<<
>>

Глава 11. Оперантный субъективизм: объективность субъективности

ВВЕДЕНИЕ

Вероятно, все мы согласимся с тем, что у каждого из нас есть свои взгляды, предпочтения и чувства; однако можно ли их считать поведением? Не относятся ли они скорее к сфере психического, чем к поведенческой сфере? Давайте попробуем трансформировать имена существительные в глаголы и говорить о воззрении, предпочтении и чувствовании.

Можем ли мы теперь квалифицировать это как поведение? Являются ли наши воззрения, предпочтения и чувствования действиями (acts), которые мы совершаем, и если да, то можно ли их квалифицировать как поведение? Система, разработанная Уильямом Стефенсоном (William Stephenson) (как и ряд других систем), требует именно этого. Но можем ли мы подвергнуть такое поведение измерению или изучать его с помощью научных методов? И снова Стефенсон стал бы утверждать, что можем, и разработанный им метод представляет собой научный и строгий метод их измерения. Он делает еще одно заявление, которое может показаться даже более радикальным, а именно, что возможна наука, изучающая индивидов. Мы привыкли иметь дело с оценочными шкалами, IQ-тестами, тестами личности и вопросниками, в которых используются стандартизированные тестовые вопросы и выборки из больших совокупностей. Но что мы можем сделать с единственным испытуемым?

На самом деле психология, работающая с единичными испытуемыми, отнюдь не нова. В большинстве самых ранних исследований в русле экспериментальной психологии, проводимых, например, Вундтом и Кюльпе, составлялись индивидуальные профили реакций испытуемых. Эббингауз, Павлов, Пиаже и Скиннер работали с отдельными испытуемыми, и полученные ими результаты являются наиболее твердо установленными и выдержавшими проверку временем. Если бы они использовали среднегрупповые значения, то вряд-ли вообще смогли получить эти результаты, поскольку усреднение замаскировало бы их. «Вступая в полное противоречие с таким акцентом на единичном организме, основной единицей данных в большинстве психологических исследованиях служит внутригрупповое среднее.

Эта мера является количественной абстракцией, используемой благодаря ее способностям сжато представлять данные и сочетаться с параметрическим статистическим анализом, а не благодаря тому, что она отображает какое-то существенное измерение (dimension) поведения» (Morgan, 1998, р. 450). . ;."

Распространенная в наши дни процедура усреднения индивидуальных данных в поисках характерных для популяции тенденций начала применяться

в 1890-х годах. Статистика, используемая в этих ис-следованиях, в которых большое число индивидуальных реакций объединяется для вычисления групповых характеристик или большие совокупности испытуемых тестируются с целью определения гипотетической черты, такой как «умственная спо-собность», получила название R-методологии, соответственно обозначению г, закрепившемуся за разработанным Пирсоном методом вычисления корреляции как произведения моментов. Некоторые психологические системы, такие как анализ поведе-ния (см. главу 6), а в ряде случаев и эко-бихевио-ральная наука (см. главу 7), действительно проводят исследования на одном испытуемом и редко используют R-методологию, однако они не занимаются изучением системы отчета (frame of reference) этого испытуемого. Гуманистическая психология (см. главу 4) предпринимает попытки в этом направлении, однако она не располагает строгими методами, позволяющими проводить такие исследования, а психоанализ (см. главу 5) навязывает клиентам собственную систему отсчета. Клиническая психология и психологическое консульти-рование, а также другие службы помощи населению часто используют метод изучения отдельных случаев (case study). Академическая психология и другие гуманитарные науки большей частью используют почти исключительно R-методологию. Применяющие R-методологию исследователи привлекают большие группы испытуемых, оценивают изучаемые реакции объективно и пытаются установить межгрупповые различия. Студентам как младших, так и старших курсов преподают R-методологию, но редко предлагают для изучения альтернативные методы исследования, или даже не ставят их в известность о том, что таковые существуют.

Единственной системой, которая (а) предлагает альтернативу R-методологии, (б) последовательно отстаивает субъективность реакций испытуемых и (в) располагает строгим и объективным методом для исследования субъективных реакций, является оперантный субъективизм (operant subjectivity), или Q-методология1, названная так для того, чтобы отличать ее от R-методологии.

Данная система, подобно анализу поведения и эко-бихевиоральной науке, характеризуется наличием собственной философии и методов исследования. Прилагательное «оперантный» указывает на тот факт, что когда испытуемым предлагается ряд утверждений, которые им требуется рассортировать в соответствии со своими предпочтениями, оценками или чувствами, возникающими в связи с этими утверждениями, они оперируют ими таким образом, чтобы выразить свои личные точки зрения, и это происходит независимо от каких-либо искусственных воздействий (таких как воздействия оценочных шкал) со стороны ис-

1 Смит и Смит (Smith & Smith, 1996) называют эту систему «квантовым субъективизмом» (quantum subjectivity), проводя параллели с квантовой механикой в физике (Stephenson, 1982, 1988-1989, 1989).

282

следователя. Утверждения, с которыми испытуемые соглашаются или которые они тем или иным образом предпочитают либо, напротив, отклоняют, являются оперантными для каждого индивидуума. Таким образом, термин «оперантный» указывает на события, связанные как со стимулом, так и с реакцией, взаимодействующими между собой. Он относится как к Q-тестовым стимулам (Q items), так и к людям. Таким образом, «оперантная субъективность», представляет собой субъективное поведение, как оно обнаруживается средствами Q-методо-логии.

В более узком смысле Q-метод предполагает группу утверждений (изображений либо других тестовых стимулов), касающихся определенной темы, а также испытуемых (subjects — субъектов в полном смысле слова, а не просто подопытных), которым дается инструкция рассортировать их в соответствии с субъективными категориями, например, от «нравится больше всего» (+5) до «нравится меньше всего» (-5). Таким образом, могут быть описаны, скажем, конкретная программа университетского курса психологии (Psychology 101) или имевшие место в прошлом любовные отношения. Результаты такой сортировки носят название Q-сортировки. Те испытуемые, которые произвели сортировку сходным образом, будут коррелировать между собой.

Эта корреляция отличается от корреляций между тестами или измерениями, ибо в данном случае корреляция проводится между людьми. Из массива индивидуальных корреляций извлекаются кластеры корреляций, называемые факторами. Факторы показывают, какими способами люди разделяют общие точки зрения в различных комбинациях, то есть присутствующие среди них паттерны реакций. Те индивидуумы, которые произвели сортировку сходным образом, будут собираться в один фактор. Они рассматриваются как подобные друг другу по данному фактору и как отличающиеся от тех индивидуумов, которые сгруппировались в другой фактор. Каждый фактор представляет общую точку зрения тех, кто вошел в состав группы, образующей данный фактор.

Q-методология преподается как альтернативная R-методологии лишь в некоторых университетах, к тому же не на психологических факультетах. Иногда психологи применяют Q-сортировку, но обычно рассматривают ее как R-сортировку, игнорируя субъективность; а на психологических факультетах Q-cop-тировка если и изучается, то преподается именно в такой форме. Психологические журналы также из-бегают публикаций, посвященных Q-методологии. В течение более пятидесяти лет журнал «Психометрика» (Psychometrika) исключал из своих материалов статьи по Q-методологии (Stephenson, 1990). Журналы, отражающие традиционное направление в психологии, в принципе никогда не испытывали расположения к революционерам: редакторы этих журналов предпочитают публиковать те материалы, которые представляются им знакомыми. Так, ученики

Скиннера практически не могли найти издания, в которых они могли бы публиковаться, пока не основали собственные журналы (Krantz, 1971). Сам Скин-нер опубликовал свои ранние работы в форме книги и таким способом избежал данной проблемы. Точно так же лишь немногие работы Баркера по экологической психологии были опубликованы в традиционных журналах; а Соммер (Sommer, 1977) сообщал о трудностях, связанных с публикацией результатов исследований, основанных на наблюдениях в поле, а не в лабораторных условиях.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И

ВОПРОСЫ

История развития системы

Разработка основных понятий и методов Q-систе-мы принадлежит английскому ученому Стефенсону, защитившему докторскую диссертацию по ядерной физике, но благодаря широкому кругу своих интересов занявшемуся экспериментальной психологией и проблемой психологических измерений.

В 1935 году он опубликовал свой инвертированный метод использования интеркорреляций, требующий, чтобы испытуемые измеряли себя сами, а не измерялись экспериментатором. В этом случае центром измерения становились мнения конкретных людей о различных вещах вместо таких абстракций, как сила эго, экстраверсия, интеллект, способности и другие черты. В отличие от R-методологии, Стефенсон вычислял корреляции между людьми, а не между тестовыми вопросами. В дальнейшем он продолжил развивать и расширять область применения своей системы, которую назвал Q-методологией. Под термином методология понимается философия науки, на которой основана соответствующая система, и метод организации частных процедур измерения. После смерти Стефенсона в 1989 году лидером данной системы стал Стивен Браун (Steven Brown), посвятивший себя разъяснению философии и технической стороны системы и ее преподаванию, демон-стрируя широкие возможности ее применения и эффективность и помогая другим использовать ее в различных областях деятельности.

Стефенсон рассматривал свою систему как бихевиористскую, однако такая форма бихевиоризма предполагала изучение субъективности и казалась несовместимой с бихевиоризмом 1940-50-х годов, отвергавшим все субъективное как проявления мен-тализма, противоречащего объективной гуманитарной науке. Для бихевиористов область «субъективного» ассоциировалась с дискредитировавшим себя методом интроспекции разума, результатом чего явилось игнорирование ими таких почти не проявляю-

283

щихся на внешнем уровне форм человеческой активности, как мышление и воображение. Стефенсон отвергал представления о том, что между объективным и субъективным существуют какие-либо принципиальные различия, и не был одинок в своей позиции, рассматривающей поведение как охватывающее весь диапазон человеческой активности, включая и сферу субъективного. Еще в 1920-х годах Артур Бентли (Arthur Bentley) с его концепцией «транзакциона-лизма» и Дж. Р. Кантор с его «организмической пси-хологией» (позднее названной «интербихевиораль-ной полевой психологией») утверждали, что психологические события не локализуются внутри (в разуме) или снаружи (в теле), но представляют собой отношения между индивидуумом и объектом, и что эти отношения поддаются изучению научными методами.

Нет ни внутреннего, ни внешнего, нет дуализма «разум—тело»; есть лишь конкретные транзакции (Бентли) или интеракции (Кантор) между конкретными людьми и их конкретным окружением. Вдохновленный идеями этих ученых, Стефенсон настаивал на том, что убеждения (beliefs), чувства, мнения и т. п. — все это конкретное поведение, которое может сообщаться и систематически анализироваться посредством Q-методологии. Однако господствующие в то время взгляды гласили, что:

«...научное изучение индивидуума (что как раз и являлось целью Стефенсона) невозможно... Наука должна заниматься поисками общих законов и универсальных принципов; она не может базироваться на изучении интраиндивидуального поведения или субъективности. Таким образом, исследования, основанные на изучении отдельных случаев, на которых было сосредоточено внимание Q-методологии, рассматривались как ненаучные, несмотря на изощренность предлагаемых ею методов количественного и многомерного анализа» (Febbraro, 1995, р. 145-146).

Подход Стефенсона к измерениям, философии науки, статистике и психологическим принципам был настолько революционным, что психология была не готова его принять. Оперантный субъективизм пережил большинство своих критиков, однако он так и не получил широкого распространения. Тем не менее системе удалось сконцентрировать свои раз-

бросанные интересы, прежде всего благодаря не-устанной организаторской деятельности Брауна. После того как он достиг этого, были найдены пути к выдвижению Q-методологии в число общепринятых методов исследования. Международное общество научных исследований субъективности (The International Society for the Scientific Study of Subjectivity) ежегодно собирает представителей широкого спектра научных дисциплин из различных стран для обсуждения способов применения и вопросов развития Q-методологии. Журнал «Операн-тный субъективизм» (Operant Subjectivity) является органом, публикующим результаты исследований и другие материалы, связанные с темой субъективности. Q-методологичекая сеть, компьютерный сервер с услугами электронной почты служат в качестве источника информации и дискуссионного форума для обсуждения технических вопросов. Записаны видеопрограммы, на которых Браун демонстрирует, как нужно проводить Q-сортировку и анализировать ее результаты2. Разработаны компьютерные программы, производящие необходимые вычисления (Atkinson, 1992; Stricklin, 1990)3.

Научная ориентация

Оперантный субъективизм отвергает не только дуализм «разум — тело», но также

• «я» как сущность (an entity);

• традиционное различение между объективным и субъективным;

• поведение как функцию нейронных определяющих факторов.

Следствием отрицания дуализма является и отказ от представления о том, что существуют, с одной стороны, внешние формы поведения, поддающиеся наблюдению и измерению, а с другой — независимые от них внутренние или психические состояния, которые не поддаются ни наблюдению, ни измерению, но о которых мы можем делать выводы на основании внешних форм поведения. Стефенсон замещает сознание субъективностью, о чем свидетельствует за-головок одной из его статей: «Выгоним сознание и впустим субъективность» (Consciousness Out — Subjectivity In, 1968).

Он также замещает картезианское допущение о личной сфере (разум человека закрыт от всех, кроме его обладателя) конкретными событиями коммуника-

2 Два варианта видеозаписей в трех различных форматах можно заказать в исследовательском Центре Стефенсона (Stephenson Research Center, 120 Neff Hall, School of Journalism, University of Missouri, Columbia, MO 65211).

3 Запросы на приобретение программ для персональных компьютеров (включая Mackintosh и OS-2) можно послать по электронной почте по адресу: p41bsmk@unibwmuenchen.de или mstrick@unlinfo.unl.edu. Программы для IBM-совме-стимых компьютеров можно заказать, направив по адресу listserv@listserv.kent.edu следующий запрос: GET Q-METHOD PACKAGE. Для Vax-совместимых компьютеров нужно направить по тому же адресу запрос: GETVAXQPACKAGE. На оба GET-запроса выдается серия файлов. Их следует направить по адресу listserv@listserv.kent.edu для получения программных файлов. Такие статистические программы, как SPSS, SAS, и BMPD, также могут быть использованы для анализа Q-сортировки, однако они разрабатывались для R-методологии, а потому обеспечивают менее удовлетворительные результаты, чем программы, разработанные специально для Q-методологии.

284

бельности (commuicability) или сообщением субъективности через Q-методологию. «Q-методология обеспечивает базис для науки, изучающей субъективность, и делает это очень экономными средствами, просто замещая метафизику сознания эмпиризмом коммуникабельности» (Brown, 1986, р. 74).

Стефенсон использует слово «я» («self») для обозначения собственной точки зрения индивида. Q-cop-тировка определяет субъективность оперантно, посредством «самосоотнесения» («self-reference»). Однако Стефенсон отвергает то, что он называет «безусловным я» («categorical self»), гипотетический агент, являющийся инициатором действия или сидящий в голове и воспринимающий картины из внешнего мира. «Я» в этом смысле — всего лишь очеред-ной термин для обозначения разума. Когда мы прибегаем к представлению о невидимом агенте для объяснения наблюдаемого поведения, данный агент, в свою очередь, также требует объяснения, и так до бесконечности. Например, если мы объясняем поведение тревогой, то что будет служить объяснением самой тревоги, а также объяснением объяснения тревоги? Согласно Стефенсону (а также Скиннеру [см. главу 6] и Кантору [см. главу 10]), мы должны иметь дело непосредственно с поведением, наблюдать за тем, какие специфические условия связаны с ним, и избегать навязывания ненаблюдаемых сущностей. Стефенсон обращается к конкретному поведению, и прежде всего к поведению, рассматриваемому с точки зрения испытуемого, поскольку он отвергает такие конструкты, как «безусловное я», разум и сознание.

Слово «субъективный» используется некоторыми авторами для обозначения разума или внутреннего опыта, в противоположность «объективному», однако Стефенсон (Stephenson, 1953) использует это слово лишь как обозначающее индивидуальную точку зрения и как нечто совершенно объективное в том смысле, что этим словом обозначается конкретное поведение, которое можно измерять и изучать «совершенно научно санкционированно, с соблюдением всех правил и процедур, предписываемых для научного метода» (р. 25). Это то, «о чем можно сообщить как другим, так и самому себе. [Субъективность] имеет форму, которую можно изучать чисто оперант-ными средствами, то есть не вводя предварительных исходных определений таких понятий, как Я, сознание и т. п., а методами Q-сортировки и факторного анализа» (1968, р. 501). Единственное различие между объективностью и субъективностью, настаивает Стефенсон, состоит в точке зрения. То, что субъективно с моей точки зрения, объективно с вашей. Субъективность характеризуется самосоотнесением, в отличие от объективности. Люди могут сообщать (refer) о своих субъективных чувствах, тогда как дерево не может. Объектом исследования в Q-методо-логии является субъект. Таким образом, различение между внутренним и внешним, либо разумом и телом, либо личным (private) и публичным (public) поведением не имеет никакого смысла, помимо ука-

зания на различие точек зрения наблюдателя. Вместо того чтобы предполагать, что поведение представляет собой внешнее проявление, определяемое некими гипотетическими нейронными факторами, данная система предполагает, что конкретное поведение само по себе представляет интерес и поддается измерению с помощью Q-техники. «Поведение не относится ни к разуму, ни к телу, ни к физиологии: это просто поведение, будь то субъективное поведение с точки зрения самого индивидуума или объективное с точки зрения окружающих» (Stephenson, 1953, р. 23). Воображение и езда на велосипеде для Стефен-сона в равной степени являются поведением, поэтому он определяет себя как бихевиориста, хотя и критически относится к бихевиоризму, поскольку тот отвергает субъективность — несмотря на тот факт, что субъективность так же объективна, как и поведение крыс, которых бихевиоризм столь широко использует в своих экспериментальных целях. Стефенсон настаивает на том, что «любой опыт является поведением» (р. 86), хотя мы и «не привыкли размышлять об этом таким образом» (р. 87). Поведение может быть представлено как оперантное и измерено с помощью Q-метода, точно так же как и кровяное давление, которое невозможно наблюдать невооруженным глазом, может быть представлено как оперантное и измерено с помощью тонометра» (Dennis, 1986).

Q-система отвергает любые абсолюты и универсалии, такие как фактор g (общий интеллект), введенный Спирменом, гипотетико-дедуктивные методы или другие заключающие возможности (ultimate powers). Она отвергает ставшую общепринятой процедуру, состоящую в формулировании теории, выведении на ее основе гипотез и их проверке с использованием групповых средних. Каждый эксперимент уникален и требует индивидуального подхода. Вслед за Кантором Стефенсон (1953) замечает, «что все научное поведение (scientific behavior) представляет собой конкретное инференциальное интерповедение (concrete inferential interbehavior), то есть относительно специфичное для каждой экспериментальной ситуации... никакой набор процедур не может быть адекватным для всех инференциальных интербихе-виоральных сеттингов в науке... конкретная форма предпринимаемого анализа определяется экспериментальной ситуацией» (р. 40).

Вместо того чтобы делать предсказания, Q-метод ориентирован на открытие. Стефенсон никогда не относился к ученым, выстраивающим грандиозные теории, а был «более заинтересован в понимании, чем в объяснении и в определении того, как работают вещи, а не того, почему, в смысле некоторого окончательного объяснения, они работают» (Brown, 1995c). Стефенсон (1953, р. 40) вслед за Льюисом (С. S. Lewis) замечает, что мы очень легко можем изучать почву в саду и бактерий, которые в ней водятся, совершенно не замечая красоты сада; аналогичным образом экспериментатор, находясь под влиянием той

285

или иной теории, может рассматривать высказывания людей как проявления бессознательных сил или мыслительных процессов, но при этом не слышать того, что эти люди говорят.

Q-метод

Набор утверждений, сформулированных в отношении определенной темы, называют «"собранием" (concourse, от лат. concursus, означающего «сбегаться вместе», подобно идеям, сходящимся в одной мысли), и именно из этого собрания впоследствии извлекаются выборки утверждений для проведения Q-сортиров-ки» (Brown, 1993b, p. 94). «Собрание» часто составляется на основе интервью, проведенного с испытуе-мым(и), но может быть извлечено также из письменных либо других источников. Оно может представлять собой не только вербальные, но и другие стимулы, например, изображения, музыкальные фрагменты, вкусы, ароматы, материалы, различаемые на ощупь, как и любые другие, адекватные характеру исследования. Браун (Brown, 1993a) так описывает характер и потенциальные возможности «собрания»:

«"Собрание" — это сам жизненный материал, от игривого подшучивания влюбленных до заумных реплик дискутирующих ученых и философов и глубоко личных мыслей, обнаруживаемых в мечтах и в дневниках. Из "собрания" возникают новые смыслы, зарождаются свежие идеи и совершаются открытия: это источник креативности и формирования идентичности отдельных людей, групп, организаций и наций; и задачей Q-методологии является раскрыть эту внутренне присущую "собранию" структуру — векторы мысли, поддерживающие ее и, в свою очередь, поддерживаемые ею».

Мы можем получить «собрание» от клиентов, проходящих поведенческую терапию, спрашивая их, что представляет собой данная форма терапии, каковы их ожидания, на что они жалуются и т. д. В промышлен-ной ситуации мы можем спросить рабочих об их отношении к своим непосредственным руководителям, к политике и стилю работы своей компании, к обеспечению техники безопасности, к своим коллегам, администрации, планам на будущее. Полученные ответы следует рассматривать не как фактические утверждения, а как мнения, высказывания с позиции самосоотнесения. Исследования с использованием опросов (общественного мнения) и вопросников часто содержат категории, которые исследователь навязывает опрашиваемым при получении ответов. В отличие от них, Q-метод определяет «те категории, которые являются

оперантными, то есть те, которые представляют собой функциональные, в противовес чисто логическим, различия» (Brown, 1993a, р. 97). Иными словами, эти категории являются функциональными для испытуемого, а не логическими для исследователя.

После того как «собрание» завершено, следующим шагом является извлечение из него выборки тестовых стимулов, которые испытуемым предстоит рассортировать по категориям. На этой стадии исследователь может временно прибегнуть к навязыванию определенных категорий. Анализ «собрания» может показать, что клиенты, проходящие поведенческую терапию, могут либо относиться к ней с оптимизмом, либо не чувствовать уверенности в ней, а также тот факт, что некоторые клиенты участвовали в других видах терапии, тогда как остальные — нет. Как показывает табл. 11.1, эти данные образуют матрицу 2x2, состоящую из четырех ячеек: неуверенность в противовес энтузиазму и опыт прохождения других видов терапии в противовес отсутствию такого опыта. В этом случае мы можем взять по 10 высказываний, соответствующих каждой из четырех ячеек, так чтобы получить оптималь-ное распределение высказываний. Категоризован-ные и отобранные таким образом высказывания могут обладать различными значениями для испытуемых. Следовательно, они не содержат систематических значений, за исключением тех, которые использовались для их отбора.

Каждое из этих высказываний (сорок для нашего гипотетического примера) записывается на отдельной карточке, которой произвольно приписывается номер4. Карточки перетасовываются и испытуемого просят рассортировать их по кучкам от «совершенно согласен» до «совершенно не согласен» или от «нравится больше всего» до «нравится меньше всего», либо в соответствии с другими выбранными критериями. Испытуемый производит сортировку согласно «условию инструкции» («condition of instruction») Инструкция, содержащая такое условие, может звучать следующим образом: «Рассорти-

4 Вследствие того, что номера, приписанные определенным карточкам, повторно не используются, это повышает вероятность выбора оставшихся номеров, поэтому распределение номеров по карточкам является не строго случайным, а только квазислучайным. Однако поскольку карточки не располагаются в каком-либо систематическом порядке, это не имеет значения.

286

руите карточки в соответствии с тем, что вы чувствовали в начале терапии». Если в исследовании уча-ствует один испытуемый, его можно попросить произвести дополнительную сортировку, например, «в соответствии с тем, что вы чувствуете по поводу терапии сейчас», а также «в соответствии с тем, что вы, основываясь на ваших ожиданиях, будете чувствовать после завершения терапии». Либо испытуемый может произвести сортировку «в соответствии с тем, что вы чувствуете по поводу терапии сейчас» в начале терапии, а затем через определенные интервалы по мере ее прохождения. Если участвует несколько испытуемых, все они могут выполнить одну и ту же сортировку либо множественные сортировки, как в приведенном примере с единственным испытуемым.

Сортируемые карточки обычно раскладываются на поверхности стола согласно распределению от +5 до -5 или, при использовании меньшего количества высказываний, — от +4 до -4 или даже от +3 до -3. Исследователь обычно предлагает испытуемому начать с раскладывания на три кучки; наиболее позитивные, наиболее негативные и нейтральные. После того как этот этап завершен, испытуемый может разложить их дальше по остальным категориям, кладя наибольшее число карточек на 0 и по минимальному числу на оба края, и по среднему числу карточек — между нулем и краями, так чтобы в результате образовалась симметричная кривая, близкая к колоколообразной кривой нормального распределения. (Количество карточек, которое требуется отобрать по каждой категории, задается с таким расчетом, чтобы получить данную конфигурацию.) Если испытуемый несколько — или даже значительно — отклоняется от данной конфигурации, это не оказывает влияния на результат вычислений (Brown, 1971). Специфическое достоинство Q-мето-да заключается в том, что он позволяет испытуемым помещать стимулы, с которыми они незнакомы или по поводу которых они испытывают неопределенность, в нейтральные категории. Это укрепляет уверенность экспериментатора в том, что результаты сортировки будут отражать «индивидуальные точки зрения в соответствии с собственным опытом индивидуума» (Stephenson, 1985, р. 205).

Используя приписанные карточкам номера для обозначения места соответствующих им высказываний в распределении, вычисляется корреляционная матрица, на основе которой определяются факторы. (Исследователь может просто ввести номера карточек в компьютерную программу в соответствии с тем, как их рассортировал испытуемый, и компьютер сам произведет все вычисления.) Одна группа может показать высокую степень корреляции с другой, но низкую с третьей. В этом случае оценки факторов будут указывать на наличие двух четко различимых групп субъективности. Факторы, однако, представляют собой чисто количественные величины, поэтому они ничего не говорят о том, каковы характеристики каждой из двух групп. Чтобы получить такую информацию, мы должны вернуться к тем исходным Q-вы-

сказываниям, которые содержатся в корреляциях. Помимо анализа высказываний, формирующих факторы, исследователь часто проводит интервью с испытуемыми, выясняя, почему они отнесли то или иное высказывание к группе с максимальной или минимальной оценкой, которые, благодаря возведению в квадрат, вносят наибольший вклад в значения фактора. (Часто сразу после завершения сортировки исследователь выясняет у испытуемых основания их выбора.) Иногда высказывания, полученные в ходе данного интервью, используются в новом «собрании», составляемом для другого Q-исследования, проводимого с целью дальнейшего уточнения понимания исследователем реакций испытуемых, связанных с изучаемой им темой.

Сравнение вопросников и оценочных шкал с Q-методологией

Оценочные шкалы (такие, как шкала Лайкерта) и тесты подверглись серьезной критике со стороны приверженцев Q-методологии, а поскольку эти методы исследования столь некритично принимаются психологией и другими поведенческими и социальными науками, имеет смысл подробно рассмотреть некоторые из высказываемых в их адрес критических замечаний, чтобы лучше понять, чем отличается от них предлагаемая в качестве альтернативной Q-методология.

Браун (Brown, 1980) выдвигает следующие аргу-менты. Оценочные шкалы не настолько свободны от субъективности, как предполагают их разработчики и использующие их исследователи. Они содержат собственные значения, отражающие предубеждения исследователей, которые навязываются испытуемым. Исследователь определяет, что будет означать реакция еще до того, как она имеет место, тем самым навязывая эти значения испытуемым и интерпретируя их реакции соответствующим образом. Такая процедура «сродни скорее акту творения, чем процессу измерения»; кроме того, «исследователь, рассматривая свое собственное понимание как в определенном смысле объективное или верное, демонстрирует крайне необоснованные претензии» (р. 3). Аналогичную мысль высказывает Делпрато (Delprato, 1997), замечая, что люди конструируют й отбирают свои переменные и что «представителям традиционной психологии еще многое предстоит узнать о субъек-тивности своих собственных операций и интерпретаций. Когда-то на статистический вывод возлагались надежды как на метод, обеспечивающий стопроцентную объективность. Я полагаю, лишь крайне наивные ученые продолжают лелеять эти надежды».

Теория черт приписывает оценочным шкалам и тестовым вопросам определенные значения и интерпретирует реакции на них в соответствии с популя-ционными нормами ответов на эти вопросы. Ожидать, что тестовые вопросы наделены фиксированными смыслами / значениями, означает (а) придавать

287

слишком большой вес тестовым вопросам, (б) придавать слишком малый вес реакциям, (в) игнорировать факт взаимодействия между вопросом и индивидом и (г) игнорировать изменения, происходящие с изменением ситуации. Хотя социальные науки преуспели «в науке задавания важных вопросов», отмечает Браун, они не придают столь же серьезного значения умению слушать ответы, трансформируя их с помощью своего рода поведенческой алхимии в нечто иное (р. 3).

«Конкретным характером реакций пренебрегают в пользу "объективного" значения шкалы. Независимая точка зрения индивидуума фактически рассматривается как зависимая от изначально приписанного шкапе значения. В результате статистический анализ оценок по данной шкале редко приводит к реальному росту наших знаний, поскольку исследователь, пытаясь объяснить или проинтерпретировать полученные результаты, вынужден обращаться к изначально приписанным данной шкале конструкциям (либерализм, аномия и т. д.), которые накладываются на фактичес-кие формы поведения, подлежащие анализу» (Brown, 1980, р. 4).

Проводя процедуры шкалирования, исследователи часто отталкиваются от теоретических конструктов (всего, что не наблюдается, а конструируется — логические выводы, сравнения, описания, гипотетические условия, такие как черты личности, IQ и т. д.), на основе которых дедуктивно выводятся гипотезы. Создается шкала для измерения данного конструкта, причем шкала часто и определяет сам конструкт. Оценка по данной шкале показывает, в какой степени испытуемый обладает соответствующей чертой: интеллектом, самоэффективностью (self-efficacy), силой эго, склонностью к доминированию и т. д. Браун (Brown, 1980) отмечает, что специалисты в области поведенческих и социальных наук, как правило, предполагают, что мысли, чувства, предпочтения и т. п. представляют собой черты или внутренние состояния, которые можно измерять лишь косвенно с помощью таких инструментов, как тесты и шкалы. В Q-методологии используется подход, обратный шкалированию. Вместо определения и навязывания таких конструктов, как интеллект или тревожность, и последующей интерпретации результатов в терминах этих конструктов Q-метод предполагает наблю-дение события, как-то: выражение чувства или мнения, а затем формулирование конструкта на основе данных наблюдений. Q-высказывания не обладают какими-либо значениями, кроме тех, что придаются им самим испытуемым.

Q-метод может быть использован для проверки теорий, однако он применяется преимущественно как метод, позволяющий делать открытия, — для выявления того, что ранее было неизвестно. По-

скольку данный метод не направлен на поиски заранее определенных черт и не предполагает наличия норм, а ориентирован на определение индивидуальных характеристик, вопросы о его внутренней надежности или согласованности не возникают. Q-метод не нуждается в верификации, включающей использование таких вспомогательных конструкций, как валид-ность и надежность, как это имеет место в случае использования R-методологии. Однако процедура повторного тестирования может быть использована для определения стабильности реакций. Исследования ретестовой надежности Q-метода продемонстрировали высокую степень корреляции — большую, чем 0,90 для коротких интервалов времени (Fairweather, 1981) и 0,81 для интервалов продолжительностью 11 месяцев (Kerlinger, 1973). Поскольку субъективные операнты не оцениваются с позиций истинно/ложно, отпадает необходимость в абсолютистской кон-цепции валидности. К собственным мнениям испытуемых критерий валидности неприменим. Шкалы же, напротив, обычно предполагают континуум значений в виде прямой линии, соединяющей противоположные полюса (например, интроверсию и экстраверсию), на которой реакция испытуемого занимает некоторое промежуточное положение. Континуум предполагает, что данное измерение существует в природе, хотя оно представляет собой лишь произвольную конструкцию, и оценки, получаемые на та-ком континууме, основываются на данной произвольной конструкции.

При использовании шкал «практически без преувеличения можно сказать, что никто не знает, что он измеряет», утверждает Стефенсон (1953, р. 5). Можно отбросить все шкалы, и тем не менее измерять мыслительные процессы, убеждения (beliefs), атти-тюды, желания, социальные взаимодействия, личностные характеристики, «а также проводить любые другие измерения, объективные для других и субъективные для самого себя; и это можно делать на научной основе» (р. 5) Психометрия с ее внушительными массивами данных, стандартизированными тестами, шкалами и групповыми средними породила лавину всевозможных категорий, включая черты личности и показатели интеллекта, являющиеся лишь иллюзиями конкретных форм поведения. Иногда стандартизированные Q-совокупности (Q-set), такие как Калифорнийский комплект карт для Q-сортировки (см. ниже, с. 289), могут оказаться полезными, однако их использование должно быть оп-равдано для каждого отдельного случая. Здесь не может быть никаких общих правил, поскольку каждая ситуация уникальна. Как отмечали и Стефенсон, и Кантор, нет единой логики, применимой ко всем случаям. Даже научные обобщения выводятся исходя из конкретных условий.

Стефенсон (1980b) утверждает, что Q-метод обеспечивает (а) «факты, помещенные в индуктивную систему соотнесения субъективной науки», и (б) «понимания, которые не могли быть получены преж-

288

де с помощью опросов тысяч людей» (р. х). Он считает (1980а), что представленные в Отчете для ми-нистра здравоохранения США в 1972 году результаты «несостоятельных» («abortive») исследований по проблеме воздействия показываемых по телевидению сцен насилия на детей могли бы быть опровергнуты как несоответствующие действительности с помощью Q-сортировки. Каждый из тридцати исследователей мог бы провести Q-сортировку с одним ребенком, попросив его рассортировать фотографии с изображениями сцен насилия, взятых из видеофильмов. Стефенсон предложил несколько возможных условий инструкций, таких как «какая сцена' тебя больше всего пугает?» или «как ты думаешь, ка-кой из этих фильмов тебе запретила бы смотреть мама?». Эти тридцать детей смогли бы дать в руки исследователей ценную информацию, которую они не смогли получить от десяти тысяч опрошенных. Напрасно проведенное исследование, замечает он, не предоставило возможности детям говорить самим за себя, а только отвечать на вопросы в соответствии с «исходными допущениями исследователей» (р. 19).

R против Q

Сравнения. Тесно связанным с вопросом о достоинствах Q-сортировки в сравнении со шкалами является вопрос о достоинствах Q-методологии в сравнении с R-методологией. Ученые, использующие R-ме-тодологию, проводят объективные измерения конструкта, предположительно присутствующего у людей, например черты личности, исходя из предположения о том, что различия, связанные с данным конструктом, являются чисто количественными. Субъективность и индивидуальные различия образуют «вектор ошибок», который должен быть по возможности сведен к минимуму. Поскольку этот век-тор ни с чем не коррелирует, согласно логике приверженцев R-методологии, с научной точки зрения он бесполезен. Браун (Brown, 1972) цитирует высказывание одного специалиста по статистике, назвавшего этот «вектор ошибок» «психометрическим осад-ком» («psychometric slop»). Однако с позиций Q-методологии «ошибкой» такие исследователи называют «всего лишь собственную точку зрения индивидуума — то, что он сам хочет сказать, себе или другим, — превращающуюся в объективную (то есть доступную для общего наблюдения) величину благодаря ее формальной репрезентации в виде результатов Q-сортировки» (Brown, 1972, р. 62). Так называемая ошибка, или психометрический осадок, в Q-методологии приобретает центральное значение.

Что касается экспериментальных процедур, в пределах каждой отдельной экспериментальной группы уникальность также рассматривается как вектор ошибок. В противовес такому взгляду Q-методоло-гия подчеркивает роль уникальности. В ней не делаются предсказания и не используется проверка гипотез. Она стремится к открытию неожиданных харак-

теристик — вектора ошибок с точки зрения R-методологии — и отводит этому открытию центральное место в своих исследованиях. При планировании R-экспериментов субъективность, как отмечает Браун (1980), считается несущественной и случайно распределенной величиной, тогда как в Q-методологии несущественной и случайно распределенной считается объективность, целью же измерения является определение относительной субъективной значимости одного высказывания по сравнению с другим. В Q-методологии корреляция вычисляется между индивидуумами, тогда как в R-методологии — между тестами (переменными). Это позволяет Q-методоло-гии измерять межсубъектные взаимосвязи (between-person relationships) (Stephen, 1985), вместо того чтобы пытаться избавиться от них как от «погрешностей». R-методология основана на предположении, что сконструированная черта является изолированной, автономной и жестко фиксированной и что в процессе измерения производится независимое измерение такой абсолютизированной черты. В R-методологии такое предположение является необходимым условием коррелирования черт. В Q-методологии, напротив, предполагается, что измерение взаимосвязано со значениями и что значения, которые испытуемый придает Q-высказываниям, порождаются самим актом сортировки. Таким образом, в Q-методологии индивидуумы, а не тестовые вопросы, являются переменными. В Q-процедуре испытуемые измеряют собственные реакции в процессе сортировки, тогда как в R-процедуре измерение проводится со стороны. В Q-процедуре испытуемые обособлены друг от друга и группируются по сходству сортировок в факторы. В R-процедуре все индивидуальные реакции усредняются, в результате чего индивидуальные характеристики утрачиваются. Кроме того, с каждым индивидуумом проводится только одно или несколько измерений, так что средние величины отражают лишь небольшое число измерений, в то время как схема эксперимента с одним испытуемым требует многократных измерений, за счет чего повышается их надежность (Morgan, 1998). В Q-методологии размеры «собрания» определяют число измерений индивидуума.

Наиболее часто Q-сортировку используют, переводя ее результаты в R-форму путем их усреднения, тем самым смазывая все субъективные структуры, которые могли бы быть выявлены в виде факторов. Суммирование оценок «может скрывать факторные различия и часто приводит к смешению всех факторов в результирующей средней величине, не отражающей ни одного из факторов» (Gargan & Brown, 1993). Браун приводит одно из наиболее ранних указаний на данную проблему:

«Если массивы элементов, с очевидностью испытавших на себе разные влияния независимых причин, сводятся в один вариационный ряд, вы-числяемое на его основе среднее оказывается

289

практически лишенным научной ценности, поскольку оно не отражает активности объединен-ного комплекса природных или социальных причин и, как правило, плохо приспособлено для целей сравнения» (Zizek, 1913, р. 65).

Традиции, с которыми связаны R- и Q-методы, восходят к XIX столетию. В немецкой традиции экс-периментальной психологии, связанной с именами Вундта и Фехнера, любые вариации — будь то межиндивидные или внутрииндивные — рассматривались как ошибки измерения, отклоняющиеся от неких «истинных» значений. Таковы истоки R-тра-диции. В Англии, напротив, вместо того чтобы рассматривать межиндивидную вариативность как погрешность, в работах Гальтона и Пирсона ей придавалось центральное значение, а у Дарвина вариативность (изменчивость) выступает в качестве базиса, на котором основан естественный отбор; таким образом, она становится ключевым понятием анг-лийской психологии. В результате при изучении межиндивидной вариативности нашли применение корреляции, нормы и другие статистические процедуры, впервые введенные Пирсоном и другими учеными. Данный подход изначально отверг представления об истинных значениях и скрытых причинах; однако Спирмен (Spearman), в большей степени ориентировавшийся на германскую традицию, ввел такие скрытые причины, как «общий фактор интеллекта» и «специфические факторы интеллекта», для объяснения вариативности, а также использовал нормальное распределение для борьбы с ней. В ходе дальнейшего развития экспериментальной психологии, формировавшей себя по образцу физических наук, вариативность стала рассматриваться наподобие ошибок наблюдения в астрономии. Предположив, что субъективность является погрешностью, традиционная психология начала бороться с ней, трактуя ее как случайную переменную или усредняя индивидуальные данные (Gigerenzer, 1987a, 1987b). Лонгитюдные исследования показали, что R-измере-ния личности, как совокупности универсальных, нормально распределенных и жестко фиксированных в раннем детстве черт, на самом деле не отли-чаются постоянством (consistency) на протяжении детства отрочества и юности (Kohlberg 1969; LaCrosse & Hicks, 1970). Преимущество Q-методо-логии, утверждает Колберг (Kohlberg, 1972), заключается в том, что она подчеркивает роль жизни людей, а не черт личности. В Q-методологии испытуемые действительно рассматриваются как субъекты, а не просто как объекты исследования, как это имеет место в R-методологии.

В области измерений личности «Большая пятерка», или пятифакторная модель (Block, 1995; McCrae & Costa, 1997), состоящая из таких факторов, как экстраверсия, уживчивость, сознательность, эмоциональная стабильность и открытость опыту, является примером последних разработок в области конст-

руирования черт личности на основе данных R-тех-ники факторного анализа. Стефенсон (1953) ранее отмечал, что R-методология пытается объединить все человеческие характеристики и свести их к «порядку, подобному модели атома» (р. 344); примером одной из последних попыток, предпринятых в этом направлении, и является «Большая пятерка». В противовес таким попыткам, Q-методология имеет дело с конкретным поведением людей, имеющим место в конкретных случаях. Она не занимается поисками универсалий или потенциальных склонностей и способностей. «Большая пятерка» — наряду с IQ, склонностью, и другими чертами и потенциалами, выделяемыми в ходе R-анализа, — не характеризуется само-соотнесением, тогда как в поведении, как в фактических событиях, всегда присутствует самосоотнесение. Следовательно, утверждают сторонники Q-методологии, черты личности, конструируемые представителями R-методологии, маскируют или подменяют природные фактические события искусственными образованиями.

В отличие от R-методологии, Q-методология не нуждается в большом количестве испытуемых, поскольку она способна выявлять характеристики независимо от распределения данной характеристики относительно других характеристик — точно так же, как то, что в популяции людей с различным цветом глаз у человека оказываются голубые глаза, не зависит от пропорции голубоглазых в популяции (Stephenson, 1953). А поскольку Q-методология не занимается поисками абсолютных величин или универсалий, но всегда обращается к конкретности, изучение больших совокупностей не является для нее актуальным. Проводя корреляции между людьми, а не между тестовыми вопросами, можно заниматься факторными исследованиями, в которых используется большое количество тестовых вопросов, но лишь небольшое число испытуемых, тогда как стан-дартная процедура корреляции тестов требует использования больших популяций, которым может быть предложено лишь небольшое число тестов. В Q-методологии выборку составляют тестовые вопросы, а не индивиды, а каждое условие инструкции является переменной.

R-методология является полностью адекватной в сельском хозяйстве или в пивоваренной промышленности, где она первоначально и использовалась для определения с помощью выборок качества различных сортов пива или помидоров, выращенных на различных удобрениях. Она также выполняет полезную роль в гуманитарных науках — в тех случаях, когда речь идет о фактических событиях или информации, по отношению к которым самосоотнесение не имеет места. Однако, утверждают сторонники Q-методологии, R-процедуры не дают удовлетворительных ре-зультатов в тех случаях, когда они используются для проверки гипотез, содержащих конструкты, касающиеся человеческого поведения: R-методология приписывает ложную валидность таким конструктам,

290

маскируя тем самым подлинное, конкретное человеческое поведение. Аналогичную точку зрения выразил Лейзер (Layzer, 1974), указывая на то, что оценки показатели IQ носят чисто инструментальный характер — то есть что они являются продуктом измерительных инструментов или IQ-тестов и, таким образом, не дают научно объективного измерения. Следовательно, использование их с целью получения оценок наследуемости не является научно обоснованным. Однако этот очевидный факт по большей части игнорируется при попытках выяснить, в какой степени уровень интеллекта определяется генетическими факторами либо факторами среды. Стефенсон (1974), цитируя Лейзера, добавляет, что это замечание верно в отношении любых попыток использования норм в психологических измерениях. Для достижения прогресса нашей науки, утверждает он, мы должны отойти от этих операциональных определений (определяемых реакциями на тесты) и использовать операнты (события).

Психофизика является еще одним разделом психологии, где вследствие использования R-методоло-гии исследователи перестали замечать решающую роль субъективности. Основоположниками данной области психологии явились Вебер и Фехнер; последний вывел формулу (основываясь на работах Вебера), претендуя на то, что ему удалось установить математическое соотношение между нефизическим, психическим ощущением и интенсивностью физического стимула. Насколько, к примеру, должна воз-расти физическая интенсивность света для того, чтобы нефизический разум «ощутил» разницу? Фехнер и другие авторы не смогли осознать факт невозможности установления соотношений между физическим и нефизическим, разумом и телом, однако, также неосознанно, обошли данную проблему, фактически рассматривая величину стимула и величину или чувствительность реакции. «Чувствительность» («sensitivity»), однако, «не является абсолютным состоянием, а существует при определенных условиях, включающих инструкции, уровень внимания, природу задачи и многие другие», в том числе и конкретные процедуры измерения (Smith, 1993, р. 270). Она субъективна с точки зрения испытуемого. Когда С. С. Стивене стал основной фигурой в психофизике, он предположил, что такие реакции («ощущения»), как реакции на высоту и громкость звука или на электрическую стимуляцию, должны являться объективными и, следовательно, независимыми от измерительных процедур и что различные экспериментальные процедуры будут давать непосредственно соотносимые данные. Если это оказывалось не так, он отказывался от одной из процедур и продолжал использовать другую, считая что эта единственная процедура обеспечивает объективные и точные результаты измерения (Gigerenzer, 1987b). Сторонники Q-методологии сказали бы, что если бы Стивене направил свое внимание на изучение конкретных событий при специфических условиях, ему ста-

ло бы ясно, что реакции не являются независимыми от процедур измерения, а напротив, являются взаимозависимыми с ними. Они также стали бы утверждать, что если бы Стивене имел в своем арсенале Q-методологию, возможно, формируя Q-совокупности на основе физических стимулов, он мог бы открыть некоторые операнты или некоторые подлинные эффекты. «В Q-методологии только сам индивидуум может измерять свою собственную субъективность, и именно благодаря этому факту значение (meaning) и измерение оказываются неразрывно связанными...» (Brown, 1993c).

Как Q-, так и R-методология имеют свои области применения, в которых они являются адекватными. Сторонники Q-методологии утверждают, что она наиболее подходит для сообщения о субъективных реакциях, для измерения которых до сих пор использовались такие традиционные методы, как психологические тесты, вопросники и оценочные шкалы. R-методология наиболее эффективна для сбора и анализа информации, то есть для тех событий, по отношению к которым самосоотнесение невозможно.

Калифорнийская процедура. Получившая наибольшую известность модификация разработанной Стефенсоном Q-методологии была предложена Блоком (Block, 1961; Block & Haan, 1971), сотрудником Калифорнийского университета (Беркли). Блок и его коллеги рассматривали предложенный ими вариант как дальнейшее усовершенствование процедуры Стефенсона, обеспечивающий более точные измерения (см., в частности: Jones et al.,1993). Другие утверждали, что новый метод имеет достаточно ограниченную сферу применения, а в остальных случаях является профанацией (corruption) Q-методологии. Они окрестили его «калифорнийским Q-син-дромом», подчеркивая его пагубный эффект; уничижительный в данном случае термин «синдром» заимствован из медицины, где он означает группу симптомов, свидетельствующих о болезни. Однако с использованием подхода Блока было проведено значительно большее количество исследований, чем с использованием варианта Стефенсона, и Q-методо-логия значительно более известна в варианте, предложенном Блоком. В нем используется 100 письменных оценочных утверждений, сформулированных в терминах клинической психологии и сортируемых профессионалами. Блок разработал Q-совокупности для различных клинических состояний, страдающие которыми характеризуются как параноиды, истерики, нарциссисты и т. д. Оценки и сортировка производятся только профессионалами, и никогда — пациентами. Использование такой «внешней» точки зрения является правомерным, заявляют приверженцы Q-методологии, но только если это не происходит в ущерб «внутренней» точке зрения — точке зрения самого индивида, проходящего диагностику. Полное исключение его точки зрения предполагает, что она рассматривается как недостоверная и лишенная практической ценности.

291

Сторонники применения Калифорнийского комплекта карт для Q-сортировки (California Q-Set, CQS), как правило, усредняют отдельные результаты сортировки, так чтобы в результирующей общей картине сводились на нет расхождения между точками зрения отдельных экспертов, производящих диагностику (Brown, 1994b). Так, например, в одном из случаев применения данной процедуры точки зрения терапевтов относительно трех отдельных сессий с клиентом рассматриваются как единая точка зрения (Miller, Prior & Springer, 1987), и такая стандартная процедура используется рядом других исследовате-лей. Семейная Q-сортировка, разработанная в университете штата Джорджия (Goergia Family Q-Sort) по образцу Калифорнийской (Wampler et al., 1989), включает сортировку описаний семьи несколькими наблюдателями, на основе чего исследователи делают заключения относительно данной семьи; однако сами члены семьи никогда не участвуют в сортировке. Практикующие психологи, использующие Калифорнийскую процедуру, (а) редко позволяют оцениваемым лицам самим производить сортировку и (б) систематически прибегают к усреднению, тем самым сводя на нет расхождения между точками зрения привлекаемых ими экспертов, касающихся испытуемых (Brown, 1994b).

Авторы одного исследования с применением CQS вычисляли корреляцию между реальным и идеальным Я испытуемых в возрасте 14, 18 и 23 лет в качестве меры самооценки (Блок и Робине, Block & Robins, 1993). Испытуемые сами выполняли сорти-ровку по Самоописательной Q-совокупности (Self-Descriptive Q-Set), что соответствовало «субъективной» части исследования. Затем клинические психологи производили сортировку по Калифорнийскому взрослому комплекту карт для Q-сортировки (California Adult Q-Set) с целью измерения личности тех же самых испытуемых, результаты которой, в свою очередь, коррелировались с результатами других процедур. Вот что говорит об этом исследовании Браун (1995d):

«Прежде всего следует отметить, что можно целиком прочитать отчет об исследовании Блока и Робинса, так и не получив ни малейшего представления о том, что думали испытуемые о самих себе, как и о характере гех идеальных образов, с которыми в большей или меньшей степени коррелировали их различные представления о себе: Данная информация должна составлять самую суть субъективной науки, однако она оказалась закрученной так же герметично, как внутренность барабана, с помощью коэффициента корреляции между реальным и идеальным Я...»

Далее, хотя исследователи начали с измерений субъективности посредством Q-сортировки,

«..они не сообщают и не анализируют данную информацию; вместо этого они проводят корреляции этой субъективности с другим типом субъективности (Q-сортировкой, отражающей идеальные представления тех же испытуемых) и рассматривают результаты этой корреляции как показатель самооценки, как будто самооценка, как и сила тока, является количественной переменной, которая у одних людей больше, чем у других. Несмотря на факт использования Q-сортировки, описанная выше стратегия представляет собой хрестоматийный пример R-методоло-гии, в котором присутствуют также многие другие отличительные черты R-метода. В частности, авторы пользуются языком переменных, также как и языком индивидуальных различий, личностных характеристик и предсказуемости. Кроме того, сообщаемые данные представляют собой преимущественно групповые средние (например, усредненные корреляции я-идеала для мужчин и для женщин) и межиндивидные корреляции (например, корреляции самооценки с различными характеристиками личности, вычисляемые на совокупности испытуемых), а все процедуры по проверке гипотез осуществляются в рамках гипоте-тико-дедуктивного метода. Таким образом, по характеру концептуализации, используемой стратегии, проведению измерений и их интер-претации данное исследование имеет значительно больше общего с R-, чем с Q-методологией, и его результаты, хотя сами по себе они весьма красноречивы и представляют определенный интерес, кажутся нам весьма отдаленными оттого, что можно считать полезным для субъективной науки» (Brown, 1995d).

Коммуникабельность

Коммуникация в противовес информации. Само-соотнесение — это коммуникация (сообщение) собственной субъективности посредством Q-метода. Информацию, которая никогда не содержит самосоотнесения, следует отличать от коммуникации, которая всегда его содержит. Иными словами, можно заменить термины «субъективность» и «объективность» терминами «самосоотнесение» (self-reference) и «несамосоотнесеиие» (non-self-reference) соответственно. Стефенсон (1980а) указывает на высказывание «солнце сияет» как на фактическое по своей природе и информационное по характеру утверждение. При этом никакое количество дополнительных высказываний не может исчерпать возможных субъективных смыслов высказывания «солнце сияет». Однако Q-метод обеспечивает систематическое и строгое понимание некоторых из таких субъективных смыслов. Q-метод — это в первую очередь система коммуникации того, что в противном случае, как правило, остается не проявленным.

292

МакКоун (McKeown, 1998) уподобляет коммуникацию самосоотнесения посредством Q-сортировки герменевтике (см. главу 12), в которой сам текст обеспечивает средства для его интерпретации. Q-ме-тод — это не только регистрация того, что люди говорят, но и попытка понять, что они имеют в виду. Факторы — это такие интерпретации того, что люди говорят, которые они сами не смогли бы нам сообщить. В этом проявляется творческий характер Q-сортировки, придающий этому процессу качество научного открытия.

«Co-знание» в противовес сознанию. Стефенсон (Stephenson, 1980a, no: Lewis, 1960) указывает на то, что слово «сознание» первоначально имело значение «со-знание» (от лат. conscire — делиться знаниями). В дальнейшем это слово приобрело более частное значение хранимой сообща тайны или заговора. Позднее, в XVII столетии, Рене Декарт превратил «сознание» в синоним «со-знания» — личное знание, характеризующее разум, нефизическую составляющую дуализма «душа — тело». Таким образом, сознание превра-тилось в обозначение секретности разума или его непостижимости для других и в этом значении было заимствовано английским языком из французского.

Тот факт, что данный термин появился в английском языке лишь в середине XVII века, говорит о том, что он не обозначает нечто органически присущее человеку; в противном случае соответствующее слово появилось бы еще тысячу лет назад, а оно является относительно недавним изобретением. Стефенсон (1980а) предлагает использовать термин, предшествующий термину «сознание» consciousness), а именно со-знание (consciring), в его исходном значении «делиться знаниями», как характеризующий Q-метод.

«Таким образом, все, подчеркиваем, все субъективное коренится в со-знании, в общем знании, разделяемом знании, известном каждому представителю своей культуры. Разделенное знание — это и есть то, что следовало бы назвать сознанием, и это слово указывает лишь на тот факт, что данное знание передается и является общим» (р. 15, курсив Стефенсона, Stephenson, 1980а).

Браун (Brown, 1991) спрашивает, действительно ли понятие «сознание» («consciousness») необходимо или же оно указывает лишь на нереальную сущность (non-entity), которую можно заменить конкретной коммуникабельностью. Q-методология не заставляет людей фиксировать свой поток сознания или пускаться в интроспекцию некого таинственного разума. Субъективность — это лишь то, что можно сообщить себе или другим.

Co-знание как самосоотнесение в противовес обмену информацией. Q-методология, как указыва-

ют ее приверженцы, представила многочисленные свидетельства того, что она способна схватывать неструктурированные, не укладывающиеся в жесткие рамки, постоянно изменяющиеся, взаимозависимые и уникальные события коммуникации как самосоотнесения и делать это на строгой научной основе. Они также утверждают, что конкретность поведения, как подчеркивали Стефенсон и Кантор (см. главу 10), черта, внутренне присущая природному миру, частью которого является поведение, и именно та черта, на которую наука для обеспечения своего прогресса должна обращать пристальное внимание и которая легко поддается наблюдению с помощью Q-методо-логии.

Сегодня значительное внимание уделяется кибернетике, записи сигналов, петлям обратной связи, принятию решений и т. д. Все это, указывают сторонники Q-методологии, относится к коммуникации как к обмену информацией. При этом полностью игнорируется коммуникация как со-знание, которое представляет собой суть осмысленной повседневной коммуникации между людьми. Коммуникация чувств, предпочтений, суждений и других индивидуальных и субъективных реакций игнорируется и выносится за скобки специалистами, вовлеченными в гонку современных технологий. Можно утверждать, что такой характер развития коммуникационных технологий находит свое отражение и в психологии, где когнитивная психология — с ее компьютерными аналогиями и конструктом «обработки информации» мозгом — навязывает такие механистические структуры фактическим поведенческим событиям, механизируя объективность и полностью игнорируя субъективность.

Короче говоря, субъективность — это коммуникация, происходящая в высказываниях самосоотнесения, «из которых можно сформировать выборку и предложить испытуемому оперировать ее элементами для репрезентации своего существования» (Stephenson, 1974, р. 14).

Рассмотрение единичных случаев и проблема обобщения

Необходимо проводить различие между единичным фактическим случаем и единичным тестом. Единичный случай, то есть индивидуум, часто оказывается в центре внимания клинической психологии и коррекционного или специального обучения. При тестировании нового лекарства в центре внимания оказывается единичный тест (лекарство), и использование больших популяций для измерения эффектов его воздействия является адекватным. При отборе популяции, на которой проводится тестирование лекарства, важно учитывать пол, возраст, а иногда и другие характеристики испытуемых, например, являются испытуемыми курящими или нет. В этих случаях использование правил и схем проведения экспериментов, не предполагающих самосоотнесения, а

293

также R-статистики, просто необходимо. То же самое может быть верным и в отношении экспериментов, в которых испытуемым, например, предъявляют на экране на короткое время запретные и обычные слова. Однако мы можем также попросить одного испы-туемого произвести сортировку запретных и обычных слов согласно нескольким различным инструкциям и получить ряд новых результатов, на которые можем пролить дополнительный свет с помощью интервью и / или дополнительных Q-сортировок. Такая процедура приведет нас к совершенно иному пониманию, более приближенному к повседневной жизни, чем изучение реакций на слова, мелькающие на экране.

Нередко по отношению к Q-методологии возникает следующий вопрос: как можно делать обобщения на основе единичного случая? Этот вопрос является не более логичным, чем вопрос о том, как мы можем делать это при рассмотрении отдельной клинической истории болезни. По отношению к определенным целям единичный случай является значимым сам по себе. «Действительно важным всегда является вопрос о том, в какой степени мы используем строгие научные процедуры, независимо от того, касается это одного случая или нескольких...» (Stephenson, 1974, р. 3). Конкретность, как утверждают и сторонники Q-методологии, и интербихевиористы, в соответствующих контекстах является необходимым условием для любого научного предприятия. Аналогичную точку зрения высказывает Браун (Brown 1933/1994): «Таким образом, законы поведения следует искать не в усреднении реакций, взятых в массе, а в обобщениях, выводимых на основании изучения единичных случаев во всей своей специфичности» (р. 46).

Стефенсон (1974) отмечает, что классические исследования заучивания проводились Эббингаузом на одном испытуемом, точно так же как и эксперименты Джорджа М. Стрэттона по инвертированному зрению (испытуемый, сам Стрэттон, носил оптическое устройство, полностью перевертывающее зрительный мир); изучение единичных случаев является общераспространенным в клинической психо-логии и психиатрии. Шассон (Chasson, 1979) описывает ряд исследований на одном испытуемом, включающих Q-методологию, по отношению к которым он использует название «интенсивный план» («intensive design»). Эксперименты гештальтистов также проводились с единичными испытуемыми, как и исследования Пиаже, а также работы в области анализа поведения и прикладного анализа поведения. Следуя аналогичной схеме, Баркер и Вригт (Barker & Wright, 1951) подробно описали один день из жизни маленького мальчика. Целью этих исследований не является сделать обобщение «от N = 1 на N = по-пуляция» (р. 7); скорее, они имеют теоретическую ценность. Например, что может перевертывание зрительного мира сказать нам о том, каким образом мы координируем между собой наши зрительные и моторные реакции, и что означает для нас видение

«правой стороной вверх» (Smith, 1993)? Что может сказать нам пример пациента, страдающего гидроцефалией, чей черен содержит лишь 5% мозга, но который ведет себя как нормальный индивидуум и демонстрирует высокие интеллектуальные способности (Lewin, 1980), о наших предположениях относительно роли мозга в поведении человека? Стефенсон (1974) приводит случай восьмилетнего мальчика, понимавшего язык, несмотря на то, что у него отсутствовали моторные навыки, необходимые для произнесения звуков речи, — пример, рассеивающий наши представления о том, что дети должны слышать собственный лепет для того, чтобы овладеть речью и научиться понимать ее. Выборки из больших популяций в таких случаях не нужны; наука достигнет большего, если будет составлять выборки из проблем, а не из людей, утверждает Стефенсон, хотя мы редко используем такую возможность. Опросные исследования почти никогда не включают репрезентативные популяции стимульных условий или про-блем, только популяции индивидов, хотя проблемы отличаются высокой вариативностью. Далее, отмечает он, производя выборку из популяции людей, мы редко имеем ясное представление о том, кого мы должны в нее включить: заключенных? престарелых? младенцев? психопатов? бездомных? представителей определенных профессиональных или этнических групп?

Большинство случаев неадекватного использования Q-методологии связано с тем, что исследователи не делают выборки проблем, вместо этого делая выборки людей. Они отталкиваются в своих исследованиях от операциональных определений — сформулированных на основании реакций на тестирующее устройство (стимул), — определяющих такие конструкты, как «реальное я» или «идеальное я», и пытаются обнаружить их среди популяций людей и не пытаются раскрыть то, что является субъективным для сортирующего Q-высказывания, т. е. опе-ранты, фактические события.

«Целью [науки] является не сбор фактов, а до-стижение понимания. Если ученый может иметь дело с конкретными оперантами, ему совершенно не нужно рассматривать операциональные определения своих конструктов или концепций; именно поэтому в нашей системе не используются Q-выборки, стандартизированные для измерения чьих-либо концепций по поводу "я", "идеального я" и других — хотя для практических целей такие категории, без сомнения, могут представлять определенную пользу» (Stephenson, 1974, р. 24)».

Браун (Brown, 1996b) замечает, что Q-факторы сами по себе содержат обобщения. Если два фактора — А и Б — выявляются в результате Q-сортировки, про-веденной несколькими людьми, это означает, что

294

людям, представленным фактором А, в целом свойственна определенная точка зрения, а представленным фактором Б — другая точка зрения. «Факторы репрезентируют качественно различные модусы мышления, сохраняющие свои характерные черты, независимо от того, сколько человек, относящихся к каждому типу, участвуют в исследовании»; следовательно, «не требуется большого числа случаев для того, чтобы делать обобщения, касающиеся каждого типа» (Brown, 1995b). По этой причине зависимые и независимые переменные не используются в Q-ис-следованиях. Возвращаясь к аналогии Стефенсона (1953) с цветом глаз, точно так же как голубой цвет глаз отдельного человека не зависит от цвета глаз окружающих людей или от распределения данного цвета глаз в какой-либо популяции, субъективность, выявленная с помощью Q-сортировки, не зависит от ее пропорции в любой популяции. Субъективность, как и цвет глаз, просто существует. Такие конкретные события могут быть продемонстрированы на научной основе с соблюдением критерия надежности. «Существование есть не что иное, как единичный случай в действии, и именно ему наука должна уделять первостепенное внимание» (Stephenson, 1974, р. 14). Q-сортировка, как во множественных, так и в единичных случаях, имеет важное значение для обеспечения коммуникации о таких случаях, а также для рассмотрения теоретических вопросов. Даже если несколько испытуемых произвели сортировку одной и той же Q-совокупности, каждый случай является конкретным и уникальным; вопрос о том, какое влияние каждый из этих случаев оказывает на опреде-ление тех или иных факторов, должен рассматриваться на стадии анализа.

Помимо той роли, которую изучение отдельных случаев играет в процессе открытия, оно также имеет значение и для проверки гипотез. Браун (1993/ 1994) использовал один единичный случай для проверки теории, касающейся голосования, а другой единичный случай для проверки философии «политического я» (political self). Как теория голосования, так и теория «я» базировались на некоторых исходных допущениях, а не на наблюдаемых событиях. Исследование с помощью Q-сортировки обеспечило возможность наблюдения субъективности, отличающейся от категорий, положенных в основу этих теорий. Естественные или наблюдаемые (observational) категории, полученные в результате Q-сортировки, являлись репрезентациями субъективных форм поведения, расходившихся с логическими категориями теоретиков.

Обобщение может быть статистическим, оно может представлять собой вывод, распространенный на всю популяцию на основании выборки, а может являться переходом на более высокий уровень абстракции — как это сделал Галилей, перейдя от шариков, скатывающихся по плоскости, к обобщению, касаю-щемуся всех падающих тел (Brown, 1997). Научный прогресс, как правило, базируется на обобщениях

галилеевского типа, а не состоит в чисто количественном определении того, сколько и каких случаев имеет место. Последние могут представлять интерес, однако они являются второстепенными для науки. Переход от единичного случая на более абстрактный уровень имеет более фундаментальное научное значение, чем переход от нескольких случаев к многим. Браун (1997) указывает на то, что (а) Кеплер снискал мировую научную известность, продемонстрировав тот факт, что Марс вращается вокруг Солнца по эллиптической орбите и (б) что имя Бо-релли, продемонстрировавшего, что эллиптическая форма орбит характерна и для других планет, осталось практически неизвестным в истории науки. R-методология, занимающаяся в основном количе-ственными обобщениями, аналогична вкладу Борел-ли, тогда как Q-методология, ориентированная на обнаружение общих принципов, сродни открытию Кеплера.

Сколько человек должно участвовать в Q-сорти-ровке? Как правило, для определения фактора достаточно нескольких испытуемых, возможно, всего пяти-шести человек; увеличение количества участников уже не добавит ничего нового. Использование пяти сортировок с ретестовой надежностью, равной 0,80, обеспечивает надежность фактора, превышающую 0,98 (Brown, 1993b). Если факторы А и Б достаточно точно определены несколькими сортирующими, и значения факторов ясны исходя из содержащих их высказываний, основная цель процедуры достигнута. Более глубокое понимание может быть достигнуто благодаря интервью с лицами, проводящими сортировку, в ходе которых выясняется, почему они поместили определенные ключевые высказывания в те или иные категории. Однако сортировка может также указывать на наличие фактора В, который до сих пор был неизвестен и который может быть представлен меньшим числом испытуемых, чем А и Б. Определение этого фактора может потребовать участия сорока или пятидесяти испытуемых (Q-методология не позволяет определить, какой процент популяции придерживается некоторой точки зрения, выявленной Q-анализом; она лишь показывает, что данная точка зрения существует.) Поскольку Q-методология представляет собой процесс открытия, а не формулирования теории, дедуктивного вывода, предсказания или проверки гипотез, редкие точки зрения не могут быть выявлены, пока сортировка и анализ не завершены.

Однако если исследователь подозревает, что те или иные сегменты популяции могут придерживаться определенных взглядов, отличающихся от взглядов, разделяемых остальной ее частью, данные сегменты должны быть включены в исследование. Например, если мы хотим узнать мнения студентов о программе базового университетского курса психологического факультета, мы включим студентов, специализирующихся на психологии. Однако мы можем захотеть включить и тех студентов, которые слуша-

295

ют курс психологии в качестве факультативного либо для того, чтобы написать курсовую работу по профилю другого факультета. Такая выборка индивидов носит название Р-совокунность (P-set). Р-со-вокупность используется не для обобщений, распространяющихся на более широкие популяции, а для того, чтобы могли проявиться все точки зрения, существующие по поводу данной программы, — при этом нас интересуют не количественные различия, а различия, касающиеся способов размышления о программе. При рассмотрении отдельного случая неопределенность по поводу того, какие точки зрения могут проявиться, выше, чем в случае множественной сортировки, и в этом случае формирование Р-совокуиности, конечно, невозможно.

Представитель Q-методологии будет утверждать, что после того, как факторная структура выявила существующие субъективные точки зрения, можно перейти к количественному подсчету выразивших их лиц на более строгих основаниях, если эта процедура еще имеет смысл. Возвращаясь к нашему примеру, мы можем обнаружить три совершенно различные точки зрения по поводу программы базового курса психологии, а также четвертое мнение, которое разделяют две из трех полученных групп. При проведении опроса его результаты, как бы хорошо ни была составлена выборка, скорее всего, не отражали бы всех этих соотношений. Однако после того как такая структура установлена, можно провести гораздо более информативный опрос, чтобы узнать, сколько человек включает каждая из групп.

<< | >>
Источник: Смит Н.. Современные системы психологии./Пер. с англ. под общ. ред. А. А. Алексеева — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК,2003. — 384 с. . 2003

Еще по теме Глава 11. Оперантный субъективизм: объективность субъективности:

  1. Содержание
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА
  3. Волюнтаризм: первая классическая система.
  4. СОПОСТАВЛЕНИЕ С ДРУГИМИ ПОДХОДАМИ
  5. СОПОСТАВЛЕНИЕ С ДРУГИМИ ПОДХОДАМИ
  6. ПОЛУЭКСПЛИЦИТНЫЕ ПОСТУЛАТЫ
  7. СОПОСТАВЛЕНИЕ С НЕКОТОРЫМИ ДРУГИМИ ПОДХОДАМИ
  8. ПОЛУЭКСПЛИЦИТНЫЕ ПОСТУЛАТЫСОЦИАЛЬНОГО К0НСТРУКЦИ0НИЗМА
  9. Глава 10. Интербихевиоральная психология: событийное поле...
  10. Глава 11. Оперантный субъективизм: объективность субъективности
  11. ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ В США
  12. ХАРАКТЕРИСТИКИ КАЖДОЙ КАТЕГОРИИ ПРИЧИННОСТИ