<<
>>

§ 210. Заключение договоров через третьих лиц и ответственность за чужие долги. Постановка этого вопроса в римском праве

Римское право первоначально вовсе не допускало прямого представительства при заключении сделок и, в частности, договоров, а допускало только косвенное представительство. Но за то в древнем римском праве существовали некоторые суррогаты прямого представительства, а позднейшее императорское право в виде исключения в некоторых случаях стало допускать и самое прямое представительство.
Надо рассматривать особо приобретение требований через третьих лиц и ответственность за чужие долги.

Приобретение обязательственных требований через третьих лиц. Надо различать две категории случаев: приобретение через подвластных лиц и через лиц свободных, самостоятельных.

Через подвластных лиц. Институт приобретения обязательственных требований через лиц подвластных существовал издревле. Корень его - тот принцип древнего права, в силу которого подвластные лица не могут иметь собственного имущества, а все, что они приобретают, они приобретают в пользу своего властелина. Что касается рабов, то этот принцип удержался и в юстиниановском праве. Что же касается подвластных детей, то за ними с течением времени была признана самостоятельная активная имущественная правоспособность в весьма широких пределах. Вследствие этого в позднейшем праве далеко не всякое обязательственное требование, приобретенное подвластным сыном, ipso jure считалось приобретенным в пользу отца. Но, во внимание к прежнему порядку, было признано, что подвластные дети и впредь могут приобретать любое обязательственное требование в пользу отца, если сами того пожелают.

Через лиц самостоятельных. Первоначально непосредственное приобретение требований через лиц, не состоящих под властью данного лица, не допускалось вовсе. Допускалось только косвенное представительство, т. е. представитель сам приобретал право требования и затем уступал свое право иска тому лицу, в интересах которого он вступил в договор (так назыв.

cessio actionis). Если представитель имел прямое поручение от другого лица вступить в договор, доверитель мог требовать от него уступки иска по требованию. Наконец, в известных случаях, за тем лицом, за которого действовал представитель, было признано право требовать исполнения помимо цессии, на основании actio utilis. Другими словами, в известных случаях на деле было признано прямое представительство. Таким правом стали пользоваться опекаемые, юридические лица и солдаты по отношению к обязательственным требованиям, приобретенным в их пользу опекунами, представителями юридических лиц и уполномоченными солдат. Напр., если опекун купил вещь в пользу опекаемого, последний приобретал utilis actio ex emto, если он отдал вещь опекаемого на хранение, тот приобретал utilis actio depositi т. д. Такой порядок удержался в юстиниановском праве. Другими словами, и в юстиниановском праве прямое представительство допускается только в исключительных случаях.

Ответственность за чужие долги. И здесь надо различать ответственность за долги подвластных лиц и лиц самостоятельных.

Ответственность за долги подвластных лиц. По цивильному праву властелин ни в каком случае не отвечал за договорные обязательства подвластных лиц. Только в случае совершения подвластным лицом деликта он отвечал посредством actio noxalis, на основании которой он обязан был либо возместить убыток или уплатить штраф, следующий за данное правонарушение, либо выдать провинившегося потерпевшему лицу - noxae dare. Претор, однако, в известных случаях признавал ответственным властелина и за договорные обязательства подвластных лиц. Соответствующие иски называются actiones adjecticiae qualitatis. Наряду с властелином продолжает отвечать и подвластное лицо как непосредственный контрагент по договору. Если это раб, то возникает только naturalis obligatio, если же это filius familias, то возникает и право иска: но, конечно, практическое значение для третьего лица, вступившего в договор с подвластным лицом, имел только иск против властелина, ибо с подвластного лица ввиду того, что оно не имело своего имущества, нечего было взять.

К числу actiones adjecticiae qualitatis относятся: а) Actio quod jussu.

Если властелин приказал подвластному лицу заключить сделку с третьим лицом, то он в силу отданного приказа (jussus) отвечает пред третьим контрагентом за надлежащее исполнение обязательства, принятого подвластным лицом, in solidum, т. е. без всяких ограничений, посредством actio quod jussu. Напр., господин приказал рабу купить вещь; продавец может предъявить к господину actio venditi quod jussu, требуя уплаты покупной цены; или раб по приказанию господина нанял для него квартиру, против господина может быть предъявлена actio locati quod jussu об уплате квартирных денег, и т. д.

b) Actio exercitoria. Если властелин в качестве хозяина корабля (exercitor navis) назначил подвластное лицо капитаном (magister navis), то он отвечает пред третьими лицами за надлежащее исполнение всех обязательств, заключенных подвластным лицом в качестве капитана, и притом тоже in solidum.

c) Actio institoria. То же следует сказать в том случае, если властелин в качестве хозяина лавки назначил подвластное лицо своим приказчиком (institor). Напр., если раб-приказчик продал какую-нибудь вещь, входящую в состав товарного склада его господина, покупщик может требовать выдачи вещи от господина посредством actio emti institoria.

d) Actio depeculio. Если властелин выделил подвластному лицу peculium (напр., отец фактически уступил подвластному сыну часть своего имущества), то он отвечал за все договорные обязательства последнего в пределах пекулия, peculio tenus (напр., отец выдал подвластному сыну или господин рабу 10 000 ассов в качестве пекулия; сын или раб наделали долгов до 15 000 ассов; отец отвечает в размере пекулия, т. е. не свыше 10 000 ассов). Если подвластное лицо задолжало не только третьим лицам, но и властелину, то последний имеет право на предпочтительное удовлетворение пред остальными кредиторами.

e) Actio tributoria. Если сын с ведома отца на пекулиарные средства открыл торговлю, то властелин опять-таки отвечал за его долги по торговле в пределах пекулия.

Но только властелин в таких случаях не имел права на предпочтительное удовлетворение, а все кредиторы имели одинаковое право на удовлетворение из пекулия. Вот почему в данном случае возникала не actio peculio, а самостоятельный иск, actio tributoria.

f) Actio de in rem verso. Если властелин обогатился за счет третьего лица благодаря договору, заключенному сим последним с подвластным лицом, он отвечал в пределах своего обогащения (напр., раб без приказа своего господина купил хлеб для собственного употребления или пропитания господина, благодаря чему последний очевидно сберег соответствующую сумму денег: в этих пределах к нему может быть предъявлена actio venditi de in rem verso).

Ответственность за обязательства, заключенные лицами самостоятельными. Еще преторский эдикт распространил actio exercitoria и institoria на такие случаи, в которых капитаном или приказчиком был назначен свободный человек, не состоящий под властью того лица, которое сделало его капитаном или приказчиком. Классические юристы пошли гораздо дальше и признали, что во всех случаях, где одно лицо действовало при принятии обязательства по поручению другого, к последнему может быть предъявлен иск, подчиненный началам actio institoria. Этот иск назван actio quasi institoria или utilis actio ad exemplum institoriae. Наряду с доверителем отвечает и доверенный в качестве непосредственного контрагента по договору. Напр., А по поручению В купил С вещь. С может требовать не только уплаты от А посредством обыкновенной actio venditi, но также от В, давшего поручение, посредством utilis venditi actio ad exemplum institoriae.

Впрочем, в известных случаях доверенное лицо могло уклониться от исполнения; в частности, были признано, что опекуны и представители юридических лиц не отвечают по обязательствам, заключенным ими от имени опекаемых и юридических лиц. В этом следует усмотреть признание прямого представительства. Наконец, и actio de in rem verso (в качестве actio utilis) была распространена на случаи, в которых одно лицо обогатилось на счет другого лица через посредство третьего лица, не состоявшего под властью обогатившегося (спорно). (Ср. Гримм. Очерки по учению об обогащении, вып. III.)

<< | >>
Источник: Давид Давидович Гримм. Лекции по догме римского права. Москва. 2012. 2012

Еще по теме § 210. Заключение договоров через третьих лиц и ответственность за чужие долги. Постановка этого вопроса в римском праве:

  1. § 210. Заключение договоров через третьих лиц и ответственность за чужие долги. Постановка этого вопроса в римском праве
  2. § 210. Заключение договоров через третьих лиц и ответственность за чужие долги. Постановка этого вопроса в римском праве