<<
>>

Комментарий к статье 18

1. Комментируемая статья закрепляет совокупность мер, прав и преимуществ, обеспечивающих лицам, оказывающим содействие органам, осуществляющим ОРД, выполнение принятых на себя обязательств, и в конечном счете обеспечивающих эффективность их участия в оперативно-розыскной деятельности.

Предусмотренные законом меры не являются жестом доброй воли, актом милости со стороны государства по отношению к конфидентам, а являются необходимыми и иногда вынужденными (например, освобождение от уголовной ответственности, допустимость причинения вреда правоохраняемым интересам).

Законодательные меры социальной и правовой защиты участников ОРД не являются случайными, а, напротив, имеют объективную обусловленность. Это связано с тем, что комментируемый Закон предусматривает возможность проведения оперативно-розыскных мероприятий, предполагающих весьма тесные контакты с лицами, совершающими преступления, в целях их разоблачения и привлечения к ответственности. В связи с этим в практике имеют место случаи неправомерного воздействия на конфидентов, в частности путем причинения им имущественного ущерба, вреда здоровью и даже физического их устранения.

Нередко действия лиц, участвующих в оперативно-розыскных мероприятиях, принимают формы, близкие к преступным действиям, либо отведенная этим лицам роль создает угрозу их личной безопасности. Нельзя исключать и возможности провокаций со стороны разрабатываемых, проверки ими внедренных конфидентов "в деле", возникновения ситуаций, при которых внедренные лица, лишенные всякой поддержки со стороны, вынуждены идти на крайние меры, действовать в условиях необходимой обороны либо крайней необходимости, в целях пресечения тяжкого или особо тяжкого преступления принимать участие в совершении преступлений на второстепенных ролях.

Нельзя не считаться и с тем, что в общественном сознании оценка деятельности лиц, оказывающих содействие правоохранительным органам, остается неблагоприятной.

Освещение в средствах массовой информации роли конфидентов, как правило, негативное. Им навешивают незаслуженные ярлыки ("стукачи", "доносчики"), дают отрицательную социально-правовую характеристику, формируя тем самым неприглядный облик этих лиц. При этом часто делаются ссылки на правоприменительную практику 30-х годов прошлого столетия. Выдвигалось даже требование отдельных представителей законодательной и исполнительной властей раскрыть архивы и опубликовать списки лиц, которые сотрудничали или сотрудничают с правоохранительными органами и спецслужбами.

Все это объективно обусловливает применение совокупности защитных мер компенсационного характера в виде выплат денежных средств, мер по освобождению от уголовной ответственности, обеспечению безопасности, необходимость закрепления на законодательном уровне сохранения конфиденциальности их сотрудничества. Именно на основе негласности, применения иных мер защиты базируются эффективность действий и безопасность конфидентов.

В Законе об ОРД меры защиты занимают главенствующее положение по отношению к мерам по охране прав. При этом их реализация носит характер активных действий со стороны органа, осуществляющего ОРД, и является его обязанностью. Эти действия направлены на обеспечение такого порядка вещей, при котором создаются условия и обстановка, максимально благоприятствующие обеспечению прав конфидентов. Это представляется правильным, целесообразным и обоснованным, поскольку отражает специфику защиты в ОРД. Когда, например, речь идет о причинении ущерба защищаемому лицу или его смерти, то восстанавливать нарушенное право крайне сложно, если возможно вообще, и тогда применимы только меры компенсации.

Согласно комментируемой статье лица, содействующие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, находятся под защитой государства, однако гарантии их защиты дифференцированы применительно к лицам, оказывающим содействие на контрактной и бесконтрактной основе. Для лиц, сотрудничающих на бесконтрактной основе, гарантии социальной и правовой защиты усечены.

Согласно Закону им гарантируется государственная защита, предотвращение в отношении их, членов их семей и близких противоправных посягательства на жизнь, здоровье или имущество, выплата вознаграждений за помощь в раскрытии преступления или установление лиц, их совершивших, и другие выплаты.

Ряд прямо предусмотренных Законом об ОРД прав на лиц, сотрудничающих на бесконтрактной основе, не распространяется, хотя тяжкие последствия (смерть, травмы) могут наступить в отношении обеих категорий негласных сотрудников в связи с их участием в подготовке или проведении оперативно-розыскных мероприятий: законодатель не разграничивает степень их участия в ОРД, и они могут выполнять идентичные или схожие функции с теми, которые выполняют конфиденты-контрактники.

Это объясняется тем, что заключение контракта является правом лица, оказывающего содействие органам - субъектам ОРД, соответственно, при отсутствии его согласия на подписание контракта он самостоятельно избирает не только меру своих обязательств и ответственности перед органом - субъектом ОРД, но и фактически отказывается от обязательств, предлагаемых государством по его социальной и правовой защите и вытекающих из контрактной формы сотрудничества.

Хотя частные лица оказывают содействие органам, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, в соответствии с комментируемым Законом эти лица находятся под защитой государства, а не субъектов ОРД. Именно государство гарантирует лицам, изъявившим согласие содействовать по контракту органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, выполнение своих обязательств, предусмотренных контрактом, в том числе правовую защиту, связанную с правомерным выполнением указанными лицами общественного долга или возложенных на них обязанностей. Именно государство выступает гарантом выполнения обязательств, предусмотренных контрактом, заключенным конфидентом с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

С контрактной основой сотрудничества с органами - субъектами ОРД, напрямую связана реализация ряда мер социальной и правовой защиты конфидентов.

В частности, от заключения контракта зависит выплата единовременных пособий в случае травмы, ранения, контузии, увечья либо смерти контрактника, включение периода сотрудничества по контракту в трудовой стаж, пенсионное обеспечение этих лиц.

Закон об ОРД, предусматривая возможность заключения оперативными подразделениями с отдельными лицами соглашения в виде контракта, определяет его заключение, с одной стороны, в качестве условия применения норм Закона, а с другой - открывает возможности включения в контракт обязательств сторон, относящихся в числе прочих и к мерам защиты.

При заключении контракта орган, осуществляющий ОРД, обязуется выплачивать ежемесячное денежное содержание либо разовые денежные вознаграждения, пособия и иные выплаты; принимать меры к обеспечению правовой защиты конфидента и членов его семьи, выполнять иные обязательства, закрепленные в Законе об ОРД и предусмотренные контрактом.

Несмотря на заключение контракта, объем прав и гарантий, предоставляемых конфидентам, является усеченным по сравнению с гарантиями, предусмотренными трудовым законодательством. И это не является случайным, поскольку контракт в ОРД по своей правовой сути не идентичен трудовому соглашению, а конфидент соответственно рассматривается как субъект не трудовых, а оперативно-розыскных отношений.

Согласно ст. 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с этим Кодексом. Основной функцией трудового договора как юридического факта является установление и развитие трудовых отношений. Отличительными признаками трудового договора являются: а) включение в деятельность организации и участие в ней личным трудом (личностный признак); б) выполнение работы определенного рода (предметный признак); в) подчинение исполнителя работ внутреннему трудовому распорядку предприятия (организационный признак); г) оплата труда по заранее установленным нормам и в соответствии с конечными результатами деятельности (имущественный признак) <1>.

<1> Термин "трудовой договор" имеет и более широкое содержание - он означает институт трудового законодательства, включающий нормы о приеме на работу, переводе и увольнении.

Но на индивидуальном уровне, уровне соглашения между работодателем и работником, термины "трудовой договор" и "контракт" равнозначны. См.: Трудовое законодательство России. М., 1993. С. 263 - 264.

Контракт о негласном сотрудничестве не соответствует приведенным отличительным признакам. Против признания отношений, возникающих в сфере ОРД у конфидентов- контрактников, предметом трудового права можно привести такие аргументы: 1) на период сотрудничества указанные лица не включаются в штатный (списочный) состав ведомства; 2) они не выполняют "работ определенного рода", поскольку данная профессия не предусмотрена ни Единым тарифно-квалификационным справочником работ и профессий, ни Единой номенклатурой должностей служащих и Квалификационным справочником должностей служащих, а лишь исполняют отдельные эпизодические задания и поручения; 3) конфиденты органов, осуществляющих ОРД, не имеют определенного режима труда, установленной продолжительности рабочего дня; 4) на них не распространяется режим заработной платы служащих; более того, сотрудничество может носить безвозмездный характер, что не присуще трудовому договору, а предусмотренные Законом об ОРД выплаты являются лишь вознаграждением за помощь в раскрытии преступления или установлении лиц, их совершивших.

Имеются отличия также в содержании трудового договора и контракта о сотрудничестве. Так, трудовой договор содержит обязательные условия, при несоблюдении которых он не может считаться заключенным и не порождает трудовых правоотношений. Контракт о сотрудничестве, напротив, составляется в произвольной форме и не содержит этих условий. Такой контракт не равнозначен трудовому договору и потому, что конфиденты как участники ОРД берут обязательства на выполнение не трудовых функций, а специальных заданий по борьбе с преступностью.

При привлечении к сотрудничеству лица из числа членов преступной группы его деятельность по активному способствованию раскрытию преступления, на наш взгляд, соответствует деятельному раскаянию или обстоятельствам, смягчающим наказание в соответствии с УК РФ, и поэтому не может рассматриваться как предмет трудового договора и являться выполнением трудовой функции.

Преступление, соучастие в его совершении и прикосновенность к нему не могут служить основанием для возникновения трудовых правоотношений.

Сторонами трудового договора являются работник и работодатель. Применительно же к сотрудничеству на конфиденциальной основе орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, не является работодателем, поскольку не создает рабочих мест и не обеспечивает постоянную занятость конфидентов, а привлекает их к сотрудничеству в связи с их разведывательными возможностями, при утрате которых соглашение о сотрудничестве прекращается или приостанавливается. Исключение в данном случае (в смысле занятости) может составлять лишь использование отдельных категорий негласных сотрудников.

В качестве аргумента о наличии трудовых правоотношений приводится ссылка на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством РФ, а также включение периода сотрудничества по контракту с органом, осуществляющим ОРД, в трудовой стаж. Это, однако, не колеблет вывода о том, что анализируемые правоотношения не являются трудовыми. Как представляется, приведенные положения вытекают из общественно полезной деятельности, определяемой законодательством как занятость, которая может быть реализована без вступления в трудовые отношения. Кроме того, нормы о трудовом стаже и пенсионном обеспечении ставятся в зависимость от того, является сотрудничество основным родом занятия или нет, что также основывается на условиях, вытекающих из занятости.

Следует учитывать и то обстоятельство, что указанные положения сами не порождают правоотношений, а являются лишь следствием отношений труда или занятости. Однако из смысла Закона об ОРД вытекает, что данные правовые последствия не связаны с трудовой деятельностью как таковой, а период сотрудничества с органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность, законодатель лишь приравнивает к трудовому стажу при условии, что оно (сотрудничество) является основным родом занятий, а назначение пенсии связывает с общими условиями, предусмотренными законодательством.

Заметим, что назначение пенсии является не правоотношением-отношением, а правоотношением-моделью, т.е. не реально существующим, а только возможным при наличии его фактического состава.

Поскольку контракт и конфиденциальное сотрудничество по контракту не основываются на нормах трудового законодательства, логично заключить, что: 1) контракт о сотрудничестве не является трудовым договором; 2) отношения, возникающие в связи с сотрудничеством по контракту, не являются предметом трудового права; 3) между органом внутренних дел и негласными сотрудниками нет трудовых правоотношений.

Вместе с тем механизм реализации прав негласных сотрудников должен базироваться на нормах, составляющих правовую основу как оперативно-розыскной деятельности, так и иных отраслей права, регламентирующих соответствующие правоотношения.

В качестве общего условия применения мер социальной и правовой защиты законодательно закреплена правомерность выполнения конфидентами своего общественного долга, возложенных на них обязанностей. В частности, с правомерным выполнением общественного долга законодатель связывает допустимость вынужденного причинения вреда правоохраняемым интересам, а также применение предусмотренных Законом мер социальной и правовой защиты в целом.

Представляется, что, как и применительно к должностным лицам, правомерными должны считаться действия конфидентов, основанные на нормах права. Вместе с тем, исходя из специфики их роли и оперативно-розыскных функций, правомерность их действий должна определяться и с учетом содержания положений контракта, характера и содержания заданий и поручений, которые они реализуют. Например, не могут вменяться в вину конфидентам действия и их последствия в случае точного выполнения ими предписанного задания, когда из его содержания не усматривается очевидная противоправность поведения конфидента. Именно поэтому в комментируемой статье в качестве альтернативы выполнения общественного долга рассматривается выполнение возложенных обязанностей.

В случае наступления общественно опасных последствий в результате выполнения конфидентом полученного задания его действия должны квалифицироваться с учетом положений ст. 42 УК РФ ("Исполнение приказа или распоряжения").

О понятии правомерности выполнения общественного долга см. также п. 12 комментария к ст. 16.

О понятии общественного долга или возложенных на конфидентов обязанностей см. п. 14 комментария к ст. 16.

9. В качестве одной из мер защиты комментируемая статья закрепляет обязанность органов, осуществляющих ОРД, принимать необходимые меры по предотвращению противоправных действий, установлению виновных и привлечению их к ответственности, предусмотренной законодательством Российской Федерации, в случае возникновения реальной угрозы противоправного посягательства на жизнь, здоровье или имущество отдельных лиц в связи с их содействием органам, осуществляющим ОРД, а равно членов их семей и близких.

Действие данной нормы связывается с возникновением угрозы, т.е. выраженного вовне намерения лишить потерпевшего жизни, причинить вред его здоровью или нанести ему имущественный ущерб. Способы угрозы могут быть при этом разнообразными и выражаться как письменно, так и устно, в т.ч. по телефону и т.д. Она может быть высказана непосредственно тому, к кому обращается виновный, а также передана через третьих лиц.

Необходимым условием при этом является реальность угрозы. Она считается реальной, если имелись основания опасаться ее осуществления. Реальность угрозы связывается прежде всего с наличием объективных оснований опасаться приведения ее в исполнение <1>. Такими основаниями могут служить расшифровка негласного сотрудника, возникновение подозрения о его сотрудничестве с правоохранительными органами, противоречия между действиями лица и интересами преступной группы.

<1> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть. М., 1996. С. 50.

Следует отметить, что привлечение виновных к ответственности, предусмотренной уголовным законодательством Российской Федерации, имеет определенную сложность, поскольку: 1) действующее законодательство (УК РФ) не предусматривает ответственности за угрозу посягательства на имущество (имеется в виду угроза его уничтожения, повреждения); 2) угроза противоправного посягательства на жизнь и здоровье может не получить внешнего выражения, в связи с чем неприменима как предупредительная мера ст. 119 УК РФ.

Возможность возникновения опасности диктуется складывающейся ситуацией, конкретной обстановкой. При этом наступление вредных последствий существует лишь в предположении, а поэтому затруднено применение соответствующих мер защиты: неясно, перерастет ли данная ситуация в выражение угроз или конкретные действия, в какой отрезок времени возможно посягательство, а также его место, способ и исполнитель, существует ли реальность возникновения опасности вообще и возникновения угрозы в частности, т.е. не является ли угроза мнимой (в уголовно-правовом смысле). Учитывая это, оперативные работники должны постоянно анализировать состояние зашифровки конфидентов, прогнозировать возможность возникновения угроз их безопасности и принимать меры нейтрализации грозящей (возможной) опасности жизни, здоровью конфидентов и членов их семей, а в отдельных случаях осуществлять за ними негласный контроль, обеспечивать физическую охрану или отказаться от привлечения конкретного лица к подготовке или проведению конкретных оперативно-розыскных мероприятий.

В целях обеспечения безопасности таких лиц допускается проведение оперативно- розыскных и иных специальных мероприятий по их защите, в том числе временное переселение в безопасное место, смена места жительства, замена паспортов с изменением фамилий, прослушивание телефонных переговоров по их заявлению, обеспечение физической охраны, выдача специальных средств защиты и др.

10. В соответствии с прямым законодательным предписанием органы, осуществляющие ОРД, обязаны принимать защитные меры не только по отношению к лицам, оказывающим им содействие, но и по отношению к членам их семей и близким.

К членам семьи следует отнести близких родственников: супругов (лиц, находящихся как в фактическом (гражданском), так и официальном браке), родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушку, бабушку, внуков вне зависимости от того, проживают они вместе или отдельно.

Близкие лица рассматриваются законодателем как иные лица, состоящие в свойстве с конфидентом, а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых ему дороги в силу сложившихся личных отношений. Исходя из этого определение понятия близких лиц характеризует объективные отношения свойства, а также субъективные, эмоциональные отношения между людьми.

Свойство характеризует отношения близости между людьми, возникающие из брачного союза одного из родственников, т.е. отношения между супругом и кровными родственниками другого супруга, а также между родственниками супругов.

К лицам, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги конфиденту в силу сложившихся личных отношений, могут относиться те, кто поддерживает с ними тесное личное общение (близкий друг, подруга, жених, невеста, любовник, любовница), участвующие либо участвовавшие в воспитании ребенка (отчим, мачеха, не являющиеся усыновителями, неродные дедушка, бабушка, брат, сестра и др.) и иные лица, эмоционально близкие конфидентам, с которыми их связывают настоящие, глубокие чувства.

Наличие правовых положений о принятии необходимых мер защиты создает возможность их применения. Реально их осуществление в силу объективных причин не всегда эффективно, а в отдельных случаях и невозможно, поэтому не всегда удается избежать тяжких последствий - наступления смерти, причинения травм, ранений, увечий. В этой связи в качестве меры защиты рассматривается исполнение обязанности о компенсации за причиненный вред. При заключении контракта о сотрудничестве и в случаях гибели, получения травмы, ранения, контузии, увечья, наступивших в связи с участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий, соответствующему лицу или семье выплачивается единовременное пособие, а также принимаются иные предусмотренные законом меры, т.е. у органов - субъектов ОРД возникают имущественные, обязательственные отношения.

Юридической основой для компенсационных выплат является наличие контракта, а наступление предусмотренных законом последствий - фактическим основанием. Обязательным условием такой компенсации является наступление указанных последствий в связи с участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий.

В случае конфиденциального содействия наступление неблагоприятных последствий может явиться результатом деяний как разрабатываемых, так и иных лиц или действия объективных факторов. Причем наступление последствий от действия факторов, на наш взгляд, возможно только во время участия в конкретном мероприятии, а от действия лиц - как во время, так и после окончания оперативно-розыскного мероприятия. Между тем буквальное толкование нормы Закона об ОРД обязывает распространять ее лишь на случаи, связанные с участием в оперативно- розыскных мероприятиях.

Тем не менее исходя из смысла Закона выплата компенсаций должна осуществляться и в случаях причинения смерти или вреда здоровью, наступивших при:

исполнении обязанностей, установленных контрактом о сотрудничестве, заданием или инструкциями курирующего оперработника, осуществлении действий, вытекающих из функций конфидентов, определенных Законом об ОРД и подзаконными нормативными правовыми актами; выполнении действий по защите жизни, здоровья, чести и достоинства личности; иных действиях по обеспечению законных интересов личности, охраны общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (пожары, аварии, стихийные бедствия и др.), а также признанных судом совершенными в интересах общества и государства; следовании к месту командировки и обратно; нахождении в положении заложника или интернированного.

Вместе с тем причинение вреда здоровью или убийство конфидента возможны вне зависимости от его участия в ОРМ, например в случае расшифровки. При этом время воздействия может не совпадать не только с участием в мероприятиях, но и с периодом сотрудничества (сроком действия контракта). Законодательная формулировка "в связи с его участием", на наш взгляд, может толковаться как осознание причинителем вреда, того, кому конкретно и за что причиняется смерть или наносятся телесные повреждения. Соответственно этому наступление соответствующих последствий при указанных обстоятельствах также следует отнести к условиям выплаты компенсации. В этом случае мотивация действий причинителя вреда должна быть установлена судом.

Компенсация не может быть выплачена в случаях, когда проверкой, проведенной органами дознания и предварительного следствия либо судом, установлено, что совершенное конфидентом деяние:

находится в прямой причинной связи с добровольным приведением себя в состояние алкогольного, наркотического или токсического опьянения; является общественно опасным;

признано самоубийством или покушением на самоубийство, которое не было вызвано болезненным состоянием или доведением до самоубийства;

является результатом умышленного причинения вреда своему здоровью. Единовременное пособие в связи с причинением вреда здоровью может быть выплачено только в том случае, когда полученные контрактником травма, ранение, контузия или увечье, наступившие в связи с его участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий, исключают для него возможность дальнейшего сотрудничества с органами, осуществляющими оперативно- розыскную деятельность.

Непригодность (ограниченная годность) дальнейшего сотрудничества должна быть подтверждена врачебной комиссией.

Заключение о причинной связи гибели (смерти), телесных повреждений с получением их в связи с участием в проведении оперативно-розыскных мероприятий должно выноситься соответствующим оперативным подразделением на основании результатов служебной проверки, а также судебно-медицинской экспертизы и медицинских документов лечебно-профилактических учреждений.

13. В комментируемой статье предпринята попытка решения проблемы освобождения от уголовной ответственности отдельных участников преступных групп. Норма Закона гласит, что лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно- розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Данная норма Закона об ОРД является бланкетной. Представляется, что она должна реализовываться в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства, так как наличие процессуальных норм, в которых детально регламентирована процедура реализации освобождения от уголовной ответственности, является определяющим условием для воплощения ее в практику. В то же время самостоятельность действия этой статьи Закона об ОРД ограничена, поскольку лишь уголовное законодательство определяет, что является преступлением, обстоятельства, смягчающие уголовную ответственность, условия освобождения от уголовной ответственности или наказания и др.

Как видно из содержания анализируемой нормы, освобождение от уголовной ответственности возможно при наличии совокупности следующих признаков (оснований): 1) освобождаемое лицо является членом преступной группы; 2) совершенное им противоправное деяние не повлекло тяжких последствий; 3) лицо привлечено к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; 4) оно активно способствовало раскрытию преступления и 5) возместило нанесенный ущерб или иным образом загладило причиненный вред.

Данные законоположения можно объединить в две группы признаков, которые относятся: к субъекту, в отношении которого допустимо их применение, и к его действиям.

Относительно субъектов важно обратить внимание на то, что их круг ограничен лицами, к которым данная норма применима, - это участники преступной группы. Содержащаяся в норме ссылка на сотрудничество с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, конкретизирует объект, в отношении которого она применима, - лицо, привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Причем из сути нормы Закона вытекает, что инициатива такого сотрудничества должна исходить от органа - субъекта ОРД в рамках раскрытия и расследования организованной преступной деятельности.

Что касается действий субъекта, то по смыслу они близки деятельному раскаянию и характеризуют посткриминальное поведение лица. Здесь освобождение от уголовной ответственности не равнозначно оправданию лица, признанию его невиновным в совершении преступления. Напротив, закон исходит из факта совершения лицом уголовно наказуемого деяния, поэтому основания освобождения от уголовной ответственности являются нереабилитирующими. Введением рассматриваемой нормы законодатель лишь подчеркивает, что в силу выполнения субъектом перечисленных действий снижается степень общественной опасности совершенного им преступления, а следовательно, и становится возможным его освобождение от уголовной ответственности.

В этой связи необходимо различать действия конфидента, которые имеют внешнее сходство с криминальными, но юридически таковыми не являются. Например, когда конфидент, находящийся в составе группы, пусть даже негласно препятствует совершению преступления ее участниками, то он не выполняет объективную и субъективную сторону преступления и в его действиях отсутствует состав преступления, если, конечно, сами эти действия не содержат состава иного преступления. Соответственно, по отношению к нему не может быть речи об освобождении от уголовной ответственности, которое применяется только к лицу, совершившему преступление.

Следует также отметить, что рассматриваемая норма об освобождении от уголовной ответственности лиц из числа членов преступных групп остается декларативной даже в совокупности с нормами УК и УПК РФ.

Так, ч. 1 ст. 75 УК РФ ("Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием") предусматривает освобождение от уголовной ответственности в случае, если: 1) лицо впервые совершило преступление; 2) совершенное им деяние является преступлением небольшой или средней тяжести; 3) имела место добровольная явка с повинной; 4) лицо способствовало раскрытию преступления; 5) оно возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления. При этом по смыслу нормы уголовного закона все вышеперечисленные требования должны присутствовать в совокупности. В то же время ч. 2 указанной статьи предусматривает освобождение от уголовной ответственности за совершение преступления иной категории только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК, и лишь при наличии условий, предусмотренных в ч. 1 ст. 75 УК.

На наш взгляд, применение данной статьи по отношению к лицам из числа членов преступных групп невозможно, поскольку:

совершение преступления в составе группы, как правило, влечет его отнесение к разряду тяжких;

привлечение к сотрудничеству может исключать явку с повинной в тех случаях, когда лицо не делает добровольного заявления о совершенном преступлении, давая согласие на сотрудничество под определенным принуждением и давлением улик;

привлеченный к сотрудничеству может иметь непогашенную или неснятую судимость. Не всегда применима данная норма и по отношению к негласным сотрудникам, не являющимся участниками организованных или групповых преступлений, при совершении преступления большей тяжести, чем предусмотрено диспозицией статьи, а также по причине прежней судимости даже в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса.

Признак возмещения нанесенного ущерба или иное заглаживание причиненного вреда не содержит определенных границ такого возмещения. Если имеется в виду ущерб, причиненный в результате совершения одного преступления, то в соответствии со ст. 1080 ГК РФ ответственность по возмещению ущерба несут все лица солидарно; тем самым ставится под сомнение не только возможность, но и справедливость возложения обязанности возмещения ущерба от преступления на одно лицо. Если имеется в виду только часть причиненного ущерба (доля), то его возмещение возможно только в случаях, когда действия лица образуют самостоятельное преступление, не связанное общими намерениями, либо когда одни совершают корыстные преступления, например хищение, а другие допускают халатность, хотя бы деяния последних в какой-то мере и способствовали первым в совершении преступления <1>.

<1> См.: пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. "О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением" (Бюллетень Верховного Суда СССР. 1979. N 3)

Следует также учитывать, что законодатель допускает возможность освобождения от уголовной ответственности лишь в случаях, специально предусмотренных уголовным законодательством, предписывая органам дознания, следствия и суда осуществлять такие действия в обмен на сообщение виновного о преступлении и помощи в его раскрытии. Такое положение не в полной мере создает предпосылки для реализации нормы Закона об ОРД о возможном освобождении от уголовной ответственности лиц, привлеченных к сотрудничеству с органом - субъектом ОРД. Следовательно, необходимы дополнительные законодательные меры в виде поправок в УК РФ по реализации рассматриваемой оперативно-розыскной нормы.

14. Комментируемая статья в ч. 6 предусматривает, что период сотрудничества граждан по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в качестве основного рода занятий включается в их трудовой стаж. Указанные лица имеют право на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Как видно из приведенной нормы, законодатель приравнивает период сотрудничества к трудовому стажу в отношении лишь ограниченного круга конфидентов. Из содержания нормы вытекает, что период сотрудничества может включаться в трудовой стаж при следующих условиях: 1) наличие контракта о сотрудничестве с органом - субъектом ОРД; 2) такое сотрудничество должно быть основным родом занятий конфидента-контрактника, т.е. главным источником его доходов, или он не имеет иного официального места работы.

Рассматриваемое законоположение в отрыве от норм трудового и пенсионного законодательства по существу является декларативным, поскольку не определяет и не может определять механизм включения сотрудничества в трудовой стаж, порядок реализации провозглашенного права на пенсию. Поэтому подтверждение трудового стажа и оформление пенсии возможно только на основании положений трудового и пенсионного законодательства.

Включение периода негласного сотрудничества по контракту с органом, осуществляющим ОРД, в трудовой стаж является первичным по отношению к непосредственному назначению пенсии. Трудовой стаж наряду с достижением пенсионного возраста выступает в качестве основания для назначения пенсии.

Современное законодательство о пенсионном обеспечении употребляет понятие "страховой стаж", под которым понимается учитываемая при определении права на трудовую пенсию суммарная продолжительность периодов работы и (или) иной деятельности, в течение которых уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иных периодов, засчитываемых в страховой стаж. Наряду с достижением пенсионного возраста именно страховой стаж выступает в качестве основания для назначения трудовой пенсии.

Понятие трудового стажа употребляется в Федеральном законе "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", в соответствии с которым финансирование пенсий по государственному пенсионному обеспечению производится за счет средств федерального бюджета. Однако конфиденты не входят в число лиц, имеющих право на государственное пенсионное обеспечение. Следовательно, их пенсионное обеспечение должно базироваться на положениях Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (далее - Закон о пенсиях).

Статья 3 Закона о пенсиях прямо предусматривает, что право на трудовую пенсию имеют граждане Российской Федерации, застрахованные в соответствии с Федеральным законом "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", при соблюдении ими условий, предусмотренных Законом о пенсиях.

В соответствии с Законом о пенсиях в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности, которые выполнялись на территории Российской Федерации, при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации, а также иные периоды, засчитываемые в страховой стаж (период прохождения военной службы, получения пособия по безработице и др.). С учетом этих оснований законом предусмотрен и порядок подтверждения страхового стажа. Периоды работы и (или) иной деятельности до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в соответствии с Федеральным законом "Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования" подтверждаются документами, выдаваемыми в установленном порядке работодателями или соответствующими государственными (муниципальными) органами после указанной регистрации, на основании сведений индивидуального (персонифицированного) учета.

Таким образом, включение негласного сотрудничества в трудовой стаж в современных условиях должно подтверждаться документами персонифицированного учета (пенсионная книжка застрахованного лица, индивидуальный лицевой счет). Трудовой стаж за период работы до вступления в силу нового пенсионного законодательства и регистрации в качестве застрахованного лица в органах государственного пенсионного страхования может подтверждаться не только на основании записей в трудовой книжке, но и справками, расчетными книжками, лицевыми счетами, ведомостями на выплату заработной платы (письмо Минтруда России от 4 февраля 1997 г. N 28-6).

Что касается самого факта и процедуры (порядка) оформления пенсии, то здесь необходимо руководствоваться общими требованиями, едиными для всех лиц, достигших пенсионного возраста, которые в установленном порядке обратились в органы, осуществляющие пенсионное обеспечение по месту жительства, и представили документы, необходимые для установления трудовой пенсии.

Задача оперативных подразделений по подтверждению стажа работы и реализации права на пенсию заключается в том, чтобы обеспечить конфидентов соответствующими документами и в то же время сохранить в тайне факт сотрудничества с органами, осуществляющими ОРД.

15. В соответствии со ст. 8 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по инвалидности устанавливается в случае наступления инвалидности при наличии ограничения способности к трудовой деятельности III, II или I степени, определяемой по медицинским показаниям.

Трудовая пенсия по инвалидности устанавливается независимо от причины инвалидности (за исключением полного отсутствия у инвалида страхового стажа, а также в случае наступления инвалидности вследствие совершения им умышленного уголовно наказуемого деяния или умышленного нанесения ущерба своему здоровью, которые установлены в судебном порядке), продолжительности страхового стажа застрахованного лица, продолжения инвалидом трудовой деятельности, а также от того, наступила ли инвалидность в период работы, до поступления на работу или после прекращения работы.

При наличии пенсионных накоплений, учтенных в специальной части индивидуального лицевого счета застрахованного лица, признанного инвалидом, накопительная часть трудовой пенсии по инвалидности устанавливается этому застрахованному лицу не ранее достижения мужчиной 60-летнего, женщиной 55-летнего возраста.

Признание лица инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния его здоровья и степени ограничения жизнедеятельности в соответствии с Классификациями и критериями, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации <1>.

<1> См.: Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 августа 2005 г. N 535 "Об утверждении классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы".

Медико-социальная экспертиза проводится в бюро по месту его жительства (по месту пребывания, по месту нахождения пенсионного дела инвалида, выехавшего на постоянное жительство за пределы Российской Федерации).

Медико-социальная экспертиза может проводиться на дому в случае, если гражданин не может явиться в бюро (главное бюро, Федеральное бюро) по состоянию здоровья, что подтверждается заключением организации, оказывающей лечебно-профилактическую помощь, или в стационаре, где гражданин находится на лечении, или заочно по решению соответствующего бюро <1>.

<1> См.: Правила признания лица инвалидом. Утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95.

16. Право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умершего кормильца, состоявшие на его иждивении. Одному из родителей или супругу либо дедушке, бабушке умершего кормильца независимо от возраста и трудоспособности, а также брату, сестре либо ребенку умершего кормильца, достигшему возраста 18 лет, если они заняты уходом за детьми, братьями, сестрами или внуками умершего кормильца, не достигшими 14 лет и имеющими право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца, и не работают, указанная пенсия назначается независимо от того, состояли они или нет на иждивении умершего кормильца.

Члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию.

Иждивение детей умерших родителей предполагается и не требует доказательств, за исключением детей, объявленных в соответствии с законодательством Российской Федерации полностью дееспособными или достигших возраста 18 лет.

Нетрудоспособные родители и супруг умершего кормильца, не состоявшие на его иждивении, имеют право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца, если они независимо от времени, прошедшего после его смерти, утратили источник средств к существованию.

Члены семьи умершего кормильца, для которых его помощь была постоянным и основным источником средств к существованию, но которые сами получали какую-либо пенсию, имеют право перейти на трудовую пенсию по случаю потери кормильца.

Усыновители имеют право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца наравне с родителями, а усыновленные дети - наравне с родными детьми. Несовершеннолетние дети, имеющие право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца, сохраняют это право при их усыновлении <1>.

<1> Более подробно об условиях назначения трудовой пенсии по случаю потери кормильца см. ст. 9 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Поскольку о факте негласного сотрудничества погибшего лица с органом, осуществляющим ОРД, могут не знать лица, имеющие право на пенсию по случаю потери кормильца, орган-субъект ОРД обязан поставить их в известность о праве на получение такой пенсии. Обязанность оформления предусмотренных комментируемой статьей выплат и пенсий возлагается на орган - субъект ОРД, с которым пострадавшим или погибшим был заключен контракт о конфиденциальном сотрудничестве.

Под ранением понимается механическое воздействие на ткани и органы, влекущее нарушение их целостности с образованием раны.

Контузия - сотрясение, ушиб, общее поражение организма без видимых повреждений.

Травма - нарушение целости и функций тканей (органа) в результате внешнего воздействия.

Увечье - стойкое или кратковременное нарушение здоровья в результате несчастного случая либо противоправных действий <1>.

<1> См.: Датий А.В. Судебная медицина и психиатрия: Словарь-справочник для юристов. М.: Юристъ, 1999.

<< | >>
Источник: О.А. ВАГИН, А.П. ИСИЧЕНКО, А.Е. ЧЕЧЕТИН. ОБ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ в редакции Федерального закона от 29 апреля 2008 г. N* 58-ФЗ. 2008

Еще по теме Комментарий к статье 18:

  1. СТАТЬЯ 276 УПК РФ: ЗАЯВЛЕНИЕ И РАЗРЕШЕНИЕ ХОДАТАЙСТВ
  2. СТАТЬЯ 297 УПК РФ: ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО ПОДСУДИМОГО
  3. Комментарий к статье 4
  4. Комментарий к статье 5
  5. Комментарий к статье 6
  6. Комментарий к статье 8
  7. Комментарий к статье 18
  8. Статья 19. Привлечение к рассмотрению дел арбитражных заседателей
  9. Статья 312. Порядок и срок подачи заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам
  10. Сатирический комментарий
  11. Статья 3. Адвокатура и государство
  12. Статья 9. Приобретение статуса адвоката
  13. Статья 16. Приостановление статуса адвоката
  14. Статья 17. Прекращение статуса адвоката
  15. Статья 22. Коллегия адвокатов
  16. Статья 23. Адвокатское бюро
  17. Статья 27. Помощник адвоката
  18. Статья 29. Адвокатская палата субъекта Российской Федерации
  19. Статья 35. Федеральная палата адвокатов Российской Федерации