<<
>>

ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ

«Оставьте розги, используйте модификацию поведения» («Spare the rod, use behavior mod») — гласит лозунг, вынесенный в заглавие одного из выпусков журнала «Психология сегодня» (Psychology today).

Этот лозунг точно отражает особенности, изначально заложенные в методе модификации поведения, — из-

бежание наказаний и использование положительных подкреплений. К сожалению, впоследствии этот термин начал использоваться другими авторами по отношению к таким методам воздействия, как электрошок, психохирургия, одиночное заключение, применение медицинских препаратов для аверсивного обусловливания и прочие, основанные на принуждении и наказании методы контроля, против которых активно выступал Скиннер (Skinner, 1974b). Тем не менее Скин-нер предпочел не отказываться от этого термина, используя его по-своему, хотя другие представители анализа поведения перестали употреблять его. Следу-ет отметить, что Скиннер не был однозначно против аверсивной стимуляции. Он признает, что она может быть необходимой, например, в форме лекарств или ограничений для детей, страдающих аутизмом, которые в противном случае могли бы нанести себе увечья, а также в медицине и стоматологии, где улучшение здоровья достигается с помощью болезненных методов лечения (Griffin et al. / Skinner, 1988).

Подобно тому как многие специалисты по анализу поведения отвергают термин «модификация поведения», близкие последователи Скиннера обычно отвергают термины «психотерапия» и «поведенческая терапия». «Психотерапия» означает с их точки зрения терапию психе, что делает данный метод для них неприемлемым. Термин «поведенческая терапия» впервые был использован теми психологами, которые выводили свои бихевиористские концепции из методологического бихевиоризма, со свойственным ему теоретико-дедуктивным подходом, предполагающим промежуточные («когнитивные») переменные для объяснения поведения (см.

с. 177); более того, специалисты по поведенческой терапии перенесли основной акцент своих теорий на промежуточные переменные. Это привело к тому, что многие представители анализа поведения стали отказываться и от данного термина, несмотря на то, что Скиннер продолжал использовать его. По-видимому, не существует общепринятого термина для обозначения типа терапии, предлагаемой прикладным анализом поведения. Поскольку термин «поведенческая тера-пия» широко употребляется и достаточно точно характеризует процедуры анализа поведения, он используется и в данной книге.

На ранних этапах развития поведенческой терапии критики этого метода, в особенности представители психоанализа, упрекали его в том, что он борется лишь с симптомами, а не с глубинными причинами. Далее, они утверждали, что в этом случае симптомы будут вновь проявляться в других формах. Впоследствии удалось показать, что оба этих критических замечания не имеют под собой реальных оснований, и сегодня процедуры подкрепления часто направлены непосредственно на устранение симптомов, иногда — в сочетании с другими процедурами, а иногда полностью самостоятельно. «Огромный вклад поведенческой терапии был изначально связан не только с совершенствованием клинической прак-

181

тики... но, в еще большей степени, с подчеркиванием роли строгой теории, экспериментального доказательства и клинической проверки» (Eysenck, 1970, р. 14). В ряде случаев «методы лечения были настолько детально разработанными, строго описанными и стандартизированными и были настолько приспособлены к использованию наиболее легкодоступных индивидуальных и средовых переменных, что даже неподготовленные люди могли легко использовать их без необходимости в профессиональной помощи» (Arzin, 1979, р. 7). Данное утверждение, однако, нуждается в оговорках. Использование методик поведенческой терапии неподготовленным персоналом в действительности может нанести вред. Например, при внезапном прекращении подкрепления с целью угашения самотравмирующих форм поведения пациентов может иметь место «прорыв угашения» («extintion burst»).

Неосведомленный о такой возможности сотрудник увидев, что произошла внезапная активизация самотравмирующего поведения, иногда — в измененной форме, откажется от прекращения подкреплений, тем самым способствуя подкреплению самотравмирующего поведения в еще более тяжелой форме.

В Международном Руководстве по модификации поведения и поведенческой терапии (International Handbook of Behavior Modification and Therapy, Bellack, Hersen & Kazdin, 1992) содержатся главы, посвященные лечению тревоги, страхов, депрессии, шизофрении, нарушений здоровья у взрослых, зло-употребления алкоголем и наркотиками, тучности, курения, преступности и отклоняющегося поведения, сексуальных отклонений, межличностных дисфункций, обсессивно-компульсивных расстройств, семейных проблем, вредных привычек, задержек, аутизма, проблем поведения детей в семье, анализу поведения в школьном преподавании, лечению астматических проявлений, конвульсивных расстройств и ожирения у детей. В других книгах и специализированных журналах можно найти процедуры, направленные на лечение практически любых поведенческих проблем. Большинство из них требуют тщательной адаптации к конкретным лицам и ситуациям и строгого мониторинга. В ряду многих поведенческих проблем, высокая эффективность лечения которых методами поведенческой терапии подтверждается объективными данными, можно назвать депрессию (McLean & Hakstian, 1979), обсессивное и компульсивное поведение (Rachman & Hodgson, 1980).

Прикладные поведенческие методики включают такие различные процедуры, как фладинг, контробусловливание, формирование поведения (shaping) систематическая десенсибилизация, моделирование, и другие. (Далеко не все специалисты по анализу поведения используют полный набор перечисленных здесь методик и даже могут быть не согласны с тем, что они имеют отношение к анализу поведения.) Фладинг (методика наводнения) буквально затопля-

ет (floods) клиента его тревогами до тех пор, пока через несколько сеансов они не угаснут. Контробусловливание предполагает подкрепление поведения, несовместимого с нежелательным поведением.

Десенсибилизация часто сочетается с глубокой релаксацией. В случае фобии клиент и терапевт конструируют иерархию: от того, что вызывает наибольший страх, до того, что вызывает наименьший. Во время релаксации клиент представляет себе то, что вызывает наименьший страх, и если он ощущает тревогу, снова расслабляется. Постепенно двигаясь в своем воображении вверх по иерархии, используя процедуру релаксации, клиент в конце концов может без ощущения страха представить себе то, что вызывало наибольший страх в прошлом. Эта новая реакция легко распространяется на реальный вызывающий страх объект или ситуацию и используется также в реальной обстановке, а не только в воображении клиента. Моделирование часто используется при работе с детьми. Терапевт выступает в качестве ролевой модели, своего рода сигнального (дифференцировочно-го) стимула. Действия или слова терапевта служат для демонстрации ребенку того, что его собственное поведение, аналогичное поведению терапевта, будет иметь специфические последствия, а поведение, от-личающееся от поведения терапевта, приведет к иным последствиям. Когда ребенок перенимает поведение терапевта, он получает подкрепление, приближаясь к цели терапии.

Несмотря на сопротивление использованию термина «модификация поведения» в отрицательном смысле, был разработан ряд методов терапии отвращением (не все специалисты по поведенческой терапии находят их приемлемыми), имевших значительный успех, иногда используемых в сочетании с другими процедурами. Проблемы, для работы с которыми применяются эти методы, включают самостоятельно вызываемую рвоту (self-induced vomiting), припадки (seizures), энурез, приступы чихания, функциональный или «истерический» паралич, писчий спазм, заикание и самотравмирующее поведение, при котором пациент может биться головой о различные предметы или кусать себя (Sandier & Steele, 1991). Удары электрического тока являются наиболее распространенным аверсивным стимулом; другие включают лимонный сок, аммиак, холодную воду, а в случае энуреза применяется формирование условного рефлекса на звук колокольчика по Павлову.

Оперантные процедуры, ранее использовавшиеся по отношению к отдельным людям, были распространены на сообщества людей и ситуации, включающие естественное окружение.

Интерес к поведенческой терапии и прикладному анализу поведения растет во всем мире. На международных конференциях, проводящихся в различных странах, обсуждаются методики работы с разнообразными поведенческими проблемами, а также трудности, связанные с практическим применением и оценкой этих методик. Хотя по объе-

182

му публикаций среди всех форм психотерапии на первом месте долгое время находился психоанализ, в последние годы прикладной анализ поведения догоняет или даже превосходит психоанализ по количеству печатных материалов. Все прочие формы психотерапии имеют приблизительно равный уровень эффективности, за исключением поведенческой терапии, которая превосходит их по проценту успешных случаев лечения и предлагает более строгую и объективную оценку успешности своей работы.

<< | >>
Источник: Смит Н.. Современные системы психологии./Пер. с англ. под общ. ред. А. А. Алексеева — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК,2003. — 384 с. . 2003

Еще по теме ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ:

  1. Глава 9КОГНИТИВНО- ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИ
  2. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ В ГРУППАХ
  3. Поведенческая терапия
  4. Поведенческая терапия
  5. Поведенческая терапия
  6. Глава IIIЛОГОТЕРАПИЯ КАК ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА
  7. 5.3. Когнитивная и когнитивно-поведенческаяпсихотерапия
  8. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ
  9. Глава 10Психотерапия наркологических заболеваний
  10. 7.1. Психофармакология или медикаментозная терапия неврозов.
  11. 9.13. Психотерапия.
  12. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ (БИХЕВИОРИСТСКАЯ) ПСИХОТЕРАПИЯ
  13. Глава 1. Современная концепция терапии наркологических заболеваний Н.Н.Иванец, М.А.Винникова
  14. Глава 6. Психотерапия наркологических больных И.В.Белокрылое, И.Д.Даренский, И.Н.Ровенских
  15. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ
  16. Поведенческая (условкорефлекторная) психотерапия
  17. Глава 8. ФАРМАКОТЕРАПИЯ И ДРУГИЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ НЕВРОЗОВ
  18. Условнорефлекторная терапия. Поведенческая терапия
  19. Когнитивно-поведенческая терапия