<<
>>

Психологический кризис

Е.М. Черепанова (1995) описывает процедуру дебрифинга – группового обсуждения, нацеленного на минимизацию психических страданий. При этом применяются: расспрос, эмпатическое выслушивание, эмоциональное отреагирование, информирование, когнитивное структурирование, в результате чего у пострадавшего возникает чувство контроля происходящих событий.

Дебрифинг является формой краткосрочной психологической скорой помощи, он проводится непосредственно на месте катастрофы и позволяет осуществить:

проработку впечатлений, реакций и чувств;

помощь в когнитивной организации переживаемого опыта путем понимания как событий, так и реакций;

уменьшение индивидуального и группового напряжения;

уменьшение чувства уникальности и патологичности собственных реакций. То есть нормализацию состояния путем обсуждения чувств и реальной возможности поделиться друг с другом своими переживаниями;

мобилизацию внутренних и вешних групповых ресурсов, усиление групповой поддержки, солидарности и понимания;

подготовку к переживанию тех симптомов или реакций, которые могут возникнуть;

определение средств дальнейшей помощи в случае необходимости.

При проведении дебрифинга выделяют три части (проработку основных чувств участников и измерение интенсивности стресса команды; детальное обсуждение симптомов, обеспечение чувства защищенности и поддержки, мобилизация ресурсов; обеспечение информацией и формирование планов на будущее) и семь фаз:

Вводная фаза. Ведущий представляет себя и свою команду, обозначает цели и задачи работы, определяет правила дебрифинга.

Фаза фактов. Каждый человек кратко описывает то, что с ним произошло. Члены группы задают уточняющие вопросы, которые помогают восстановить объективную картину происшедшего.

Фаза мыслей. Обсуждаются мысли, приходившие в голову во время события.

Фаза реагирования.

Обсуждаются переживания участников с целью вызвать понимание естественности реакций и чувство общности, организовать взаимную поддержку.

Фаза симптомов. Обсуждаются эмоциональные, соматические, когнитивные реакции, которые люди пережили на месте события, после его завершения, спустя какое-то время.

Завершающая фаза. Ведущий обобщает реакции участников, стремится нормализовать состояние группы.

Фаза реадаптации. Обсуждается и планируется будущее, намечаются стратегии преодоления. Создается внутригрупповой психологический контекст, рассматриваются дальнейшие способы поддержки друг друга. Обсуждается возможность и необходимость обращения за профессиональной помощью.

Терапевтические особенности кризисных пациентов. Основной контингент нуждающихся в кризисной психотерапии представлен практически здоровыми людьми (в том числе с акцентуациями характера) и больными пограничными состояниями. Большинство из них впервые обращается к психиатру или психотерапевту и отличаются неустойчивыми и нереалистическими ожиданиями в отношении лечения. Основную часть пациентов составляют женщины, суицидальное состояние которых обусловлено супружеским или интимно-личным конфликтом. Многие пациентки переживают необратимую утрату значимого другого – объекта эмоциональной привязанности (супруга, ребенка, родителя).

В соответствии с разработанной нами программой помощи кризисным пациентам ((Старшенбаум, 1997, 2004) при обследовании особенное внимание обращается на наличие суицидальных тенденций и попыток самоубийства в анамнезе, их связь с микросоциальными конфликтами. Выявляется сфера актуального конфликта, уточняется позиция в этом конфликте пациента и лиц из его ближайшего окружения. Учитываются высокозначимые потребности личности, подавленные в результате конфликта и препятствия на пути удовлетворения данных потребностей. Оценивается значимость для личности таких антисуицидальных факторов, как забота о близких, представление о греховности самоубийства, надежда на помощь других людей, и в частности, профессионалов.

Учитывается уровень терапевтической установки:

конструктивный – с ожиданием помощи в преодолении кризисной ситуации;

симптоматический – с мотивацией лишь к ликвидации симптомов;

манипулятивный – с попыткой использовать влияние психотерапевта для улучшения отношения к себе участников конфликта;

демобилизующий – с отказом от психотерапии.

Эффективное применение кризисной терапии оказывается возможным при наличии или мобилизации у пациента:

достаточно выраженной потребности к возвращению на докризисный уровень функционирования, а при необходимости – и к расширению своих адаптационных возможностей;

достаточно высокого уровня критичности, обеспечивающего пациенту возможность исследовать совместно с психотерапевтом кризисную ситуацию в свете собственного участия в развитии кризиса;

внутриличностных ресурсов, нужных для рассмотрения рекомендаций психотерапевта, терапевтической перестройки, принятия и выполнения решений, направленных на разрешение кризиса.

Психотерапевтическое воздействие на кризисного пациента может быть затруднено по ряду причин. Так, нередко на поздних стадиях кризиса формируется фиксация пациента на симптомах: снижение настроения, ухудшении самочувствия, сна и работоспособности. Кроме того, фиксации на состоянии способствуют ипохондрические тенденции, а также традиционная роль больного, которую невольно начинает играть человек, попадая в медицинское учреждение. Истероидные, зависимые, инфантильные личности могут привлекать внимание психотерапевта к указанным симптомам, реализуя свои манипулятивные и иждивенческие тенденции. Наконец, упорное переключение пациентом внимания психотерапевта с кризисной ситуации на симптомы может быть проявлением его сопротивления терапевтическому вмешательству.

Причиной суицидального поведения обычно служат конфликты и утраты в высокозначимой для личности сфере, приводящие к социально-психологической дезадаптации, кризису. В структуре суицидоопасных реакций можно выделить три компонента: аффективный, когнитивный и поведенческий.

Содержанием аффективного компонента служат переживания эмоциональной изоляции. Как правило, наблюдается повышенная аффективная напряженность, высокая активность по разрешению кризисного состояния. Наиболее частыми модальностями аффекта являются реакции беспокойства, отчаяния, обиды.

В ряде случаев отмечаются безразличие, ощущение бессилия, стремление к покою и уединению.

Когнитивный компонент кризисного состояния включает представление о собственной ненужности, несостоятельности, бесцельности и мучительности дальнейшей жизни, вывод о невозможности разрешить кризис из-за отсутствия времени и возможностей. Суицидальные реакции не всецело обусловлены тяжелой жизненной ситуацией. В значительной части случаев развитие данных ситуаций или реакций на них связано с наличием определенных неадаптивных установок, которые в неблагоприятных условиях могут вновь приводить к возникновению межличностных конфликтов и суицидальному поведению. Существование указанного механизма, на наш взгляд, объясняет тот факт, что половина суицидальных попыток совершается повторно.

Подобные суицидогенные установки связаны с представлением о большей, чем собственная жизнь, значимости лично-семейных, социально-престижных и прочих ценностей. Указанные установки препятствуют принятию оптимального способа выхода из кризисной ситуации, а при повторной утрате или угрозе утраты доминирующей ценности вновь инициируют суицидальное поведение.

В ряде случаев выход из кризиса требует развития новых способов адаптации. Выделенным нами компонентам психологического кризиса соответствуют три метода кризисной терапии: кризисная поддержка; кризисное вмешательство и тренинг навыков адаптации.

Принципы и задачи кризисной терапии. Кризисная терапия (КТ) имеет следующие особенности:

неотложный характер помощи, связанный, во-первых, с наличием жизненно важной для пациента проблемы во-вторых – с выраженной потребностью пациента в эмпатийной поддержке и на первых порах – руководстве его поведением;

нацеленность на выявление и коррекцию неадаптивных установок, приводящих к развитию суицидальных переживаний и способствующих рецидиву суицидоопасного кризиса;

поиск и тренинг неопробованных пациентом способов разрешения актуального межличностного конфликта, которые повышают уровень социально-психологической адаптации, обеспечивают рост личности и выносливость индивида к будущим кризисам.

Программа КТ применяется дифференцированно в зависимости от актуальности суицидальных переживаний. Так, пациентам с высоким суицидальным риском оказывается кризисная поддержка; по отношению к пациентам, находящихся в фазе выхода из острого кризиса, осуществляется кризисное вмешательство; посткризисные пациенты без суицидальных тенденций, находящиеся в условиях неразрешенной высокоактуальной ситуации, включаются в групповые занятия по тренингу навыков адаптации.

Острота суицидальных переживаний, как правило, наиболее выражена при поступлении пациента на лечение, в дальнейшем актуальность суицидальных тенденций снижается. Поэтому упомянутые методы кризисной терапии осуществляются поэтапно: кризисная поддержка – кризисное вмешательство – тренинг навыков адаптации.

Терапевтические задачи на этапе кризисной поддержки ставятся в соответствии с уровнем имеющейся терапевтической установки. На этапе кризисного вмешательства осуществляется коррекция терапевтической установки с переходом ее на более активный уровень.

Схематично задачи КП могут быть представлены в виде следующей программы.

I. КРИЗИСНАЯ ПОДДЕРЖКА

Установление терапевтического контакта.

Раскрытие суицидоопасных переживаний.

Мобилизация личностной защиты.

Заключение терапевтического договора.

Включение в кризисную группу.

Организация поддержки со стороны ближайшего окружения.

II. КРИЗИСНОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО

Рассмотрение неопробованных способов решения кризисной проблемы.

Выявление неадаптивных установок, блокирующих оптимальные способы разрешения кризиса.

Коррекция неадаптивных установок.

Активизация терапевтической установки.

Поиск путей выхода из кризиса.

Выработка мотивации к тренингу навыков адаптации.

III. ПОВЫШЕНИЕ УРОВНЯ АДАПТАЦИИ

Тренинг неопробованных способов адаптации.

Выработка навыков самоконтроля и самокоррекции в отношении неадаптивных установок.

Введение новых значимых других для поддержки и помощи в продолжении тренинга навыков адаптации после окончания лечения.

Выработка мотивации к продолжению тренинга навыков адаптации после окончания кризисной терапии.

Разработанная нами (Старшенбаум, 1996, 1997) групповая кризисная терапия (ГКТ) является высоко специфической формой кризисной терапии, которая удовлетворяет повышенную потребность кризисного индивида в психологической поддержке и практической помощи со стороны окружающих.

В отличие от других форм групповой терапии ГКТ направлена на разрешение актуальной ситуации, обладающей для пациента жизненной значимостью. то обусловливает краткосрочность, интенсивность и проблемную ориентацию ГКТ. В фокусе занятий кризисной группы находятся, как правило, высокозначимые для пациентов взаимоотношения в их реальной жизни, а не взаимодействия, происходящие между членами группы «здесь и теперь.

В качестве показаний для проведения ГКТ выделяются следующие:

наличие суицидальных тенденций или высокая вероятность их возобновления при ухудшении кризисной ситуации;

выраженная потребность в психологической поддержке и практической помощи, установлении высокозначимых отношений взамен утраченных, необходимость создания терапевтической и жизненной оптимистической перспективы, разработки и опробования новых способов адаптации;

готовность обсуждать свои проблемы в группе, рассматривать и воспринимать мнение участников группы с целью терапевтической перестройки, необходимой для разрешения кризиса и профилактике его рецидива в будущем.

Окончательные показания для ГКТ устанавливаются на основании наблюдения за поведением пациента на первом групповом занятии и знакомства с его субъективными переживаниями, связанными с его участием в группе. Недостаточный учет данного положения может привести к отрицательному воздействию группового напряжения на состояние пациента и усилению суицидальных переживаний. Более того, в кризисной группе суицидальное поведение одного из участников сравнительно легко может актуализировать аналогичные тенденции у остальных членов группы. В связи с этим в ходе предварительной беседы с пациентом оговаривается, что его первое участие в занятиях группы является пробным, и обсуждение вопроса о методах его дальнейшего лечения состоится после этого занятия.

После окончательного установления показаний к проведению ГКТ с пациентом проводится беседа, в ходе которой обсуждаются возможности использования им помощи кризисной группы. С целью выработать оптимистическую терапевтическую перспективу пациента знакомят с книгой отзывов бывших участников группы, в которой они описывают ход разрешения своей кризисной ситуации с помощью терапевтической группы.

Состав группы. Размеры кризисной группы ограничиваются 10-ю участниками. В группу обычно включаются два пациента с высоким суицидальным риском, поскольку взаимная идентификация способствует публичному самораскрытию и обсуждению ими своих суицидальных переживаний. Однако более двух таких пациентов создают трудно разрешимую проблему для группы, требуя слишком много времени и внимания в ущерб остальным членам группы, создавая тягостную пессимистическую атмосферу, чреватую актуализацией суицидальных переживаний у других пациентов.

Низкая групповая активность кризисных пациентов преодолевается тем, что в группу в качестве сублидера – проводника эмоционального влияния психотерапевта включается больной психопатией аффективного или истерического типа с нерезко выраженной ситуационной декомпенсацией. Учитывается, что двое таких больных могут вступать в соперничество между собой, подавляя активность остальных и дезорганизуя работу группы.

Состав группы разнороден по возрасту и полу, что снимает представление о возрастной и половой уникальности собственных кризисных проблем, расширяет возможность взаимодействий. Старшие по возрасту опекают младших, мужчины и женщины подкрепляют взаимную потребность в признании своей сексуальной привлекательности, при этом выявляются и корригируются неадаптивные полоролевые установки.

Неотложность кризисных проблем, охваченность ими позволяют максимально интенсифицировать психотерапевтические воздействия. Групповые занятия проводятся до пяти раз в неделю и длятся 1,5–2 часа. С учетом того, что обычные сроки разрешения пациентом кризиса составляют 4–6 недель, курс ГКТ равен в среднем одному месяцу. За такой срок оказывается возможным сплочение группы на основе общих кризисных проблем.

Роль групповой сплоченности в кризисной группе отличается от ее значения в межличностно-ориентированной группе, где она используется для тренинга эмпатии и возникает в процессе этого тренинга. В кризисной группе сплочение участников развивается в ходе взаимной поддержки и используется для разрешения их кризисных ситуаций. В связи с этим поощряется общение участников группы вне занятий, в отличие от аналитической группы, где оно запрещается.

Группа является открыто-конечной, т.е. из нее еженедельно выбывают, в связи с окончанием срока терапии, один–два пациента («конечность») и соответственно она пополняется новыми участниками («открытость»). Открытость группы, создавая определенные трудности для сплочения группы, позволяет в то же время решать ряд важных терапевтических задач. Так, лица, находящиеся на боле поздних этапах выхода из кризиса, своим успешным примером ободряют вновь поступивших на лечение, помогают созданию у них оптимистической лечебной перспективы. Кроме того, в открытой кризисной группе легче осуществляется когнитивная перестройка путем взаимного обогащения жизненным опытом, обменом различными способами адаптации. В открыто-конечной группе более опытные пациенты обучают вновь поступивших участников приемов выхода из кризиса.

Проблемная ориентация ГКТ требует фокусирования занятия на кризисной ситуации, поэтому позиция психотерапевта в известной мере является директивной. Психотерапевт в кризисной группе чаще прибегает к прямым вопросам, предлагает темы дискуссий и способы решения проблем, а при актуализации суицидальных тенденций у какого-либо участника группы осуществляет непосредственное руководство его поведением.

ГКТ осуществляется поэтапно в отношении каждого участника группы: кризисная поддержка, кризисное вмешательство, тренинг навыков адаптации. В то же время в ходе одного занятия в зависимости от состояния пациентов обычно используются методы, соответствующие различным этапам кризисной терапии.

На этапе кризисной поддержки важное значение придается эмоциональному включению пациента в группу, что обеспечивает ему эмпатическую поддержку членов группы, способствует ликвидации у него чувства безнадежности и отчаяния, а также представления об уникальности и непереносимости собственных страданий.

На первых занятиях осуществляется раскрытие и сочувственное разделение суицидальных переживаний пациента членами группы, имеющих или недавно имевших подобные переживания. В результате существенно облегчается отреагирование указанных переживаний, что приводит к снижению аффективной напряженности. С целью мобилизации личностной защиты актуализируются антисуицидальные факторы.

Некоторые пациенты смотрят на свое участие в группе лишь как на возможность на время отвлечься от психотравмирующей ситуации, «восстановить силы», чтобы затем продолжать попытки прежними, уже показавшими свою неэффективность способами. Подобные нереалистические лечебные установки часто становятся темой группового обсуждения при включении в группу новых участников.

В процессе 1-го этапа ГКТ пациент получает столь необходимую ему психологическую поддержку и практическую помощь со стороны других участников группы, которые заполняют опустевший мир кризисного индивида. Своими достижениями в терапии они наглядно показывают ему возможность преодоления кризиса. В результате облегчается локализация и формулирование кризисной проблемы, после чего начинается переход ко второму этапу ГКТ.

Этап кризисного вмешательства посвящен поиску оптимального способа разрешения кризиса. В процессе проблемных дискуссий достигается распознание пациентом у себя неадаптивной установки, препятствующей использованию им необходимых способов разрешения кризисной ситуации. Одной из наиболее частых тем, обсуждающихся в кризисной группе, является установка на сохранение «во что бы то ни стало» семейных или любовных отношений, ставших психотравмирующими или даже суицидогенными. Достижению пациентами этой жизненной цели препятствуют сформировавшиеся у них в детстве нереалистические идеалы спутника жизни – например, как опекающего и одновременно послушного.

Среди участников группы часто встречаются пациенты, у которых возникновение кризиса в значительной мере обусловлено чрезмерной чувствительностью и ранимостью в сочетании с завышенными требованиями к себе. В таких случаях темой обсуждения становится суицидогенная установка на обвинение себя во всех неприятностях, а также переживания собственной вины и несостоятельности. У данных пациентов ключевым для преодоления кризиса является достижения «принятия себя», что облегчается при использовании взаимной поддержки членов группы.

Следует отметить, что попытки повысить самопринятие и самооценку кризисного индивида с помощью индивидуальных бесед, как правило, оказываются менее эффективными. Причина этого заключается прежде всего в том, что доводы психотерапевта могут восприниматься как обусловленные выполнением им своего профессионального долга. Высказывания же «товарищей по несчастью», эмоционально окрашенные и подкрепленные отношениями взаимопомощи, оказываются более действенными.

Для суицидентов, переживающих горе, эффективен прием смены ролей по З. Морено (1998). Суициденты обычно не обращаются за помощью к близким людям, приписывая им безразличие к своей судьбе. Протагонист играет роль ушедшего из жизни любимого человека. Вспомогательное «Я» выступает в роли суицидента и говорит о своем желании последовать за умершим. Как правило, ни покойный, ни близкие суицидента не хотят его смерти. Когда суицидент играет роли этих людей, он осознает их реакцию на свою смерть, и начинает пользоваться поддержкой близких.

Этап тренинга навыков адаптации начинается после того, как пациент принял определенное решение об изменении своей позиции в конфликте. На данном этапе осуществляется опробование и закрепление новых способов решения проблемы и коррекция ряда неадаптивных личностных черт, таких, как потребность в чрезвычайно тесных эмоциональных взаимоотношениях, доминирование любовных отношений в системе ценностей, недостаточная роль профессиональной сферы, низкая способность в компенсации в ситуациях фрустрации и т.д.

Поскольку опробование новых способов адаптации проводится на заключительном этапе ГКТ, когда суицидальный риск сведен к минимуму, снижение самооценки во время возможных неудач не приводит к усилению чувства личностной несостоятельности, а лишь способствует реалистической оценке собственных возможностей и укрепляет терапевтическую мотивацию к дальнейшему тренингу навыков адаптации.

Благодаря обмену жизненным опытом, происходящему между членами группы, репертуар навыков адаптации пациентов при ГКТ обогащается более существенно, чем при индивидуальном взаимодействии. В группе пациент лучше принимает советы партнеров по лечению и, поддержанный ими, смелее опробует новые способы адаптации. Группа предоставляет пациенту возможность оказывать помощь другим участникам, переживая при этом чувство компетентности и нужности, крайне полезное для преодоления кризиса.

Основными методами терапии на данном этапе являются коммуникативный тренинг с использованием проблемных дискуссий, ролевого тренинга, психодрамы и аутогенной тренировки. Проигрывание роли значимого другого помогает пациенту лучше понять мотивы поведения партнера и исходя из этого строить отношения с ним. Тренировка в лучшем исполнении собственной роли способствует изменению стиля общения пациента на более адаптивный. В процессе ролевого тренинга развиваются также навыки полоролевого поведения, подкрепляется представление о собственной половой привлекательности.

Ролевой тренинг (РТ), как указывают наши сотрудники О.Р. Арнольд и Г.А. Скибина (1990), особенно показан в случаях аффективной блокады или дезорганизации интеллектуальной деятельности, когда коррекция своего поведения на уровне осознания затруднена. Ролевой тренинг способствует улучшению самовыражения через мимику, жест, движение и совершенствование восприятия других посредством фиксации таких же сигналов, т.е. активизирует «языки общения». В процессе занятий развивается эмпатическое самочувствие, достигается коррекция навыков общения. Постепенно отрабатывается ненапряженное, свободное самочувствие в разных ситуациях общения: поверхностно-социального, случайного, профессионального, семейного, интимного.

В отличие от психодрамы, где конечной целью являются катарсис и инсайт, цель ролевой игры в группе тренинга умений – это выработка навыков оптимального поведения. Во время ролевого тренинга участник не обязан раскрывать свои личные проблемы. Конфликтные ситуации, для него лично значимые, разыгрываются не конкретно, а опосредованно. Акцент делается на действии, анализ поведения сведен к минимуму. Основной тезис занятий – нельзя научиться общаться, не участвуя в общении, невозможно справиться с конфликтной ситуацией, не пытаясь ее смоделировать. Большая роль отводится движению пантомиме. Обучение идет последовательно, от простого к сложному, как на каждом занятии, так и в ходе курса. РТ проводится 2–3 раза в неделю, каждое занятие длится 1,5 –2 часа. Оптимальный состав группы около 10-ти человек, число мужчин и женщин примерно одинаково.

Основной целью РТ является развитие коммуникативных функций и коррекция навыков общения. Для достижения данной цели решаются следующие задачи:

работа с масками и мышечными зажимами;

тренинг воображения и невербальной обратной связи;

тренировка эмпатии;

ассертивный тренинг;

тренинг установления интимного контакта;

сохранение эмоционального самоконтроля в простых конфликтах;

разрешение актуального конфликта.

В ряде случаев, резистентных к упомянутым методам терапии, возникает необходимость психотерапевтического вмешательства в неосознанные механизмы психики пациента. Речь идет в первую очередь о лицах с доминирующими механизмами психологической защиты по типу вытеснения, с меньшей включенностью сознания в процесс переживания конфликта. К ним прежде всего относятся пациенты истерического, тревожного и астенического типа.

Адекватным способом воздействия на неосознаваемые механизмы является гипнотерапия. Применение гипноза в рамках антисуицидальной терапии представляется оправданным по следующим основаниям: гипноз выступает как резервная форма психического реагирования, облегчая мобилизацию личностных ресурсов. Гипноз устраняет контроль сознания над ходом психотерапевтического вмешательства в случае выраженного сопротивления лечению; в гипнозе значительно повышается способность психики к усвоению информации с последующей реализацией ее в поведении. В гипнозе имеется возможность добиться десенсибилизации по отношению к отсутствующему участнику конфликта и, наконец, в гипнозе восстанавливаются потенциальные возможности образного мышления и в соответствии с этим – утраченная способность к чувственному контакту с миром, без чего невозможно формирование новых привязанностей, облегчающих реабилитацию кризисных пациентов.

Используется метод внушенных образных переживаний (Старшенбаум, 1976). В состоянии коллективного гипнотического сна II-III ст. с внушенным сноговорением моделируются ситуации, направленные на групповое сплочение, рост взаимного доверия, стимуляцию жизнеутверждающего, гедонистического поведения. В это время происходит раскрепощение блокированного сексуального влечения к лицам противоположного пола. Наиболее гипнабельным пациентам удается внушить роль иной личности – независимой, высоко привлекательной. Данный образ имеет выраженное терапевтическое значение не только для переживающего его пациента, но и для других членов группы, идентифицирующихся с ним. Общие внушения сочетаются с индивидуальными, направленными на астеновегетативные, астено-субдепрессивные, фобические и тревожно-ипохондрические симптомы.

В фазе окончания ГКТ, на последнем занятии суммируются терапевтические достижения пациента, подкрепляется его уверенность в возможности реализовать намеченные планы. Поощряется сохранение связи выписанных пациентов друг с другом и членами терапевтической группы, продолжающими лечение, оказание необходимой взаимной помощи. Для лиц с чувством неполноценности, низкой самооценкой, составляющих значительную часть пациентов, подобная возможность особенно важна для повышения уверенности в своих возможностях и помогает в будущем избегать занятия излишне зависимой позиции в межличностных отношениях.

Пациенту можно предложить посещать межличностно-ориентированную группу или группу «захода», функционирующую при кабинете социально-психологической помощи или в клубе бывших пациентов. Группа «захода» является проблемно-ориентированной, открытой, временно неограниченной, не требующей заключения терапевтического договора и регулярного участия. Пациенты могут делать сколько угодно длительные перерывы в занятиях. Ведущую роль играет наличие «ядра» группы – наиболее постоянных членов группы, посещающих ее месяцами и выполняющих функции котерапевтов.

Следует отметить, что создавая ряд ценных возможностей для купирования кризиса и профилактики суицидоопасных тенденций в будущем, ГКТ одновременно значительно усложняет работу психотерапевта. Выраженная потребность кризисных пациентов психологической поддержке, суммируясь при объединении их в группу, может приводить к эмоциональной перегрузке психотерапевта. К тому же ему необходимо одновременно фокусировать индивидуальные кризисные ситуации членов группы в условиях их частой смены, учитывать возможность незаметного добавления к собственным проблемам пациента кризисных проблем других членов группы, предупреждать распространение в группе депрессивных и аутоагрессивных тенденций.

Для того. чтобы уменьшить перечисленные трудности, практикуется совместное ведение кризисной группы с котерапевтом, функции которого заключаются в следующем. На 1-м этапе ГКТ котерапевт совместно с ведущим психотерапевтом участвует в создании атмосферы безусловного принятия личности и переживаний пациентов. На 2-м этапе ГКТ котерапевт обеспечивает включение участников группы в дискуссию, контроль за их состоянием и оказание необходимой психологической помощи при ухудшении состояния. На 3-м этапе ГКТ котерапевт в процессе ролевых игр выполняет функции ассистента режиссера и комментатора, проигрывает роли пациента или лиц из его ближайшего окружения, а также проводит занятия аутогенной тренировкой, направленные на улучшение эмоционального самоконтроля.

В течение последующих 3-6 месяцев функционирования посткризисной группы у ее участников «дозревают» навыки адаптивного общения. С помощью приемов взаимной коррекции и самокоррекции, усвоенных в процессе лечения, бывшие пациенты окончательно освобождаются от неадаптивных установок. Указанные позитивные изменения облегчают пациентам разрешение их проблем социально-психологической адаптации в их естественных микрогруппах.

<< | >>
Источник: Старшенбаум Г.В.. ПСИХОТЕРАПИЯ В ГРУППЕ. – М.: Изд-во Института психотерапии,2005. – 320 с.. 2005

Еще по теме Психологический кризис:

  1. 4. Психологические основы политических ориентации
  2. Психологический кризис
  3. Кризисная терапия
  4. Групповая кризисная терапия
  5. § 2. Проблема подросткового кризиса
  6. Глава 3. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ
  7. 9.3. ЖИЗНЕННЫЕ КРИЗИСЫ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ
  8. КРИЗИС 6-7 ЛЕТ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ К ШКОЛЕ
  9. 1.3.1. Понятие о кризисе
  10. 1.3.2. Семейный кризис
  11. ГЛАВА 1ПСИХОЛОГИЯ КРИЗИСА
  12. КРИЗИС СЕРЕДИНЫ ЖИЗНИ — МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?
  13. СЕКСУАЛЬНОЕ НАСИЛИЕ КАК ПРИЧИНА СЕРЬЕЗНОГО ЖИЗНЕННОГО КРИЗИСА
  14. КОНСТРУКТИВНЫЙ ВЫХОД ИЗ КРИЗИСА
  15. СУИЦИД КАК ДЕСТРУКТИВНЫЙ СПОСОБ ВЫХОДА ИЗ КРИЗИСА
  16. ГЛАВА 10 – ОДИНОЧЕСТВО – ЭТО КРИЗИС, А НЕ СУДЬБА