я не вижу существенных препятствий, которые мешали бы единственному родителю любого пола адекватно и эффективно исполнять как отцовские, так и материнские функции. Если единственному родителю удается это, значит, он справляется с исполнением всего многообразия обязанностей, которые обычно возложены на двоих родителей противоположного пола. По этой причине требования к родителю-одиночке, особенно если он воспитывает ребенка противоположного пола, чрезвычайно серьезны и разнообразны. Учитывая все изложенное, давайте вернемся к рассмотрению элементов или характеристик материнства и материнской любви.

Прежде всего, материнство предполагает теплое и ласковое объятие. Знаменитые эксперименты с обезьянами, проведенные Гарри Харлоу (Harlow, 1971), убедительно продемонстрировали важность этой функции материнства. Экспериментаторы соорудили для новорожденных обезьян манекены, имитирующие обезьяну-мать. Одни манекены были сделаны из металлической проволоки, другие - из ткани. Четыре обезьяньих детеныша были помещены в клетку с манекенами обоих видов, причем бутылочки с сосками, в которых находилось молоко, были закреплены только на проволочных манекенах. Другие четыре обезьяны также могли выбрать себе либо проволочную, либо тряпичную мать, но бутылочки с молоком были закреплены на манекенах из ткани.

Почти с самого начала все детеныши обезьян, независимо от того, на тряпичном или на проволочном манекене были закреплены бутылочки с молоком, большую часть времени проводили на тряпичной матери. Даже обезьяны, кормящиеся на манекене из проволоки, проводили на нем ровно столько времени, сколько нужно для утоления голода. В результате этих экспериментов Харлоу сделал вывод, что степень комфортности телесного контакта является существенным фактором в привязанности между матерью и ребенком.

Аналогичные наблюдения проводились за детьми, воспитывающимися в Доме малютки. Дети выказывали значительно большее предпочтение и гораздо большую привязанность к тому человеку, который играл с ними, а не к тому, который только кормил, купал и одевал их. Таким образом можно заключить, что маленькому человеку недостаточно только телесного контакта со взрослым. Телесный контакт - важный, но не единственный фактор привязанности, человеку необходимы и другие проявления внимания, главным образом, психологической природы (Spitz, 1965).

Диапазон индивидуальных различий, выражающихся в разной частоте и продолжительности физического контакта младенца с матерью, поистине огромен; у одних младенцев потребность в телесном контакте выражена сильнее, у других - слабее. Однако если ребенок совсем не проявляет этой потребности, если он сопротивляется любой попытке нежного объятия, то это должно привлечь внимание профессионала. Чтобы определить, сформирована ли у ребенка нормальная привязанность к матери, необходимо оценить визуальный контакт между ними. Если младенец сопротивляется ласке, но при этом часто и подолгу разглядывает мать, поддерживает визуальный контакт с нею, то причин для беспокойства, скорей всего, нет. Возможно, что визуальным контактом ребенок замещает некоторую долю физического контакта.

Как уже отмечалось, одной из характеристик материнства и материнской любви является привязанность или прочная эмоциональная связь между матерью и ребенком. Вслед за Джоном Боулби (Bowlby, 1969, 1973) Мэри Эйнзуорт (Ainsworth, Blehar, Waters, Wall, 1978) разработала методику для оценки качества привязанности между матерью и младенцем. Наблюдая за реакциями ребенка в различных ситуациях, смоделированных в незнакомой ему обстановке, психолог может оценить качество привязанности.

Ребенка помещают в незнакомую комнату и дают ему игрушки, после чего мать ребенка удаляется в другой конец комнаты. Процедура эксперимента включает в себя несколько последовательных эпизодов: 1) к ребенку приближается незнакомый человек; 2) мать оставляет ребенка наедине с незнакомцем; 3) младенец остается в комнате один; 4) возвращение незнакомца, который пытается успокоить ребенка, и наконец 5) возвращение матери. Основываясь на наблюдении за поведением ребенка в каждой их этих ситуаций, особенно в ситуации возвращения матери, можно оценить, насколько устойчива его привязанность к ней. При неустойчивой привязанности ребеноклибо отстранится от матери (избегательная привязанность), либо отреагирует протестом или равнодушием на ее возвращение (амбивалентно-резистентная привязанность). Несмотря на то что эта методика оценки качества привязанности вызвала критические отзывы некоторых ученых и считается недостаточно адекватной с научной точки зрения, на ее основе было проведено немало исследований по данной теме, которые расширили наши представления о процессе формирования привязанности между матерью и ребенком и показали значение фактора привязанности для здоровья и благополучия ребенка.

Эта общая характеристика материнско-детской привязанности (устойчивость-неустойчивость) доказала свою валидность и демонстрирует известную стабильность, по крайней мере при отсутствии серьезных изменений в жизни семьи. Развод, потеря работы одним или обоими родителями, напряженность в отношениях, конфликты или какое-либо иное серьезное испытание семейных отношений может изменить устойчивый характер привязанности на неустойчивый. И наоборот, неустойчивая привязанность может со временем стать устойчивой, если условия жизни, семейные отношения и отношение матери к своим обязанностям изменятся к лучшему (Thompson, Lamb, Estes, 1982).

В одном из исследований изучали связь между характером материнско-детской привязанности и качеством адаптации ребенка в последующие годы (Matas, Arend, Sroufe, 1978). Результаты этого исследования показали, что дети, которые в годовалом возрасте обнаруживали устойчивый тип привязанности, как правило, адаптируются к условиям дошкольного учреждения лучше и успешнее, по сравнению с теми детьми, которые в годовалом возрасте демонстрировали неустойчивый тип привязанности. Хотя результаты этого исследования не были подтверждены другими авторами, они позволяют предположить, что вовремя сформированное чувство привязанности к матери облегчает адаптацию ребенка и помогает ему обрести чувство уверенности и компетентности.

Еще одной характеристикой материнства и материнской любви является эмоциональная доступность. Эмоциональная доступность - это не просто физическое присутствие или физическая близость матери, это ее готовность дать ребенку свое тепло, свою нежность, а впоследствии и понимание, поддержку, одобрение.

Говоря о материнской любви, нельзя обойти вниманием такую ее характеристику, как чувствительность матери к потребностям ребенка и готовность удовлетворить их. В некотором смысле чувствительность к потребностям ребенка просто необходима для его здоровья и благополучия. Однако известно, насколько по-разному чувствительны матери к потребностям своих детей и какой широкий диапазон отзывчивости - от назойливой опеки до полной безучастности - способны снести дети.

Мы не располагаем достаточным количеством исследований на эту тему, но кажется возможным предположить, что степень отзывчивости матери влияет на формирование личности ребенка. Например, почти все описанные выше характеристики материнства и материнской любви способствуют развитию у ребенка чувства доверия к окружающему миру. Понятно, что это доверие прежде всего и главным образом направлено на мать или на человека, заменяющего ее, но впоследствии оно распространяется и на заботливого отца и на любящих братьев и сестер. Ребенок научается доверять членам своей семьи, затем друзьям и другим окружающим его людям. Однако в конце наступает момент, когда человек узнает, что доверие, как и любовь, нельзя слепо дарить первому встречному. Рано или поздно он оказывается в ситуации, которая учит его, что нельзя доверять без оглядки, что излишняя доверчивость опасна. И все же каждый из нас нуждается в людях, на которых можно положиться, и чем шире круг этих людей, тем более здоровыми, благополучными и в конечном счете более счастливыми мы ощущаем себя.

ДИСКРЕТНЫЕ ЭМОЦИИ И МАТЕРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ

До сих пор мы говорили о материнстве и материнской любви, не затрагивая присущие этим явлениям специфические эмоции. Несомненно, что некоторые аспекты материнской любви имеют черты физиологического драйва. Мы уже говорили о том, что исполнению материнских функций у многих видов животных, в том числе и v человека, благоприятствует действие женских гормонов, особенно с наступлением фертильного периода. Некоторые матери, говоря о своей любви к ребенку, подчеркивают ее физический, чувственный аспект. Разумеется, в данном случае речь идет не о сексуальных чувствах. Чувственность не обязательно носит сексуальную окраску. Можно наслаждаться теплом и нежностью младенческой кожи, не испытывая сексуального возбуждения. По мнению Меллен (Mellen, 1981), запрет на сексуальный контакт между родителем и ребенком, между братом и сестрой имеет генетическое происхождение. Однако другие исследователи указывают на то, что дети, не состоящие в кровном родстве, но воспитывающиеся вместе, как правило, не испытывают сексуального влечения друг к другу. Примером тому могут служить дети, воспитываемые в израильских кибуцах.

В дополнение к физиологическому, или биологическому, аспекту важную роль в материнской любви играет, несомненно, эмоция радости. Эта радость социальна по своей природе, она вызвана фактом совместного бытия, фактом причастности к жизни, к развитию ребенка. Какой родитель не испытал радости при виде того, как его ребенок делает первые шаги, наблюдая за тем, как он впервые пытается играть с мячом, одевает пальто, зашнуровывает башмаки - все эти маленькие события вызывают бурю восторга в душе любящего родителя.

Другой компонент материнской любви - эмоция интереса. Любящая мать искренне интересуется своим ребенком и всем, что он делает. Эта заинтересованность может выражаться очень разнообразно, но одним из важнейших способов ее проявления является игра. Матери интересен ее малыш: что-бы он ни делал, все возбуждает в ней любопытство и вызывает восхищение. Его неподвижность и малейшее движение, любая ужимка и агуканье привлекают интерес матери. Результатом этого интереса становится игровое взаимодействие между матерью и ребенком. Можно сказать, что почти с самого рождения младенец отвечает на игровую активность матери. В возрасте нескольких недель это становится особенно очевидным. Если мать сидит напротив младенца, сохраняя отрешенное выражение лица, и не выказывает интереса к его активности, никак не реагирует на нее, младенец может отреагировать огорчением (Tronick, 1990). По описанию Троника, если мать сохраняет отрешенное выражение лица в течение трех минут, то можно пронаблюдать определенные этапы в поведении младенца. Сначала ребенок просто ждет, затем пытается вовлечь мать во взаимодействие и в конце концов уходит в себя, как если бы был угнетен.

Хэмбри (Hembree, 1986) с помощью системы объективного кодирования оценивал изменения мимики младенца в то время, когда его мать сохраняла неподвижное и отрешенное выражение лица. Когда младенец предпринимал попытки вовлечь мать в игру, на его лице отображались интерес и радость. Многие матери были не в состоянии устоять перед улыбкой своего ребенка, хотя условия эксперимента требовали от них сохранять безучастный вид. По прошествии 20-30 секунд безуспешных попыток вовлечь мать во взаимодействие большинство младенцев начинали протестовать против пренебрежительного отношения к себе и демонстрировали явные мимические проявления гнева или печали. Важно отметить, что уже в 3-месячном возрасте ребенок демонстрирует эту столь разнообразную мимику. Нам кажется крайне сомнительным, чтобы за три месяца жизни младенец успел научиться ей. По нашему мнению, результаты данного эксперимента служат еще одним доказательством тому, что ребенок приходит в этот мир со сложившейся способностью воспринимать экспрессивную мимику матери и адекватно реагировать на нее. С возрастом эта способность развивается, и ребенок научается другим способам экспрессивного реагирования.

ВРАТСКО-СЕСТРИНСКАЯ ЛЮБОВЬ И ДРУЖБА

Любовь между сестрами и братьями - также особый феномен. Старший брат или старшая сестра иногда становятся первым партнером ребенка в игре. Как правило, старшие дети в семье вместе с родителями заботятся о младшем ребенке и обеспечивают ему социальную поддержку. В конечном счете, социальная поддержка, обеспечиваемая любовью всех членов семьи, чрезвычайно важна для психологического комфорта ребенка.

Разумеется, отношения между детьми в семье далеко не всегда безоблачны. Широко известен феномен детской ревности. Для любого ребенка рождение младшего брата или сестры является серьезным испытанием. Старший ребенок лишается монопольного права на интерес и восхищение родителей. Теперь он вынужден делить их внимание и заботу с младшим ребенком. В такой ситуации ревность и соперничество почти неизбежны, но насколько они разовьются, во многом зависит от способности родителей показать каждому ребенку, что он желанен, необходим и опекаем ими. Кроме того, степень ревности и соперничества зависит от возраста, темперамента и интересов детей.

Проявления детской ревности могут крайне встревожить родителей. Прелестный и жизнерадостный трехгодовалый малыш может стать несносным вскоре после рождения второго ребенка. Так случилось с одной трехлетней девочкой, у которой появился младший брат. Отец и мать работали и потому отдали ее в детский сад.

Девочка была послушной, ее поведение не доставляло никаких хлопот ни воспитателям, ни родителям до тех пор, пока у нее не появился младший брат. Спустя два месяца после рождения брата она стала крайне агрессивной. Отец охарактеризовал ее поведение так: <Она без всякой видимой причины бросается на других детей>.

В данном случае ребенок отреагировал не столько на рождение младшего брата, сколько на изменение стиля внутрисемейного взаимодействия. Новорожденный требовал от родителей гораздо больше времени и внимания, чем старшая дочь. Естественно, что в первые недели он часто будил их по ночам своим плачем. Недосыпание и многообразные обязанности, связанные с рождением малыша, не прошли бесследно. Родители были вынуждены распределять между двумя детьми не только внимание, но и энергию, и зачастую у них не хватало времени и сил, чтобы так же. как прежде, поиграть и поговоритьсо старшим ребенком. Из всего вышесказанного со всей очевидностью следует вывод о том, что родители должны прилагать специальные усилия к тому, чтобы помочь старшему ребенку понять, что происходит в семье. Причем это понимание должно быть не только интеллектуальным, родители не должны ограничиваться только объяснениями. Старшему ребенку очень важно слышать от родителей ободряющие слова, ощущать, что по-прежнему занимает свое место в их жизни.

Насколько разовьется соперничество между детьми зависит не только от родительского поведения но и от пола детей, от разницы в возрасте, от темперамента и личностных особенностей каждого ребенка. Одинаковый пол, небольшая разница в возрасте (менее трех лет) - факторы, увеличивающие вероятность возникновения ревности и соперничества за внимание матери и отца.

РЕВНОСТЬ

Что такое ревность? Может быть, истоки ревности кроются в соперничестве за внимание матери или отца? Если вас одолевает ревность, значит ли это, что нечто угрожает вашим взаимоотношениям с любимым человеком? Ощущаете ли вы, что вот-вот лишитесь монопольного права на любовь и внимание любимого человека?

Ревность пробуждает такие фундаментальные эмоции, как страх и гнев. Возможность лишиться любви и всего, что связано с нею, порождает у человека страх. Любовь, кроме всего прочего, означает чувство защищенности и безопасности; отсутствие чувства безопасности, как мы уже говорили, является главной причиной страха. Эмоция гнева, также представленная в феномене ревности, возникает тогда, когда человек ощущает, что все его попытки сохранить позицию в отношениях с любимым человеком, вернуть его внимание, любовь и связанное с ней чувство безопасности, бесплодны. Брат (или сестра, или кто-либо другой) встает барьером между вами и источником безграничной любви. Гнев может быть направлен на брата, сестру, родителей или, как это было в описанном выше примере, на сверстников.

Рассмотренный нами случай с трехлетней девочкой, которая проявляла агрессию в детском саду, может натолкнуть и на иные размышления. Он показывает нам, что даже трехлетний ребенок способен сдерживать гнев. не проявлять его по отношению к младшему брату или родителям. Но этот гнев находит себе выход в другой ситуации, направляется на других людей. Ребенок становится более чувствительным и ревнивым к вниманию воспитателя, начинает воспринимать сверстников и товарищей по играм как соперников, лишающих его законной доли любви и внимания. Очевидно, что в описанном выше случае ребенок мог открыто выразить свой гнев только в детском саду.

Любовь между братьями и сестрами отличается от любви между родителем и ребенком и от любви между друзьями. Как правило, самой сильной считается любовь между матерью и ребенком или между отцом и ребенком. Второе место занимает сиблинговая любовь. Сиблинговая любовь, так же как и любовь между родителем и ребенком, отличается долговечностью, хотя и проходит порой через весьма серьезные испытания в детстве и подростковом возрасте. Как правило, бурные детские ссоры не могут разрушить ее. Даже ревнуя и гневаясь, человек знает, что эта любовь всегда с ним. Приятно гордиться друзьями, но гордость за совершенства и достижения брата или сестры дарит человеку еще большую радость. Так же как любовь между родителем и ребенком, любовь между братьями и сестрами может противостоять любым превратностям судьбы, ибо она основана на прочном фундаменте кровного родства и совместно прожитых лет.

РОМАНТИЧЕСКАЯ ЛЮБОВЬ

Некоторые исследователи, изучая романтическую любовь, концентрировали свое внимание на изучении страсти и сексуального возбуждения (Hatfield, Schmitz, Cornelius, Rapson, 1988). Однако сексуальное влечение хотя и важный, но не единственный компонент романтической любви. Для полноты картины, рассуждая о романтической любви, нам стоило бы рассмотреть весь комплекс эмоций, задействованных в этом феномене, и оценить, какое влияние эти эмоции и сексуальное возбуждение оказывают на мышление и поведение человека. В ближайшие годы вряд ли появится полное и всеобъемлющее научное описание романтической любви. Пример из реальной жизни - история любви Джона Генри Клибурна, описанная им в своем дневнике, - может облегчить понимание проблемы.

Девушка, которая завладела моим сердцем, казалась мне самой красивой девушкой в мире. Она была высокой и стройной, и это придавало ее красоте особый шарм. Улыбка возникала на ее лице легко, она ослепляла, излучала тепло и обаяние. Это случилось больше сорока лет тому назад, но я до сих пор живо помню нашу первую встречу.

Я никогда не забуду, как я впервые поцеловал ее. Мне тогда было 19,а ей 16 лет. Был дивный теплый вечер, мы прогуливались вдоль Миссисипи, держась за руки. Но как изумительно пел пересмешник, как благоухала магнолия! В какой-то момент мы остановились поддеревом пекан и замерли. Мы оказались совсем рядом, я был настолько поглощен очарованием этого мгновения, ее волшебной близостью, что ощущал себя на седьмом небе. Ее красота и обаяние казались мне настолько невозможными, удовольствия, которые они обещали, столь несбыточными, что у меня и в мыслях не было посягнуть на них иначе, как в мечтах. И все же это случилось - я поцеловал ее. Ее губы были теплыми и мягкими, как этот дивный летний вечер, я ощутил их чувственный ответ, и земля поплыла под моими ногами. Магнолии и пекан шевельнулись и сгинули, а облака в неверном лунном свете двинулись к нам. Но еще через мгновение она улыбнулась, и все встало на свои места. Ландшафт вновь обрел реальность, и начался наш роман, который длится всю нашу жизнь.

Вряд ли кому под силу произвести хоть сколько-нибудь достоверный анализ тех сил, что переворачивают мир в волшебные моменты любви. Я же попытаюсь назвать некоторые из них. Это было любопытство, очень мощное, доходящее до возбуждения. И конечно же, было сексуальное влечение, в этом не приходится сомневаться. Оно подхлестывало мое возбуждение, но не оно было ему причиной, по крайней мере, оно не было единственной причиной. Быть рядом с этой чудесной девушкой значило для меня гораздо больше, чем возможность сексуального удовлетворения. В тот момент я не мог рассуждать в соответствии со стандартами строгой логики, но мне кажется, у меня было интуитивное предощущение того, что нам предстоит пережить и прочувствовать вместе - неповторимый опыт сочувствия, совместного постижения мира, семейного сожительства, рождения детей, дружбы и нужды друг в друге. А может быть, я думаю так теперь, с высоты прожитых лет. Сексуальное влечение пронизывало теплый воздух и лунный свет, струящиеся с ночного неба над Миссисипи.

В то время я уже изучал биологию, психологию и социологию брака и семьи, и все же не мог даже представить себе все те испытания, через которые нам пришлось пройти в первые 10-15 лет нашей совместной жизни, пока мы заканчивали учебу, искали свое место в жизни, растили детей. Теперь-то я понимаю, что мне крупно повезло, ибо я до сих пор люблю и наслаждаюсь любовью, которая от времени и испытаний только набрала сил.

В тот вечер мы также испытали огромную радость. Нам было радостно быть вместе. Казалось, каждый из нас поощрял другого к улыбкам и смеху.

Невозможно измерить ту радость, которую мы дарили друг другу. Потом было много медлительных прогулок рука об руку. Потом были годы студенчества, встреча после войны, рождение детей, наш первый настоящий дом после нескольких лет скитаний с квартиры на квартиру, год в Париже, гордость за достижения детей, полгода в Москве, месяц в горах, путешествие по Китаю и множество тихих, спокойных вечеров дома - в кабинете или перед камином.

Но можно ли сказать, что мы всегда искрились радостью и весельем? Нет. Конечно же, нет. Разумеется, мы любили друг друга, и любовь дарила нам восторг, возбуждение и радость. Но когда имеешь дело с любовью, а ведь любовь - это всегда отношения между двумя людьми, то невозможно исключить возможность пробуждения любых эмоций, на которые только способен человек. В мире нет человека, к которому я испытывал бы такую же нежность и любовь, какие я испытываю к моей жене, но, пожалуй, никто не сможет вызвать во мне такое же раздражение и злость, какие подчас вызывает она. Когда мы вступали в брак, мы понимали, что чем-то не схожи между собой, но все различия казались нам ничтожными по сравнению с силой нашей любви. Мы по-разному распоряжались временем, у нас были разные вкусы, разный темперамент, разные интересы.

Я - ученый, и мое поведение, по крайней мере до некоторой степени, определяется научным мировоззрением и отношением к жизни. Барбреллен - человек театра, актриса и распорядитель с душой художника. Я поясню свою мысль. Барбреллен все постигает интуитивно и мгновенно. Мне потребовалось очень много времени, чтобы понять, каким образом ей удается так мгновенно улавливать суть вещей, определять, что это <отменно>, а это <никуда не годится>. Теперь мы смеемся над нашими различиями, мы чаще находим их забавными, нежели ссоримся из-за них. Но сколько раз они становились поводом для самого пылкого гнева!

Бывали моменты, когда наша любовь становилась для меня источником страха. Это случалось тогда, когда мне казалось, что любовь кончилась или что я могу потерять ее. Конечно, такое бывало нечасто, но мой страх был вполне осязаем.

Если ревность рождается в детстве, то наибольшей силы она достигает в отношениях романтической любви. Впервые ревность приходит к ребенку, когда он чувствует, что может лишиться внимания и любви матери. Боязнь утраты любви, помноженная на страсть романтического чувства, приобретает особую силу. Ревность включает в себя эмоции гнева и страха. Гнев порождается мыслью о том, что вами пренебрегли, что вас предали. Возможность потерять любимого человека, его любовь, а вместе с нею и уважение к себе вызывает страх.

Наверное, размышляя о феномене любви, полезно вспомнить о проведенном нами различии между любовными переживаниями и любовными отношениями. Любовные переживания всегда сопряжены с эмоциями радости и интереса. Напротив, в любовных отношениях может быть задействован весь спектр эмоций, но длительными бывают только такие отношения, которые включают в себя глубокую заинтересованность любящих людей друг в друге, гордость за достижения друг друга и радость от совместного бытия.

РЕЗЮМЕ

Любовь - фундаментальное для человеческой природы чувство, но ее нельзя отнести к дискретным эмоциям, таким как радость или печаль. Эмоциональная связь междудетьми и родителями, между братьями и сестрами, между супругами является неотъемлемой частью нашего эволюционного наследия. Любовь объемлет собой социальные отношения, прочную привязанность, эмоциональную связь. Любовь характеризуется интересом и радостью, а любовные отношения могут пробуждать весь спектр эмоций.

Есть различные типы любви, и в каждом из них любовь проявляется по-своему. Так, романтическая любовь подразумевает сексуальное влечение, а сиблинговая любовь - нет. Но все типы любви имеют некоторые общие признаки, такие как привязанность, верность, преданность, желание защищать любимого человека и заботиться о нем.

ДЛЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ

Berschied Е.,Рер1аи L. A. The emergingscience of relationships. - In: H. H. Kelly, E. Berschiod, A. Christensen, J. H. Harvey, T. L. Huston, G. Levinger, E. McClintock, L. A. Peplau, D. R. Peterson (Eds.). Close relationships. - New York, W. H. Freeman, 1983, 1-19.

Обобщающая работа по современным исследованиям и теориям интимных взаимоотношений.

Coleman С., Ganong L. H. Love and sex role stereotypes: Do macho men and feminine women make better lovers? - Journal of Personality and Social Psychology, 1985, 49(1). 170-176.

Исследовано влияние сексуально-ролевой ориентации на чувства и поведение, связываемые с любовью.

Dunn J'., Munn P. Becoming a family member: Family conflict and the development of social understanding. - Child Development, 1985, 56, 480-492.

Показано раннее возникновение привязанностей и конфликтов у детей и понимание ими эмоций, выражаемых в семье.

Hat field E., Schmitz E., Cornelius 1., Rapson R. L. Passionate love: How early does it begin? - Journal of Psychology and Human Sexuality, 1988. 1(1), 35-51.

Обзор теорий и исследований, посвященных романтической либо страстной любви. Сделана попытка определить страстную любовь. Обсуждается роль психологического возбуждения, положительных и отрицательных эмоций.

Stenberg R. A. triangular theory of love. - Psychological Review, 1985, 93, 1 19-135.

Теория любви, в которой страсти, интимности и привязанности отводится роль динамических факторов, используемых для объяснения природы любовных взаимоотношений.

White G. L., FishbeinS., RutsteinJ. Passionate love and the misattribution of arousal.-- Journal of Personality and Social Psychology, 1981, 41, 56-62.

Исследование воздействия несексуального романтического возбуждения на романтические чувства и сексуальную привлекательность.

эпилог

В последней работе, посвященной роли эмоций в эволюции человека, автор определил их как <специфические состояния, сформированные естественным отбором, способствующие адаптации в специфических ситуациях> (Nesse, 1990, р. 261). Автор, следом за другими процитированными выше учеными, утверждает, что специфические эмоции, и в частности их нейронный, поведенческий и переживатель-ный компоненты, повышают способность индивидуума распоряжаться возможностями, соответствовать требованиям и противостоять угрозам социальной и физической среды.

Этот учебник во многом испытал на себе влияние эволюционистской точки зрения, в нем я попытался представить теоретические и экспериментальные данные, подтверждающие идею о том, что эмоции сыграли весьма важную роль в эволюции человека, что они продолжают играть существенную роль в индивидуальном развитии человека, помогают ему адаптироваться к изменчивым условиям жизни. Эмоции выполняют эти функции благодаря своей способности организовывать и мотивировать когнитивные процессы и поведение, необходимые для эффективного взаимодействия индивида со средой.

Старое представление об эмоциях как эпифеноменальных, преходящих состояниях, не подлежащих научному исследованию, уже неприемлемо. На смену ему пришел функциональный подход, который расширяет наши знания об эмоциях, побуждает к исследованию их характеристик и функций. К счастью, функциональный подход начинает получать распространение и среди нейрофизиологов, исследования которых станут фундаментом науки, связывающей воедино эмоции и функции конкретных мозговых структур и процессов.

На сегодняшний день выработаны общие подходы к некоторым центральным вопросам теории эмоций. Так, например, достигнуто общее согласие по четырем важнейшим теоретическим посылкам. Во-первых, общепризнанно, что эмоциональная экспрессия выполняет важные коммуникативные функции, что особенно очевидно проявляется в раннем детстве. Во-вторых, все ученые согласны с тем, что эмоциональные переживания влияют на восприятие, мышление и поведение. В-третьих, эмоции лежат в основе социальных связей и являются интегральными составляющими теории темперамента и личности. В-четвертых, исследование эмоций и их функций в различных возрастных группах необходимо не только для понимания нормального развития личности, но также для диагностики и лечения психических нарушений. Эмпирические исследования, все более многочисленные и разнообразные, подтверждают истинность этих четырех посылок, на которых построены все основные теории эмоций.

В заключение несколько слов о позитивных эмоциях. Уже давно психологи предполагали, что позитивные эмоции таят в себе целительные силы широкого спектра, применимые как в отношении физического самочувствия, так и в смысле повышения эффективности интеллектуальной деятельности. Теперь эти предположения уже нельзя считать абстрактной гипотезой. В данном учебнике представлены надежные доказательства, подтверждающие догадку о том, что позитивные эмоции способствуют целому ряду конструктивных психологических свойств, таких как креативность, альтруистическое поведение и др.

<< |
Источник: Аверин В.А.. Психология личности: Учебное пособие.– СПб.: Изд-во Михайлова В.А.,1999. – 89 с.. 1999

Еще по теме Глава 17ЛЮБОВЬ:

  1. Глава 17ЛЮБОВЬ
  2. Глава 17ЛЮБОВЬ