<<
>>

Основные элементы групповой динамики

В понятие групповой динамики входят 5 основных и несколько дополнительных элементов.

Основные элементы:

1)Цели группы.

2)Нормы группы.

3)Структура группы и проблема лидерства.

4)Сплоченность группы.

5)Фазы развития группы.

Дополнительные элементы:

1)Создание подгрупп (развитие п.3).

2)Отношения индивидуума с группой (развитие п.3).

Цели группы.

Цели группы – психотерапевтической, психокоррекционной, профилактической, тренинговой и т.п., – определяются тем, в какую более общую систему работы с людьми влючена группа.

Планируемый результат группы зависит также от того, на какую психотерапевтическую методологию опирается ведущий группу специалист. Цель психодраматической группы – достижение катарсиса через повторное проживание ситуации в ролевой игре и, благодаря этому, – новой ступени интеграции личности; цель групп встреч – достижение более полног личностного потенциала, личностный рост; цель гештальт-терапии – просветление, расширение зоны психологического видения; цель групп психосинтеза – разъединение неправильно объединившихся элементов психической жизни, отказ личности идентифицироваться лишь с некоторыми элементами и достижение синтеза более высокого уровня; цель групп социально-психологического тренинга – совершенствование коммуникативных навыков личности и т.д.

Цели группы в значительной степени определяются также личностными особенностями ведущего. Явно декларируемая им цель может расходиться с его истинными скрываемыми или неосознаваемыми целями. Попытки манипулировать группой или использовать ее в целях самоутверждения будут мало способствовать оказанию реальной помощи людям или принесут им вред. При несовпадении декларируемой и истинной целей нарушается принцип подлинности психотерапии, и может быть нарушена подлинность всего группового процесса.

Проблема состоит еще и в том, что цели группы могут не совпадать с целями отдельных участников.

Это дает своеобразный толчок групповой динамике, результаты которого не всегда прогнозируемы.

Нормы группы.

Нормы — это принятые правила поведения, руководящие действиями участников и определяющие санкции наказания при их нарушении. Типичными нормами психокоррекционных групп являются самораскрытие и честность. Подчинение групповым нормам связано со статусом участника группы и сплоченностью группы.

Нормы существуют в любой группе и в любом обществе, а нарушение принятых норм всегда предусматривает наказание. Чем жестче нормы и суровее наказание за их нарушение, тем авторитарнее группа. Примером могут служить неформальные авторитарные группы асоциальных подростков.

Каждая психокоррекционная группа устанавливает свои нормы поведения, но в каждой из них обычно поощряются эмпатия, правдивость, теплота и открытость.

По мнению Б. Д. Карвасарского, каждый член психокоррекционной группы обязан:

• выполнять распорядок групповых занятий;

• говорить в группе обо всем открыто и искренне;

• не выносить за пределы группы того, что происходит во время групповых занятий;

• помогать товарищам по группе осознавать и изменять свой способ поведения, если он противоречит общепринятым нормам;

• отказаться от общих фраз, говорить о проблемах и переживаниях, как своих собственных, так и товарищей по труппе, конкретно и по принципу здесь и теперь;

• выслушивать взгляды, мнения и советы членов группы, обдумывать их, но принимать решения самостоятельно.

Подчинение перечисленным нормам не является обязательным, но от их соблюдения или несоблюдения зависит эффективность работы психокоррекционной группы.

Выполнение норм поведения во многом зависит от информированности и сплоченности группы.

Выше перечисленные нормы относятся к нормам, которые изначально задает ведущий группы, для чего ему зачастую требуется прилагать особые усилия. В противоположность этому, нормы, вырабатываемые самой группой, защищаются самими членами группы.

Группа осуществляет давление на своих членов, заставляя их подчиниться этим нормам.

Между тем они могут быть антитерапевтическими: утаивание истинных чувств или наоборот – преувеличение чувств и эмоций; запрет на некоторые темы, например, сексуальные; создание подгрупп и эротических пар.

В группах социально-психологического тренинга могут возникать и такие нормы, как защита неудачливого члена, защита молодого члена, подчинение руководителю, выбранному самими участниками из состава группы, стремление любой ценой без помощи других и др.

Для нормального хода группы должно быть достигнуто хотя бы частичное совпадение задаваемых и вырабатываемых норм. Иногда группа приносит свои нормы с собой. Это происходит в тех случаях, когда все члены группы являются представителями одног круга или большой категории людей. Промышленные руководители, например, приносят с собой резкость в обращении друг к другу, школьные учителя – слепое подчинение авторитетам

Имеются наблюдения, свидетельствующие о том, что в гомогенных группах подчинение нормам более выражено, чем в гетерогенных.

Структура группы и проблема лидерства.

Процессы, имеющие место в социальной группе или в семье, в искусственно созданной группе происходят в концентрированной форме. Участники попадают в незнакомую групповую ситуацию, в которой руководитель может оказывать или не оказывать им помощь. Опираясь на собственное понимание или прошлый опыт, они приходят в группу с определенными ожиданиями относительно роли, которую будут в ней играть. К.Рудестам определяет роль как круг функций и видов поведения, которые считаются подходящими для данного члена группы и реализуются в определенном социальном контексте. Гибкость ролевой тактики требует от участников принятия ролей, отличных от тех, которые они имеют вне группы. Например, менеджер, высоко оценивающий свое умение управлять и отдавать приказы, может быть смущен открытием, что его умение руководить оказывается непригодным в групповой ситуации.

Каждый член малой группы, будь то производственный коллектив или семья, играет в ней ту роль, которую считает подходящей для себя и для этой конкретной группы (заведующий отделением, отец семейства и т. д.).

Опираясь на собственный опыт, каждый человек приходит в психокоррекционную группу уже с определенным настроем на ту роль, которую он в ней будет играть. Роль клиента в психотерапевтической группе чаще всего отличается от той, которую он играет вне группы. Например, вне группы клиент — ответственный работник, руководитель, глава семьи, а группа определяет ему роль, не связанную с лидерством. Это требует от клиента психологической перестройки, понимания необходимости новой роли, а при ее принятии — гибкости в ролевой тактике.

М.Богданов и П.Элбом ( 1978 ) считают, что потребность той или иной роли появляется в процессе формирования межличностных отношений, особенно при возникновении в группе острых ситуаций и конфликтов. Уже в самом начале формирования группы в ней обязательно появляются такие персонажи, как Вожак, Нытик, Скептик и т. д.

Обычно наиболее типичные роли отличаются своей полярностью, как бы противопоставлены друг другу.

На этом основании Т. Лири все групповые роли расположил на двух осях: гнев — любовь, сила — слабость. Г.Келлерман (1979) выделил восемь основных типов ролей, разделенных на четыре пары полярных противоположностей: Романтик — Проверяющий, Невиновный — Козел отпущения. Философ — Ребенок, Пуританин — Объединяющий.

Принятая каждым участником группы “новая” роль помогает психокоррекционной группе выполнять свои основные задачи.

Р.Шиндлер (1957). описал четыре наиболее часто встречающиеся групповые роли и одну менее часто встречающуюся роль:

1)?(альфа) – лидер, который импонирует группе, побуждает ее к действиям, составляет программу и придает отвагу.

2)?(бета) – эксперт, который имеет специальные знания, навыки или способности, которые группе всегда требуются или которые группа просто уважает. Он анализирует, рассматривает ситуацию с нескольких сторон; его поведение самокритично, рационально.

3)?(гамма) – пассивные и легко приспосабливающиеся члены, старающиеся сохранить свою анонимность; большинство из них отождествляются с альфой.

4)?(омега) – самый крайний член, который отстает от группы в силу собственной бездарности, какого-то отличия от всех остальных или от страха; иногда он отождествляется или объединяется с Р, чем провоцирует группу.

5)Р – противник, оппозиционер, активно выступающий против лидера.

В группах могут встречаться и многие другие роли, которые не всегда сводимы к этим основным, например: монополист, пытающийся привлечь к себе внимание; мученик, взывающий о помощи и в то же время отказывающийся от нее; моралист, который всегда прав; квазитерапевт, перехватывающий инициативу; любимчик, пробуждающий нежные чувства и постоянно нуждающийся в защите; агрессор; шут; провокатор; защитник; нытик; соблазнитель и т.д.

Задачей многих групп является расширение репертуара ролей.

Эффективная группа нуждается в равновесии положительного и отрицательного. Поддерживающая, корригирующая функция группы включает в себя не только дружеские, но и недружеские действия, не только согласие, но и несогласие. Чем более гибкими, пластичными будут участники группы в своих ролях, тем более эффективной будет группа в достижении своей конечной цели. Обычно одни члены группы принимают на себя роли, важные для выполнения задач, другие берут на себя заботу о сохранении гармоничных межличностных взаимоотношений. Как правило социально-эмоциональные лидеры предпочитаемы членами группы. В связи с эти К.Рудестам (1990) предлагает в виде таблицы следующее описание некоторых наблюдаемых в группе ролей (таблица ).

Таблица

Роли по выполнению задачи и оказанию поддержки.

Роли, связанные с групповой задачей Роли, связанные с групповой поддержкой Инициирующий: предлагает новые идеи и способы преодоления трудностей и решения задач. Изменяет точку зрения на проблемы и цели группы. Поощряющий: поощряет и поддерживает участие других. Демонстрирует понимание чужих идей и мнений. Разрабатывающий: разрабатывает и развивает идеи и предложения, выдвинутые другими участниками. Гармонизирующий: выступает посредником между участниками при расхождении мнений и наличии у них разных точек зрения. Снижает напряженность во время конфликтов. Координирующий: объединяет идеи и предложения и пытается координировать действия членов группы. Идущий на компромисс: поступается в чем-то своим мнением, согласуя его с мнением других для утверждения групповой гармонии. Ориентирующий: направляет группу к ее целям, оценивая происходящее и выявляя отклонения от повестки дня. Охраняющий и выполняющий: поддерживает, поощряет других, облегчая им участие и регулируя ход общения. Оценивающий-критикующий: критически оценивает предложения участников, сранивая их с сущесвующими стандартами выполнения задач. Устанавливающий стандарты: применяет в группе стандарты для оценки качества группового процесса.

Побуждающий к действию: подталкивает и побуждает группу к действиям, к принятию решений. Пассивно-следующий: пассивно следует за группой. Выступает слушателем в групповых дискуссиях и при принятии решений.

В социальной психологии выделяют четыре основных типа поведения людей в малой группе.

Обособляющий тип. Хорошо выражена индивидуальная ориентировка. Оптимальное решение задач возможно только в условиях относительного обособления от группы, самостоятельно.

Ведомый тип. Выражена тенденция к конформности, подражательству, добровольному подчинению. Оптимальное решение групповой задачи возможно в контакте с более уверенными и компетентными членами группы.

Лидирующий тип. Индивидуум ориентирован на власть в группе. Оптимальное решение задач возможно при условии подчинения себе других членов группы.

Сотрудничающий тип. Индивидуум постоянно стремится к совместному с другими решению задач и следует за группой в случаях разумных решений.

Знание типов поведения участников группы помогает психотерапевту при распределении ролей, способствует более глубокому пониманию механизмов психологической несовместимости отдельных ее членов. Совпадение формального и неформального лидера в одном лице упрощает ситуацию, несовпадение делает групповой процесс более сложным.

Рассматривая роли с точки зрения группы в целом, можно понять, что они не только удовлетворяют личные потребности членов группы, но и способствуют решению их общих задач. Некоторые роли помогают объединить усилия членов группы для решения той или иной проблемы, другие — поддерживать групповые нормы и культуру. Для обозначения разных ролей используются те или иные специфические названия, отражающие связанные с ролями групповые функции. К.Р.Мак-Кензи (1979) объединяет эти названия в четыре основные группы, соответствующие четырем ролям.

1. Структурная роль связана с обозначением групповых задач и обычно является ролью лидера. Некоторые участвующие в групповой психотерапии лица с богатым опытом руководства могут успешно справляться с этой ролью, в то время Как другие могут быть недостаточно эффективны (например, проявлять тенденцию к гиперконтролю или доминированию). Многие члены группы могут постепенно адаптироваться к лидерской роли и успешно использовать полученный ими опыт за пределами группы.

2. Люди, выполняющие социабельную роль, прежде всего ориентированы на межличностные отношения членов группы и связанные с этими отношениями чувства. Эти лица регулируют аффективные проявления в группе и качество аффектов. Так, например, эмоции членов группы могут быть изменены или ослаблены с помощью юмора. Подобная функция может способствовать или, напротив, препятствовать эмоциональным проявлениям в группе. Бурно проявляемые эмоции порой приводят к разрушению группы или осложнению ее работы. Недостаток эмоций, наоборот, может привести к чрезмерной интеллектуализации. Члены группы, как правило, проявляют необходимый уровень эмпатии и способности к вербализации своих чувств. Кроме того, они нередко предлагают друг другу выражать свои чувства более непосредственно. Все это делает работу более эффективной. Тот член группы, которому свойственно скрывать свои чувства, может оказаться недостаточно успешным в этой роли. Тогда он вынужден взять на себя другую роль, например роль оппонента или “козла отпущения”.

3. Роль отклоняющегося чаще всего ассоциируется с “козлом отпущения”, что не может не вызывать сожаления, поскольку эта роль имеет большую ценность, обеспечивая возможность иного взгляда на ситуацию. Играющий эту роль человек выступает в качестве оппонента и возмутителя спокойствия и часто бросает вызов групповым нормам и ценностям. Очевидно, что это присуще каждому человеку в той или иной степени. Тем не менее, включаясь в группу и принимая ее нормы и ценности, люди сохраняют приверженность своим собственным ценностям. Данная роль связана с психотерапевтической функцией, способствуя выявлению иных точек зрения и несогласия с позицией большинства, а также выражению сложных чувств и мыслей. Группа вряд ли сможет чего-либо достичь, если все ее члены будут безропотно соглашаться друг с другом и мнением лидера. Однако эта роль таит в себе определенный риск для того, кто ее исполняет, поскольку этот человек может стать “козлом отпущения” и изгнан из группы. В результате этого группа лишится возможности работать со скрытыми или “неприемлемыми” чувствами и мыслями ее членов. В подобной ситуации лидеру может принадлежать важная роль в объяснении группе того, что “козел отпущения” выражает свойственные всем людям, но часто неприемлемые чувства. Кроме того, лидеру необходимо дать понять членам группы, что “козел отпущения” пытается по-своему защитить группу и помочь ей, хотя использует при этом не самые продуктивные способы.

4. Роль предупреждающего свойственна молчаливым людям. Все мы имеем определенные секреты и чего-то боимся, пытаясь скрыть от окружающих предмет своих страхов. Это помогает понять основную функцию данной роли. Предупреждающий показывает возможность переживания чувств унижения и стыда, которые проявляются в межличностных отношениях. Хотя предупреждающий не столь часто, как отклоняющийся, становится “козлом отпущения” и изгоняется из группы, он тоже может оказаться в изоляции. Однако его присутствие в группе связано с важной функцией, поскольку помогает другим членам группы более свободно выражать переживаемые ими чувства вины и стыда, а также иные скрытые проявления своей личности.

Важно понять, что группы могут использовать в определенной роли какого-то одного члена либо отводить выполнение тех или иных функций сразу нескольким лицам. Так, например, в случае проявления в группе сильных чувств, ее участники могут регулировать интенсивность аффективных проявлений путем использования юмора и утешая того или иного человека либо направляя свои негативные переживания на “козла отпущения”. Более важно то, что группе удается выполнять определенную функцию, а не то, кто именно ее выполняет или как он это делает. В некоторых случаях, при высокой аффективной стимуляции например, человек может неосознанно взять на себя обычно несвойственную ему роль. Этот феномен получил название “присваивание роли”.

Люди включаются в группу с определенным репертуаром ролей, используемых ими в повседневной жизни. Как сказал однажды Альберт Эйнштейн, “безумие — это когда человек вновь и вновь использует одни и те же приемы, искренне надеясь на то, что результат будет иным”. Лишь в редких случаях используемые членами группы роли являются результатом самого группового процесса. Одна из целей получения психотерапевтом сведений об истории жизни членов группы заключается в том, чтобы узнать о характерных для них паттернах поведения. Тем не менее нередко члены группы используют такие роли, связь которых с их жизненным опытом непонятна ни им самим, ни психотерапевту. Когда это происходит, существует реальная возможность достижения значимых психотерапевтических результатов, поскольку это дает возможность увидеть проявляемые в поведении неосознаваемые конфликты.

Связь между групповым процессом и индивидуальными особенностями поведения членов группы, как правило, хорошо видна в начале психотерапии. Обычно находятся один или несколько “хозяев” или “хозяек”, которые проявляют инициативу и пытаются положить начало групповой работе. Однако большинство членов группы предпочитают занимать выжидательную позицию. Лидером может быть “назначен” человек, который попытается каким-либо образом регулировать эмоциональные проявления в группе, связанные с новизной ситуации, началом работы или нерешительностью большинства членов группы. Лидерская роль также может быть распределена между несколькими участниками. Те, кто охотно принимает роль хозяина или хозяйки положения, могут руководствоваться при этом разными мотивами. В одних случаях это вполне соответствует характерным для них поведенческим паттернам, связанным с семейными влияниями; в других случаях человек может испытывать экзистенциальную потребность в том, чтобы оказаться в центре внимания, несмотря на связанную с этим степень риска. Возможно, кто-то захочет почувствовать себя в качестве любимого ребенка в семье. Каковы бы ни были мотивы принятия участником лидерской роли, это способствует фасилитации группового процесса на начальных этапах работы.

Некоторые члены группы зачастую все время молчат на первых сессиях. Их молчание отнюдь не означает того, что они ведут себя необычным образом, оказавшись в совершенно незнакомой для себя ситуации Попадая в новую ситуацию, эти люди используют привычную для себя линию поведения, поскольку это позволяет им к ней адаптироваться. Мотивы подобного поведения также различны. В одних случаях оно отражает пассивно-агрессивную позицию, в других — является способом привлечь к себе внимание. Иногда это отражает идентификацию человека с младшими из сиблингов, ожидающими во время кормления своей очереди. Кроме того, это может быть связано с альтруистической позицией и убеждением в том, что другим следует уступать. Порой оно изображает идентификацию человека с ролью страдальца. И, конечно же, это может быть связано со страхом общения.

Некоторые роли очень точно отражают индивидуальные особенности членов группы. Эти роли и связанные с ними модели поведения помогают им удовлетворять некоторые значимые для них потребности и не имеют прямого отношения к групповому процессу. Тем не менее они могут становиться одним из факторов групповой динамики. Лица, исполняющие эти роли, как правило, негативно воспринимаются другими членами группы, которые иногда пытаются “изгнать” их из нее. Примерами этих ролей являются роли отвергающего помощь жалобщика, монополиста, просителя, простака и плейбоя.

Конечно, далеко не все используемые членами группы модели поведения и роли носят самодеструктивный или патологический характер. По сути, все они имеют активную направленность и служат решению определенных задач. Психотерапевт должен дифференцировать, с одной стороны, полезные и адаптивные аспекты этих ролей для самих членов группы и, с другой стороны, их потенциально деструктивные и ограничивающие психотерапевтические возможности группы и аспекты. Одна и та же роль может быть полезной и ,вместе с тем, в своем крайнем проявлении иметь патологический характер. Кроме того, психотерапевт должен оценивать разные роли с точки зрения их значения для индивидуального развития.

Сплоченность группы.

И.Ялом (2000) понятие сплоченности относит к степени привлекательности для человека группы и ее участников. Члены сплоченных групп принимают и поддерживают друг друга и склонны строить значимые отношения в группе. По всей видимости, сплоченность является фактором, оказывающим существенное влияние на исход терапии. В условиях принятия и понимания клиенты будут более склонны к самовыражению и самоисследованию, к осознанию и интегрированию доселе неприемлемых аспектов “Я”, а также к более глубоким отношениям с другими. Самооценка в очень большой степени зависит от роли клиента в сплоченной группе. Социальное поведение, которое требуется от клиентов, чтобы их оценили в группе, способствует их социальной адаптации и за пределами группы.

В дополнение к этому, высоко сплоченные группы стабильнее, в них выше посещаемость и ниже сменяемость состава клиентов. Сплоченность создает благоприятную среду для самораскрытия, принятия на себя риска и конструктивного выражения конфликтов в группе – феноменов, способствующих успеху групповой терапии.

Групповая сплоченность имеет целый ряд важных последствий, очевидным образом связанных с терапевтическим процессом в группе. По мнению И.Ялома участники сплоченных групп, в противоположность участникам несплоченным, будут:

1.Прилагать больше усилий, чтобы оказать влияние на других участников.

2.Высказывать большую открытость по отношению к влияниям со стороны других участников.

3.С большей готовностью выслушивать друг друга и проявлвть большее взаимное принятие.

4.Ощущать себя в группе в большей безопасности и существенно более свободными от напряжения.

5.Проявлять большую активность во время собраний.

6.Раскрываться больше.

7.Отстаивать групповые нормы и оказывать большее давление на индивидуумов, отступающих от этих норм.

8.Выказывать меньшую уязвимость как группа в целом, когда кто-нибудь из участников покидает ее.

К.Левин определял сплоченность как результат действия положительных сил взаимного притяжения и отрицательных сил взаимного отталкивания. “Именно взаимная зависимость членов, объединенных стремлением к общей цели, обусловливает их готовность разделять трудности и опасности на этом пути и сглаживать личностные расхождения”, – писал А.Марроу ( 1977 ).

По мнению С.Кратохвила, сплоченности содействуют:

1.Удовлетворение личных потребностей индивидуумов в группе или при помощи группы.

2.Цели всей группы, которые находятся в согласии с индивидуальными потребностями; взаимная зависимость при работе над конкретными задачами.

3.Выгоды, вытекающие из членства в группе и ожидание несомненной пользы от него.

4.Разного рода симпатии между членами группы, их взаимное тяготение.

5.Мотивировка каждым участником своего членства, включая усилия, которые он приложил, чтобы попасть в группу.

6.Дружески располагающая атмосфера.

7.Престиж группы при одновременном повышении престижа индивидуума во время его членства в группе.

8.Влияние групповой деятельности: а) притягательность действий (интересные, веселые, увлекательные действия, ведущие к совместному переживанию позитивных эмоций); б) групповые технические приемы, направленные непосредственно на поддержку сплоченности, например, образование узкого круга, в котором все участники держатся за плечи и сосредотачиваются на чувстве сплоченности; совместные песни и танцы в этом кружке, особенно при подчеркнутой интимности происходящего (погашенный свет, перестановка мебели и т.д.).

9.Соперничество с иной группой или группами.

10.Вражда, неприязнь и отрицательное отношение общества (замкнутость сект и фракций ).

В результате интеракции членов группы, различающихся по взглядам, позициям, моделям поведения, по своим планам и потребностям, естественно возникает напряжение. Необходимо динамическое равновесие между сплоченностью и напряжением: под влиянием сплоченности участники чувствуют поддержку и относительную безопасность, а напряжение выступает как побуждающий фактор: оно ведет к неудовлетворенности и желанию что-то переменить в себе.

Фазы развития группы

Психокоррекционная группа с момента ее создания до завершения работы проходит несколько стадий (фаз) своего развития.

Большинство исследователей этого вопроса приходят к выводу о том, что групповой процесс, начинаясь со стадии адаптации, через разрешение внутригрупповых конфликтов (вторая стадия) приходит в конечном итоге к сплоченности и эффективному решению проблем .

Такая стадийность развития группы вытекает из теории межличностных отношений В.Шутца. По В.Шутцу, на ранних этапах развития группы ее участники испытывают стремление к включению в ситуацию. В этой стадии начинает формироваться чувство принадлежности к группе и желание установить адекватные отношения со всеми ее участниками. Во второй стадии на первый план выступают потребность в контроле ситуации, негативизм. Появляются соперничество и стремление к независимости, желание выделиться, занять лидирующее положение. В третьей стадии начинает доминировать потребность в привязанности. Участники группы устанавливают тесную эмоциональную связь друг с другом. На первый план выступают сплоченность, чувство открытости, близости, эмпатии.

С.Кратохвил выделяет четыре фазы группового развития.

Первая фаза (ориентация и зависимость). Происходит адаптация к новым людям и ориентация: “Что это за лечение?”, “Что будем делать?” “Как мне это поможет?” Члены группы встревожены, неуверенны, зависимы. Одни замыкаются в себе, другие рассказывают про свои заболевания, но при этом все ждут информации и указаний от психотерапевта.

Вторая фаза (конфликты и протест). Появляется в тенденциях к самоутверждению, начинается распределение ролей: активные и пассивные, лидирующие и “угнетенные”, “любимчики” и “нелюбимчики” и т. п. Возникает недовольство как друг другом, так и психотерапевтом, а в конечном результате — разочарование в самом методе лечения.

Если на первом этапе формирования группы психотерапевт для всех членов группы был кумиром, то теперь он сбрасывается с пьедестала, низводится да уровня “бездельника и шарлатана”. Недовольство психотерапевтом еще более усиливается, если он отказывается от лидирующей, авторитарной роли. Эмоционально-стрессовый накал достигает своего апогея: обсуждения клиента превращаются в “товарищеский суд”, беседа с психотерапевтом — в конфликт. Если психотерапевт недостаточно опытен, то на этой фазе возможен развал группы.

Третья фаза (развитие и сотрудничество). Снижается эмоциональная напряженность, уменьшаются число и частота конфликтов. Наступает консолидация групповых норм и ценностей. Борьба за лидерство отступает на задний план. Появляется потребность в своей принадлежности к группе, актуальным становится чувство ответственности за общие интересы. Между членами группы зарождаются взаимопонимание, искренность, интимность. Диалоги становятся более откровенными и доверительными. У индивидуума появляется чувство безопасности, уверенность в том, что группа его защитит. Появляется желание открываться, нормализуются отношения с психотерапевтом.

Четвертая фаза (целенаправленная деятельность). Группа становится рабочим коллективом, зрелой социальной системой. Ее члены размышляют, советуются, принимают решения. Налаживается положительная обратная связь, которая не нарушается даже в тех случаях, когда к обсуждению сознательно допускаются отрицательные эмоции и конфликты.

И.Ялом (2000) предлагает следующие фазы (стадии) развития группы:

Начальная стадия: ориентация, первые шаги, поиски смысла, зависимость.В любой вновь сформированной группе перед участниками встают две основные задачи. Во-первых, им надо определить метод выполнения своей первичной задачи — т. е. достижения цели, ради которой они вступили в группу. Во-вторых, ни должны заняться своими социальными взаимоотношениями в группе — т. е. создать для себя нишу, которая не только обеспечит комфорт, необходимый для выполнения первичной задачи, но и даст дополнительное удовлетворение, проистекающее от чистого удовольствия участия в группе. Во многих группах, таких; как спортивные команды, группы колледжей и рабочие коллективы, первичная и социальная задачи четко дифференцируются. В терапевтических группах, хотя поначалу лишь немногие участники отдают себе в этом отчет, обе задачи сливаются — факт, чрезвычайно осложняющий групповой опыт социально неуспешных индивидуумов.

На первых собраниях речь заходит одновременно о нескольких проблемах. Участники, особенно те, кто недостаточно хорошо подготовлен терапевтом, ищут рациональные основания для терапии; они чувствуют себя сбитыми с толку и не вполне понимают, какое отношение имеет деятельность группы к их личным терапевтическим целям. Дискуссия на первых собраниях зачастую насыщена вопросами, отражающими это их непонимание. И даже несколько месяцев спустя участники, бывает, начинают вслух гадать: “Какой от этого будет толк? Какое все это имеет отношение к решению моих проблем?”

Вместе с этим участники примеряются друг к другу и к группе в целом. Каждый ищет для себя такую роль, которая обеспечит ему благополучное существование в группе, и задается вопросом, будут его любить и уважать или игнорировать и отвергать. Хотя официально клиенты приходят в терапевтическую группу, чтобы лечиться, социальные силы заставляют их вкладывать основную часть энергии, добиваясь одобрения, принятия, уважения или доминирования. Некоторым клиентам принятие и одобрение кажутся настолько маловероятными, что они, защищаясь, убеждают себя в малоценности группы, принижая душевные и умственные достоинства ее участников и напоминая себе, что группа представляет собой оторванное от реальности, искусственное образование, или что они слишком особенные, чтобы беспокоиться о мнении группы, которая требует от них жертвовать своей драгоценной личностью, о какой бы крохотной частице этой личности ни шла речь. Люди гадают, что повлечет за собой участие в группе. Каковы условия приема? Какую долю себя надо открывать или отдавать? Какого рода обязательство придется на себя брать? На сознательном или почти сознательном уровнях они ищут ответы на эти и подобные им вопросы и с неослабевающим пылом определяют для себя, какие типы поведения являются в группе желаемыми и одобряемыми.

Если группа на заре своего существования озадачена, колеблется и “зондирует почву”, то не в меньшей мере она зависима. Скрыто и явно участники смотрят на ведущего, ждут от него структуры, ответов на вопросы, а также одобрения и принятия. Многие комментарии в группе или предназначаются терапевту, или направляются через него; участники, демонстрируя поведение, которое в прошлом завоевывало одобрение фигур авторитета, исподтишка бросают на терапевта вопросительные, ищущие одобрения взгляды. Его первые комментарии тщательно исследуются на предмет указаний по поводу желательного и нежелательного поведения. Клиенты ведут себя так, как будто спасение придет только или главным образом от терапевта, лишь бы им удалось выяснить, чего именно он от них хочет. Некоторые терапевты невольно подкрепляют эту убежденность поведением, которое клиенты расшифровывают как обещание (невыполнимое) дать поддержку и опору.

Одно из самых ярких чувств этого типа — человеческая потребность во всемогущем, всеведущем, вселюбящем родителе или спасителе, потребность, которая, вступая в тайный сговор с безграничной способностью человека к самообману, создает жажду сверхсущества и веру в него. В молодых группах фантазия каждого участника разыгрывается в унисон с фантазией остальных, приводя к тому, что З.Фрейд называл “потребностью быть управляемыми неограниченной силой, чрезвычайная потребность в авторитете, жажда повиновения”.

Для молодых групп характерны поиски сходства. Клиентов пленяет идея, что они не уникальны в своем несчастье, и участники большинства групп вкладывают значительную долю энергии в демонстрацию взаимного сходства. Этот процесс часто сопровождается существенным облегчением состояния клиентов и частично закладывает основание сплоченности группы.

Предоставление и поиски советов — еще одна типичная характеристика молодой группы: клиенты делятся в группе проблемами в отношениях с супругами, детьми, работодателями и т. д., а группа пытается помочь им в практическом разрешении этих проблем, подобная помощь редко несет в себе что-то функционально ценное. Скорее, она выступает как способ выражения взаимного интереса и заботы.

Многие из этих явлений до такой степени характерны для первоначальной стадии курса, что их наличие может быть использовано для определения возраста группы. Если в группе, например, много советуют и часто обращаются за советами, без конца переходят на “коктейльные темы”, ищут сходства, описывают симптомы и основные причины обращения за терапевтической помощью, то неизменно оказывается, что это или очень молодая группа, или группа, созревание которой серьезно заблокировано.

Вторая стадия: конфликт, доминирование, мятеж. Если первую главную заботу группы можно кратко охарактеризовать словами “в или из”, то вторую — словами “сверху или снизу”. На второй стадии — стадии захвата позиций — интересы участников смещаются: от поисков принятия и одобрения, выражения преданности группе, выработки определений принятого и одобряемого поведения, ориентации, а также поисков структуры и смысла — к доминированию, контролю и власти. На этой фазе конфликтность присуща отношениям между участниками или между участниками и ведущим. Каждый старается прийти к такому уровню инициативы и власти, который является для него предпочитаемым. Постепенно проступают контуры иерархии контроля, социальный порядок.

Чаще звучат негативные комментарии и взаимная критика участников; то и дело кто-нибудь ведет себя так, будто имеет единоличное право анализировать поведение окружающих и судить их. Как и в первой фазе, участники дают друг другу советы, однако теперь уже в контексте иного социального кода: условности отброшены, участники чувствуют себя свободно и открыто критикуют поведение или установки жалующегося. Выносятся суждения по поводу прошлого и настоящего жизненного опыта и стиля жизни окружающих. Это время высказываний типа “ты должен” и “тебе следует”. Участники выдвигают предложения или дают советы. И то и другое не является выражением глубокого принятия или понимания — время чувств еще не настало — скорее, это еще один шаг к завоеванию позиции.

Борьба за власть является частью инфраструктуры любой группы. Эта борьба всегда присутствует, иногда затихая, порой тлея, а то и разгораясь в полную силу. Если в группе есть участники с сильной потребностью в доминировании, контроль становится главной темой дискуссии на первых собраниях. Затихшая на время борьба за власть часто принимает более открытую форму, когда к группе присоединяются новые участники, особенно такие, которые не “знают своего места” и, вместо того чтобы, в соответствии со старшинством, отдать дань почтения более опытным участникам, уже с самых первых шагов уверенно претендуют на доминирование.

Возникновение враждебности по отношению к терапевту является неотъемлемым звеном в цепочке жизненных событий группы. Многие наблюдатели выделяют раннюю стадию, характеризующуюся противоречивыми чувствами по отношению к терапевту в сочетании с сопротивлением самоисследованию и самораскрытию. Враждебность к ведущему уходит своими корнями в нереалистические ожидания клиентов: каждый тайно наделяет терапевта воистину магическими свойствами. Ожидания эти столь безграничны, что обязательно не оправдаются, каким бы компетентным терапевт ни был. Постепенно, по мере осознания клиентами ограничений, которые у терапевта, как у любого человеческого существа, – есть, реальность принимается такой, какая она и есть и враждебность к ведущему исчезает. Этот процесс ни в коей мере не является вполне осознанным. Интеллектуально участники могут ратовать за демократическую группу, черпающую силу из своих собственных ресурсов. Тем не менее это не мешает им, на более глубинном уровне, жаждать зависимости и пытаться сначала создать, а потом разрушить авторитетную фигуру. Ведущие групп отказываются играть традиционную роль представителя авторитета: они не ведут за собой в общепринятом смысле этого слова; не отвечают на вопросы и не дают готовых ответов и решений; вместо этого они поощряют группу к исследованию и использованию своих собственных ресурсов. Желание клиентов все-таки не торопится покидать сцену, и обычно только после нескольких сессий участники приходят к осознанию того, что терапевт не удовлетворит их тоску по сильному лидеру.

Еще один источник негодования по отношению к ведущему кроется в постепенном осознании каждым участником того, что он или она не станут любимым чадом ведущего. Во время предтерапевтической сессии все клиенты начинают лелеять фантазию, что терапевт — их самый что ни на есть частный терапевт, испытывающий острый интерес к мельчайшим деталям прошлого, настоящего и мира фантазий клиента или клиентки. Однако во время первых сессий каждый участник начинает осознавать, что терапевт интересуется им не более, чем всеми остальными; сеются семена соперничества и враждебных чувств по отношению к другим участникам. Каждый смутно ощущает какое-то неясное предательство со стороны терапевта.

Эта стадия зачастую трудна, и для терапевтов просто лично неприятна. И.Ялом ( 2000 ) пишет: “В такой ситуации терапевту-неофиту полезно вспомнить, что его присутствие необходимо для выживания группы: участники не могут себе позволить ликвидировать вас, и у вас всегда будет защита. Все же ради собственного комфорта следует научиться проводить различие между атакой на вас как на личность и атакой на вашу роль в группе. Реакция группы на лидера похожа на трансферное искажение в индивидуальной терапии в том смысле, что она вызвана не непосредственно поведением терапевта: ее возникновение в группе следует рассматривать с позиций как индивидуальной, так и групповой психодинамики”.

Еще одно смещенное проявление гнева на терапевта — выбор “козла отпущения” из числа участников. Иногда ситуация становится настолько напряженной, что если терапевт не вмешается и не переключит атаку на себя, “принесенный в жертву” клиент может быть вынужден покинуть группу. В других случаях группа неявно выдвигает лидера из своих рядов, чтобы заменить терапевта — ситуация, никогда не приносящая удовлетворения, оставляющая группу и клиента-лидера разочарованными и сбитыми с толку. Терапевтические группы месяцами, а то и годами, не разрешают эту проблему; группа снова и снова возвращается к ней — по мере того как участники, каждый в своем собственном темпе, в зависимости от степени конфликтности в сфере зависимости, прорабатывают свое отношение к терапевту. Чтобы работа увенчалась успехом, необходимо, чтобы группа не опасалась вступать в конфронтацию с терапевтом, который должен не только одобрять, но и поощрять такую конфронтацию.

У этого конфликта есть и еще один источник. Он кроется в процессе изменения. Участники бросают вызов жестким, закрепившимся установкам и поведенческим паттернам, и каждый сталкивается с дискомфортом, связанным с отказом от старого. Полезную парадигму изменения в групповой работе представляет собой последовательность “размораживания”, изменения и “вторичного замораживания”. Стадия “размораживания” естественным образом влечет за собой определенную степень вызова и конфликта.

Третья стадия: развитие сплоченности. После предшествующего периода, характеризовавшегося конфликтом, группа постепенно объединяется в сплоченное целое. Для описания этой фазы используется много сходных, отличающихся лишь оттенками значения, терминов: внутригрупповое сознание; общая цель и дух группы; согласованное групповое действие, кооперация и взаимоподдержка; интеграция группы и взаимность; чувство “мы”; поддержка и свобода коммуникации и установление интимности и доверия между участниками.

Эта фаза характеризуется ростом раскрепощенности, взаимного доверия и самораскрытия. Кто-то из участников раскрывает истинную причину, по которой он обратился за лечением: выходят на поверхность интимные секреты; публично раскапываются давным-давно похороненные прегрешения. Иногда после собраний устраиваются чаепития. Повышается посещаемость, а когда кто-то отсутствует, остальные выражают серьезную обеспокоенность.

Основная забота группы на данном этапе — сближение. В.Шутц, который, как упоминалось ранее, характеризует основной вопрос первой фазы как “в или из”, а на второй как “сверху или снизу”, формулирует ведущую тему третьей как “ближе или дальше”. Больше всего клиентов беспокоит антипатия со стороны окружающих, недостаточная близость с ними или чрезмерная интимность.

Хотя в этой фазе клиенты чувствуют себя более раскрепощенными и поэтому легче раскрываются, тем не менее возникают ограничения коммуникации иного сорта: часто группа подавляет всякое выражение негативного аффекта, опасаясь, что он повредит сплоченности. По сравнению с предшествующей стадией — стадией группового конфликта — все так мило и светло. Группа нежится в лучах только что открытого единства. В каком-то смысле участники объединяются против всего остального мира. Они поддерживают друг друга, гордятся своей группой, а если у кого-то из клиентов обнаруживаются противники во внешнем мире, вся группа горячо осуждает их.

Через некоторое время, однако, сияние поблекнет и объятия группы приобретут ритуальный характер. Чтобы этого не случилось, необходима свобода дифференциации и конфликта. Только когда все аффекты выражаются и конструктивно прорабатываются в сплоченной группе, она превращается в зрелую рабочую группу — состояние, длящееся всю оставшуюся жизнь группы, с периодической регрессией к предшествующим фазам. Таким образом, в стадии возрастающей сплоченности можно выделить две фазы: раннюю, характеризующуюся большой степенью взаимной поддержки (группа против внешнего мира), и более позднюю когда группа работает действительно командой и когда напряжение возникает не из-за борьбы за доминирование, а из-за работы каждого участника над своим собственным внутренним сопротивлением.

Понимание перспектив развития группы и тех задач, которые связаны с каждой его стадией, является очень важным для группового психотерапевта. Как опытный индивидуальный психотерапевт может лучше понять внутренний мир своего клиента, наблюдая за процессом его развития, так групповой психотерапевт может лучше понять группу, наблюдая за тем, как она изменяется на каждом этапе работы. Однако группа, как и личность, развивается не прямолинейно. В своем развитии она может то двигаться вперед, то отступать назад. Кроме того, эти движения осуществляются не автоматически и не имеют жесткого плана

По мнению Дж.Рутана и У.Стоуна выделяемые многими психотерапевтами стадии группового развития позволяют им лучше понять происходящие в группе процессы. При этом ни одна из стадий развития не считается более ценной, чем другая. Весьма распространенным заблуждением является представление о том, что для создания “хорошей” группы необходимо достичь более высокого уровня ее развития и в дальнейшем его поддерживать. Для многих клиентов это, однако, сопряжено с постановкой таких задач, решить которые они не способны в принципе. Более корректным следует считать такой подход, который позволяет соотносить возможности членов группы с необходимостью достижения группой более высокого уровня развития. По мнению авторов, групповое развитие включает четыре основные фазы:

• фазу реагирования на включение в группу и ее формирования;

• фазу реагирования на принадлежность к группе;

• фазу стабилизации зрелой рабочей группы;

• фазу терминации и расставания.

Их характеристика во многом схожа с рассматриваемой нами выше характеристикой фаз развития, которую дает И.Ялом.

Корректная оценка уровня развития группы помогает психотерапевту лучше понять, каких результатов достигли ее члены. Так, например, относительно незрелые клиенты могут добиться хороших психотерапевтических результатов, прорабатывая связанные с их включением в группу проблемы на начальных этапах работы. Это, в частности, имеет отношение к развитию у них чувства доверия и принадлежности к группе. Иногда такие клиенты остаются на данном уровне развития довольно долго, что может быть для них весьма полезным. Их переход на следующую стадию развития указывает на существенный прогресс в ходе психотерапии. Те клиенты, конфликты которых относятся к последующим уровням развития, на начальных этапах групповой психотерапии, как правило, не достигают существенных результатов. Если же кто-либо из них остается на начальном этапе группового развития слишком долго, это может указывать или на допущенную ошибку в диагнозе, или на наличие серьезных проблем, связанных с переносом и контрпереносом.

Не все групповые психотерапевты принимают идею развития группы. Так, С.Р.Славсон (1957) стремится исключить из своей работы с группами анализ групповых процессов; он фокусировал свое внимание только на процессах межличностного взаимодействия. Позиция С. Славсона отражает попытку перенести классические психоаналитические представления о диадических отношениях на работу с группами. Связывая групповую психотерапию с характерными для индивидуальной психотерапии подходами, С .Р. Славсон и другие авторы (1962) подчеркивали преемственность представлений групповой и индивидуальной психоаналитической/психодинамической терапии.

Таким образом, не существует какой-либо единой схемы, позволяющей описать процесс группового развития, поскольку, когда несколько человек объединяются в малую группу и начинают работать вместе, их взаимодействие и связанные с ним фантазии носят слишком сложный характер

<< | >>
Источник: И.А. ФУРМАНОВ, Н.В.ФУРМАНОВА. ОСНОВЫ ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ. 2004. 2004

Еще по теме Основные элементы групповой динамики:

  1. Основные направления исследования малых групп в истории социальной психологии
  2. ГРУППОВОЙ АНАЛИТИК
  3. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ.
  4. ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ И ЗАДАЧИ ГРУППОВОЙ ЭМОЦИОНАЛЬНО- СТРЕССОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ
  5. Содержани
  6. Общегрупповой подход
  7. Понятие “групповая динамика” и ее основные законы
  8. Основные элементы групповой динамики
  9. Психокоррекционное влияние групповой терапии
  10. Методика психодрамы и ее основные элементы
  11. 51. ГРУППОВАЯ ДИНАМИКА
  12. ГРУППОВОЙ ТРЕНЕР
  13. 2. Элементы групповой динамики и основные концепции механизма развития малой группы
  14. Групповая психотерапия.
  15. ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
  16. ПОНЯТИЯ И КАТЕГОРИИ ГРУППОВОЙ ПСИХОТЕРАПИИ
  17. Основные понятия
  18. Групповая психотерапия