<<
>>

РАННЕЕ РАЗВИТИЕ И НЕКОТОРЫЕ РАССМАТРИВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ

Бихевиоризм и когнитивизм

Концепция бихевиоризма, выдвинутая Джоном Уотсоном в 1913 г., представляла собой «методоло-гический бихевиоризм». Уотсон не отрицал наличие разума (mind); он лишь заявил, что психология может благополучно обойтись без обращения к этому понятию.

Иными словами, разум не был включен в методологию бихевиоризма. Однако уже в 1919 г. он выступил с отрицанием разума как научного понятия, провозгласив тем самым «ради-кальный бихевиоризм». (Скиннер придал этому термину несколько иное значение; см. главу 6.) В методологическом бихевиоризме понятие разума сохранилось в виде ряда замещающих понятий, таких как внутренние побуждения (драйвы) у Хал-ла или когнитивные карты у Толмена, а также под видом других «промежуточных переменных» — не поддающихся наблюдению причинных агентов, вмешивающихся в причинно-следственные отношения между стимулом и реакцией. Однако как методологический, так и радикальный бихевиоризм занимались преимущественно процессами научения, уделяя мало внимания мышлению, воображению и другим формам когнитивного поведения. А исследование научения было преимущественно механистическим, основанным на таких конструктах, как обусловливание и подкрепление. По прошествии десятилетий страницы психологических журналов наводнили отчеты о проведенных бихевиористами исследованиях, однако надежды на то, что бихевиоризму, начавшему свой путь с

простейших опытов над животными, удастся объяснить сложнейшие формы человеческого поведения, оказались погребенными в стартовой камере лабиринта для животных. (Бихевиоризм Скиннера, получивший название анализа поведения, достиг значительно больших результатов, чем методологический бихевиоризм.)

Хотя ни одной из форм бихевиоризма не удалось достичь намеченных целей, в ходе проведенных в рамках данного подхода и ставших классическими исследований была накоплена значительная масса данных о процессе научения, часть из которых до сих пор фигурирует во вводных курсах психологии в составе основного корпуса знаний, полученных этой наукой.

Бихевиористам принадлежит также внедрение в психологию тщательно разработанного методологического аппарата и использования статистических приложений. Появившаяся на научном горизонте когнитивная психология заявила как о сохранении преемственности, так и о принципиальных расхождениях с бихевиоризмом.

Сохранение преемственности

Когнитивная психология:

• Приняла статистический и методологический аппарат, разработанный в рамках бихевиоризма, отвергнув механистическую концепцию классического обусловливания и поставив на ее место аналогию с более технологичным механизмом — компьютером.

• Сохранила представления о механизмах стимулов и реакций в форме механизмов входных и выходных сигналов.

• Предложила концепцию обработки информации мозгом, подчеркивающую, вслед за бихевиоризмом, особую роль таких переменных, как внутренние побуждения, ментальные карты, мозговые команды, которые вводятся между стимулом и реакцией, или так называемого S—О—R-конструкта.

• Сохранила характерные для бихевиоризма процедуры выведения гипотез из теории (гипотетико-де-дуктивный метод), а также интерес к исследованию научения и памяти.

• Сохранила принятую методологическим бихевиоризмом практику использования операциональных определений для своих конструктов, т. е. реакция (операция) определяет ментальный конструкт.

• Сохранила свойственное бихевиоризму представление об иерархиях, заменив, однако, иерархии простых условных рефлексов, из которых производятся сложные формы поведения, иерархиями, в которых сложные психические процессы «составляются из более элементарных процессов» (Simon & Newell, 1964, p. 290). Лихи (Leahy, 1992) не видит существенных различий между методологическим бихевиоризмом и когнитивной психологией.

85

Нарушение преемственности

• Когнитивная психология отказалась от практики экспериментирования с животными1 и сделала связь мозг—разум центральным звеном программ обработки информации. Отведя ключевую роль мозгу как психологическому органу и игнорируя роль внешних стимулов (за исключением входных сигналов) и реакций (за исключением выходных сигналов), когнитивная психология перенесла акцент на внутреннюю причинность, в противовес внешней причинности, акцентируемой S—R-бихевиоризмом.

Этот важный аспект нарушения преемственности обязан тому факту, что когнитивизм и бихевиоризм исходят из различных философских традиций. Когнитивизм основан на философии немецкого рационализма, согласно которой врожденные способности к организации определяют психические события, а также на дуализме «разум—тело» в понимании французского философа XVII в. Рене Декарта (Wallace, 1996). Бихевиоризм же берет свое начало в английском эмпиризме, согласно которому поведение определяет окружающая среда. Однако заимствовав исходные методологические предпосылки бихевиоризма, когнитивизм также отчасти был принят эмпириками.

Интерес к когнитивным событиям не нов для психологии. Мейеринг (Meyering, 1989) приписывает Гельмгольцу, немецкому физиологу XIX в. и одному из основоположников этой науки, предположение о том, что разум придает упорядоченность сенсорному материалу. В качестве культурного концепта представление об упорядочивающем разуме или душе восходит еще к теологии эллинистической или римской эпохи и, таким образом, имеет весьма далекие от научных истоки (Kantor, 1963). Помимо Гельмгольца другие ученые XIX в. также пытались связать познавательную способность (cognition) с ментализмом: к таким попыткам относится психофизика Фехнера (душа и физические стимулы), интерес Вундта к психической причинности, ментальная хронометрия Дон-дерса и т. д. В конце XIX — начале XX в. возникают структурализм, функционализм, гештальт-психология, ассоцианизм, гуманистическая психология (см. главу 4) и толменовский вариант методологического бихевиоризма (теория, согласно которой крысы используют гипотетические ментальные карты для нахождения пути в лабиринте), причем все эти школы придают особое значение менталистскому когнити-визму. Наряду с предложенными Толменом когнитив-ными картами, другими представителями методологического бихевиоризма вводятся собственные промежуточные переменные, такие как внутренние побуждения (драйвы) и мозговые команды. В XX в. появляются также нементалистские подходы к когнитивным событиям, упомянутые выше.

Многие когнитивисты продолжили бихевиористскую традицию проведения исследований в лаборато-

риях, экспериментируя с группами испытуемых и используя статистический анализ групповых средних (R-методология; см.

главу 11), в то время как другие переоборудовали свои психологические лаборатории для проведения физиологических исследований, связанных с «психическими процессами». Третьи обратились в поисках развития теории к компьютерному моделированию и математике, а еще немногие попытались сочетать два или более из этих методов. Ког-нитивисты также приняли некоторые из ранних допущений интроспекционистов, не пытаясь, однако, подвергать разум интроспекции (Neisser, 1976). Иными словами, они сосредоточились преимущественно на внутренних механизмах, как правило, игнорируя взаимодействия организма с окружающим миром.

Некоторые ранние достижения когнитивной психологии

Когнитивная психология берет начало из нескольких источников. Одним из них является техника связи, теория которой изложена в работе Шеннона (Shannon, 1948). Он трактует информацию как изменения электрических сигналов при передаче по телефонной линии и описывает эти изменения математически. Если система находится в одном из двух возможных состояний и одно состояние зависит от другого, наблюдатель может узнать нечто о не предъявленном состоянии на основе предъявленного. Иными словами, «информация» означает структурную характеристику сообщения. Хотя работы Шеннона сыграли важную роль в разработке систем связи и вычислительных машин, они оказались практически бесполезными для понимания человеческого (по)знания. Уивер (Weaver, 1949) недвусмысленно указывает на то, что «информация» в том смысле, какой вкладывают в это слово инженеры, не имеет ничего общего с человеческим познанием. Даже если и так, успехи теории информации в инженерном деле укрепили интерес к конструкту ин-формации как к фундаментальному процессу, свойственному лишь человеку, и к структурам, способным осуществлять обработку информации. В этом отношении психология всего лишь следовала давней традиции, идущей от ее предшественников в философии, пытавшихся осмыслить предмет своей науки при помощи аналогий (см. главу 2, с. 80).

Идея о том, что человеческое познание можно моделировать на вычислительных машинах, принадлежит Герберту Саймону.

Его подготовка в области общественно-политических наук способствовала развитию у него интереса к механизмам принятия решений в организациях, которые он впоследствии применил по отношению к людям. Совместно со своими коллегами он разработал компьютерные модели решения задач (Newell, Shaw & Simon, 1958; Newell & Simon, 1961), распространив их позднее на

1 В последнее время исследования животных начинают привлекать внимание сторонников когнитивизма (см., например: Roitblat & Meyer, 1995).

86

восприятие, вербальное научение и формирование понятий и детально развив аналогию между человеком и компьютером (Simon & Newell, 1964). Другой важнейшей вехой в развитии этой аналогии явился критический анализ книги Скиннера «Вербальное поведение» («Verbal Behavior») Хомским (Chomsky, 1959), показавшим, что язык — это не только продукт научения, он еще требует наличия у человека внутренних конструктов.

Пиаже (Furth, 1981) также внес свой вклад в поиск ментальных структур. Основываясь на своих познаниях в области биологии, он предложил аналогию, согласно которой разум проходит в своем развитии несколько качественно различных стадий, напоминающих стадии качественных изменений структур эмбриона. Другой крупной фигурой был Ульрих Найссер (Neisser, 1967), который способствовал популяризации конструкта обработки информации и утверждению когнитивной психологии в роли доминирующей-системы. Он утверждал, что субъективный опыт (experience) создается самим человеком. Страница печатного текста — это удаленный стимул, тогда как поток световых лучей, попадающих на сетчатку, составляет более непосредственный («проксимальный») стимул. Но даже эти более непосредственные стимулы не похожи на являющиеся их источником реальные объекты, как и на конструируемый опыт, который есть не что иное, как информация, обработанная мозгом. Иными словами, мы не взаимодействуем со страницей печатного текста. Вместо этого наш мозг реконструирует страницу в виде входных сигналов, передает их от одной системы обработки к другой, и таким образом мы получаем репрезентацию страницы в виде своего рода внутреннего образа, который только кажется нам страницей текста, находящейся где-то «вне нас».

Книга Найссера представляла собой первое общее изложение когнитивной психологии. Позднее он несколько изменил свою позицию, придав большую роль окружающей среде, под влиянием экологического подхода Гибсона (Neisser, 1976; см. главу 13, с. 328).

КОНЦЕПЦИИ, ПРОБЛЕМЫ И ИССЛЕДОВАНИЯ

«Когниция» относится к знанию, и усилия когнитивной психологии направлены на понимание механизмов, участвующих в человеческом познании. В целом эта система выдвигает следующие положения:

(а) Среда достигает организма в виде энергий, выполняющих роль сигналов, распознаваемых органами чувств. Это является началом знания.

(б) Научение также является способом приобретения знаний и в то же время процессом кодирования.

(в) Закодированное знание хранится в схемах (circuitry) мозга.

(г) Когда знание извлекается из хранилища, оно декодируется. Это знание, согласно одной из влиятельных теорий когнитивизма, является внутренней репрезентацией внешнего мира и появляется в двух формах:

(1) форме, основанной на восприятии и состоящей из репрезентаций или образов зрительных, слуховых, обонятельных, вкусовых или тактильных качеств;

(2) памяти эпизодов, представляющей собой абстрактные репрезентации принципов или значений вещей, такие как научные понятия или грамматические правила языка.

(д) Знание может быть подвергнуто дальнейшей обработке посредством перевода в языковую форму в соответствии с грамматическими правилами.

На основании этих положений мы можем выделить четыре главных конструкта репрезентациональ-ного когнитивизма:

(а) Человеческий организм является информаци-

онным процессором, преобразующим внешний мир в символы.

(б) Эти символы — после дальнейшей обработки — составляют репрезентации внешнего мира.

(в) Эта обработка информации и результирующие репрезентации осуществляются клетками головного мозга — нейронами.

(г) Локус когниции находится в системах внут-ренних состояний или в механизмах обработки информации, тогда как ее связи с внешней средой ограничиваются подлежащими обработке входными сигналами.

Хотя не все когнитивисты полностью примут перечисленные выше гипотетические конструкты, а некоторые могут даже отвергнуть один или несколько из них, в целом данные конструкты отражают общую направленность когнитивной психологии.

В противоположность Скиннеру (который полагал, что принципом подкрепления и его частными случаями можно объяснить большую часть психологической динамики) или Халлу (полагавшему, что процесс научения может быть понят исключительно в терминах редукции внутренних побуждений), когнитивисты допускают включение в психологическую теорию большого числа принципов из совершенно различных областей исследования. Являясь частью наследия бихевиоризма, когнитивистская теория часто подвергается эмпирической проверке. По этой причине в данной главе описания исследований не вынесены в отдельный раздел, а приводятся по ходу рассмотрения теории.

87

<< | >>
Источник: Смит Н.. Современные системы психологии./Пер. с англ. под общ. ред. А. А. Алексеева — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК,2003. — 384 с. . 2003

Еще по теме РАННЕЕ РАЗВИТИЕ И НЕКОТОРЫЕ РАССМАТРИВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ:

  1. § 2. Отечественная криминалистика. Ее возникновение, развитие и современное состояние
  2. Развитие концепции Ф. де СоссюраВ. Брёндаль., А. Гардинер., К. Бюлер
  3. Глава 1МИКРОБИОЛОГИЯ И ЕЕ РАЗВИТИЕ
  4. ГЛАВА 15Дальнейшие перспективы развития психологии мотивации
  5. Глава 1ИСТОРИЧЕСКИЙ ПУТЬ РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИИ
  6. 4. РАЗВИТИЕ ПСИХОГЕНЕТИКИ В МИРОВОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКЕ
  7. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ПАМЯТИ
  8. РАННЕЕ РАЗВИТИЕ И НЕКОТОРЫЕ РАССМАТРИВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ
  9. ТЕОРИИ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  10. РАЗВИТИЕ НАУКИ О СЕМЬЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ СЕМЬИ И БРАКА
  11. 2.1. Возрастная периодизация психического развития
  12. Изменение социальной ситуации развития на протяжении дошкольного детства. Игра и другие виды деятельности. Общение со взрослыми и сверстниками. Развитие восприятия и мышления ребенка; развитие внимания и опосредованного поведения; развитие памяти; развитие воображения. Развитие личности дошкольника.
  13. Глава XПоловой вопрос в его отношении к деньгам и частной собственности. Брак по расчету, проституция, сводничество, кокотки и метрессы
  14. Глава 6РАЗВИТИЕ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИЗДОРОВЬЯ