<<
>>

Глава II!Убийства

Среди всех описанных групп сексуальных преступников самый широкий возрастной диапазон отмечается в группе лиц, совершивших убийство женщин (самому старшему преступнику было 47 лет).

Наиболее характерной особенностью аутоидентификации личности в данной группе является то, что, несмотря на негативную оценку личности отцов, почти всем преступникам именно она послужила примером мужской половой роли. При этом личность своих матерей они, как правило, оценивали более позитивно, но, видя их подчиненное положение в семье, забитость и запуганность мужем, чаще всего не воспринимали матерей в качестве идентификационного примера. Интересно отметить, что агрессивное поведение мужчин и злоупотребление ими алкоголем в подобных семьях очень часто наблюдались во многих поколениях по мужской линии и являлись как бы стереотипом мужского поведения.

Чаще, чем среди других преступников, у убийц отмечалось гетеросексуальное агрессивное поведение и садизм. В основном это было обусловлено наличием черт алкогольной деградации личности, но иногда усматривались и другие механизмы развития подобного поведения. Так, во многих случаях выявляемое при изучении описываемой группы преступников патологическое развитие личности является благодатной почвой для относительно легкого развития агрессивности по отношению к женщинам, особенно когда в процессе жизненного и сексуального опыта исследуемые женщины являлись для них источником возникновения негативных ассоциаций. Убийство женщины в этих случаях чаще носит вид расплаты жертвы своей жизнью за ранее нанесенные убийце другими женщинами действительные или мнимые обиды.

У лиц, совершивших сексуальное убийство женщины, часто выявляются различные расстройства сексуальных функций, преимущественно в виде гипосексуальности и расстройств эрекции. Скрупулезный анализ этой патологии в большинстве случаев позволяет установить ее алкогольную природу, и лишь в более редких случаях речь идет о наличии истинных функциональных расстройств.

Возникающие у этих лиц сексуальные расстройства провоцируют семейные конфликты и, как правило, приводят к

формированию комплекса мужской неполноценности. Неудавшиеся сексуальные контакты переживаются этими субъектами очень драматично, ибо они в корне подрывают имеющийся у них стереотип мужской роли, непременным атрибутом которой являются господствующее над женщиной положение и, как минимум, нормальное проявление “мужской половой силы”. Поэтому иногда встречаются убийства женщин, внешне вроде бы не носящие сексуальной окраски, но вместе с тем обусловленные подспудными сексуальными мотивами, так как в силу описанных причин совершившие их преступники всегда воспринимают женщину как сексуально угрожающий объект.

При обследовании подэкспертных из этой группы у них часто выявляются расстройства сексуальной реактивности в виде понижения уровня специфических рефлексов, что подтверждает наличие гипосексуальности. При их исследовании с помощью проекционных тестов нередко выявляются защитные позиции, которые также проявляются и в распространенных в этой группе отказах от обследования. При этом трудно предположить, чтобы подэкспертные, в основном имеющие низкий уровень образования и культуры и примитивный интеллект, отказывались от проведения обследования в связи с проявлениями высокой степени самоконтроля (который тем не менее периодически встречается у них при проведении анамнестического обследования). Просто скудость мыслительных процессов не дает им возможности понять скрытого смысла проекционных тестов и поэтому естественным образом порождает страх и недоверие.

Пример 1. По постановлению прокуратуры произведена судебно-сексологическая экспертиза гр-на К., 32 лет, происходящего из рабочей среды, имеющего начальное образование, женатого, бездетного.

Обстоятельства дела. Обвиняемому К. инкриминируются следующие действия: А) 13 ноября прошлого года в ночное время он намеревался совершить похотливые действия в отношении гр-ки И., при этом схватил ее руками за шею и стал прижимать к забору.

Но задуманное совершить не смог, так как его спугнули. Б) 12 января настоящего года в ночное время намеревался совершить похотливые действия с гр-кой Ф., схватил ее рукой за шею и стал душить, засовывал ей в рот пальцы, чтобы она не кричала. Однако потерпевшая смогла устроить шум, в связи с чем задуманной цели К. не достиг. В) В ночь с 30 на 31 августа с. г. совершил похотливые действия в отношении гр-ки Н., которую душил руками за шею до тех пор, пока она не перестала сопротивляться, при этом причинил ей телесные повреждения, нарушившие функции организма на срок свыше 7 дней. Г) 14 сентября с. г. в дневное время совершил с гр-кой М. похотливые действия, сопряженные с особой жестокостью. При этом К. с целью преодоления сопротивления нанес ей множественные удары кулаками, ввел ей в половые пути руку, серьезно их повредив, а затем, затянув на шее М. блузку, задушил ее. Д) 16 ноября с. г. в дневное время совершил с недостигшей 15-летнего возраста гр-кой Д. похотливые действия, сопряженные с особой жестокостью. При этом он для преодоления сопротивления жертвы сдавливал ей руками шею до тех пор, пока она не умерла, а затем руками разорвал ее половые органы.

Данные материалов дела. Из показаний жены обвиняемого известно, что за 10 лет совместной жизни она не заметила у мужа каких-либо психических расстройств. Муж по характеру домосед, алкоголь употребляет редко, в алкогольном опьянении на интимной близости не настаивает. Какой-либо грубости в сексуальной жизни никогда не допускал. Вспоминает, что муж как-то сказал, что ему надо лечиться, так как он может ее убить. А в прошлом году во время семейной ссоры выкрикнул, что он убийца.

Из показаний обвиняемого следует, что в состоянии алкогольного опьянения он ощущает сильное половое влечение. Если в это время он встречал незнакомых женщин, то начинал к ним приставать и уже после короткого общения чувствовал необъяснимую потребность в совершении агрессии, которая всегда проявлялась в том, что хватал женщину руками за шею и начинал душить.

Предполагает, что эти поступки обусловлены испытанными в детстве переживаниями. Отец часто бил его по любому поводу. В школе за маленький рост постоянно подвергался насмешкам одноклассников, а учителя постоянно его наказывали за то, что был левшой. Мать обвиняемого, которую он очень любил, умерла, когда ему было 10 лет. Вскоре отец вторично женился на женщине,

бывшей моложе его на двадцать лет. Мачеха обзывала приемного сына “дохляком”, и за это он ее возненавидел. В 12 лет, находясь в санатории, стал свидетелем полового акта между одним парнем и медсестрой, которая подтрунивала над внешностью обвиняемого, и он проникся к ней ненавистью. Через год в том же санатории сестра-хозяйка (зрелая женщина) завела его к себе в комнату, в вульгарной форме цинично просветила в вопросах секса, заставила раздеться и склоняла к совершению полового акта, однако у К. не возникло эрекции, в связи с чем партнерша над ним насмеялась. В 16 лет влюбился в ровесницу, но однажды случайно стал свидетелем ее интимной близости с другим парнем. Это событие очень сильно переживал. В том же году совершил первый половой акт, который протекал успешно. С этой партнершей жил половой жизнью на протяжении нескольких месяцев, но, узнав о се измене, не мог подавить появившегося к ней отвращения и связь прекратил. На протяжении нескольких месяцев поддерживал отношения с девушкой, склонившей его к орально-генитальным контактам. Но эта форма половых отношений была ему противна и вызывала обиду. В первую брачную ночь разочаровался в жене, убедившись, что, как и другие его сексуальные партнерши, она не была девственницей. Будучи женатым, отбывал наказание в заключении. После освобождения узнал, что жена изменяет ему с различными мужчинами. Постепенно к ней, как и ко всем женщинам, нарастала ненависть, которую пытался заглушить алкоголем. Несмотря на испытываемое к жене отвращение, продолжал жить с ней половой жизнью. Часто возникало желание сделать ей больно, а когда видел у нее в глазах страх, то испытывал облегчение.

В этот период при попытке внебрачного совершения полового акта произошло преждевременное семяизвержение. Прервал интимную близость и был взбешен на себя, на весь мир, а особенно на женщин. Тогда пришло решение убить жену таким способом, чтобы перед смертью она долго мучилась от боли. Эта мысль ужасала его и поэтому стал избегать алкоголизации, осознавая, что в нетрезвом состоянии за себя не отвечает и способен осуществить убийство. Жил ненавистью и ждал момента, когда сможет отомстить за себя всем женщинам, чтобы потом было легче жить. В конце августа прошлого года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, встретил незнакомую молоденькую девушку и, увидя ужас в ее глазах, вновь потерял над собой контроль и стал ее душить. Сжимал ей руками шею до тех пор, пока не увидел, что она не подает признаков жизни. Полностью раздел безжизненное тело, стал наносить по нему яростные удары кулаками, ввел руку в половые органы. Примерно через месяц после этих событий, опять же будучи пьяным, случайно зашел на какой-то двор. Через некоторое время увидел пересекавшую двор девушку и ощутил, что от нее исходит какое-то излучение, направленное в его сторону. Тотчас же по телу прошел как бы электрический разряд, схватил девушку за горло и потащил ее в темный угол двора. Там сорвал с нижней части ее тела одежду и совершил половой акт. После совершения этих действий почувствовал некоторое облегчение.

Данные судебно-сексологической экспертизы. В процессе производства экспертизы обследуемый перемещается свободно, садится на краешек стула, однажды занятую позицию не изменяет. На вопросы отвечает лаконично, краткими фразами. В начале исследования контакт затруднен: на вопросы отвечает после долгого раздумья и неоднократного повторения вопроса; на многие вопросы отвечает “не знаю”, “не помню” либо не отвечает вообще. В процессе обследования постепенно контакт улучшился, до самого окончания производства освидетельствования у подэкспертного сохранялось защитное поведение. При сборе сексологического анамнеза испытывал смущение и часто выражал нежелание “говорить про дела, о которых ни с кем и никогда так подробно не говорил”.

В начале обследования у подэкспертного доминировало подавленное настроение, которое затем постепенно выровнялось. Мимика живая, адекватная настроению и даваемым ответам. Жестикуляция скупая. Ориентирован полностью. Расстройств памяти и мышления, психотической симптоматики не выявляется.

Анамнестическое обследование. Отцу подэкспертного в настоящее время 68 лет, пенсионер. Описывает его как нервозного, вспыльчивого человека. Фактического контакта с ним не было (“никогда не могли понять друг друга”). Считает, что отец в семье всегда хотел всеми управлять, но “это не он, а мачеха начала им править. Все потому, что он женился второй раз, не дождавшись окончания годичного срока траура после смерти матери”. Считает, что внешне отец был интересным мужчиной, который нравился женщинам. При разговоре об отце напряжен, скован, вместе с тем проявляет к нему жалость. Мать умерла в возрасте 45 лет от рака. Подэкспертному шел тогда 11-й год. Характеризует мать как добрую, спокойную, ласковую (“когда мне было плохо, она прижимала меня к себе и я успокаивался, сразу становилось хорошо. Очень ее любил и сильно переживал ее утрату”). Считает, что внешне похож на мать, в то время как психически — на отца. Не может оценить успешность брака родителей (“нс ругались”), наличие между ними чувственной связи (“тогда об этом не думал”). На вопрос “Изменял ли отец матери?” отвечает — “много раз, он вообще любил поволочиться за юбкой”. После аналогичного вопроса о матери долго думает, потом отвечает — “я думал, что нет, но моя жена говорила, что от людей знает о том, что она ему тоже изменяла. Я не знаю, что об этом подумать”. Имеет 3 братьев и 3 сестер, является предпоследним ребенком в семье. Наиболее хорошими были отношения с младшей сестренкой, а самые плохие — со старшим из братьев, который был “любимчиком” отца. На вопрос о том, кто был любимчиком матери, не отвечает. Завидовал “вольности” старших братьев и сестер — возможности не бывать дома. Две из сестер замужем, но выяснить, какие именно сестры, а также установить, как сложился у них брак, — у обследуемого невозможно. Мачеха моложе отца на 20 лет, считает ее внешне привлекательной женщиной. Кроме указанных выше причин несложившихся с ней отношений поясняет — “постоянно дразнила” что я с младшей сестренкой, как муж и жена”. Какой смысл она вкладывала в эти слова, объяснить не может, но инцестные действия отрицает. Отмечает, что кроме злости испытывал к мачехе и зависть, но, несмотря на расспросы, другой информации по этому поводу не сообщает. В 12-летнем возрасте явился свидетелем полового акта между отцом и мачехой — “это возбудило во мне интерес, захотелось попробовать самому”. Источниками сексуального просвещения были одноклассники и “книжки”, разговоров на темы секса дома не было. Школьный период вспоминает неохотно “был в стороне от мальчишек, так как был болезненным и поэтому не мог составить им компании в спортивных играх”. Ощущал свою изоляцию, болезненно реагировал на кличку Дохляк. Отношения с учителями были разными. Возненавидел в 5-м классе учительницу за то, что “она подходила к моей парте и вставала в такую позу, что у нее выпирал лобок, и подолгу так стояла”. Первый половой акт совершил в 16 лет в лесу по взаимной инициативе с имевшей сексуальный опыт 14-летней девушкой, с которой учился в одной школе. Течение акта было успешным. Первую партнершу характеризует как “распутная, жила со многими мужиками, а одним из любовников из форса держала старого хрыча”.

В общей сложности имел 15 сексуальных партнерш. Контакты с ними определяет как удачные, получал удовлетворение от половой жизни. Не может сказать, достигали ли партнерши оргазма. Стал на это обращать внимание только после измены жены. Влюблялся несколько раз, в том числе был влюблен и в будущую жену, “которая оказалась такой же курвой, как и другие”. Половую жизнь с женой оценивает как удачную. Большую часть брака половые акты с ней совершал ежедневно. Предпочтительной коитальной позицией считает позицию “наездницы”. Подтверждает о себе всю информацию, имеющуюся в материалах дела, а также изложенную там версию о случившемся. С видимым усилием, преодолевая стыдливость и смущаясь, признается, что с самого начала половой жизни страдает от комплекса “маленького полового члена”, хотя ни одна из сексуальных партнерш ни разу не делала ему даже намеков на эту тему. Причину возникновения этого комплекса видит в том, что все партнерши, в том числе и жена, изменяли ему (“ведь должен же быть для этого какой-то повод, наверно, я им не угодил”). Точных размеров своего полового члена не знает, его длину в состоянии эрекции определяет как, “наверно, больше 15 сантиметров, может, сантиметров 17—18”. Отсутствует также информация о нормальных размерах полового органа, о сравнении себя с ровесниками в период полового созревания. Мастурбирует с 13 лет до настоящего времени. Частота мастурбации постепенно увеличивалась до ежедневной. Ей сопутствуют фантазии о совершении половых актов со зрелыми женщинами. Поллюции бывают изредка (“когда долго не спускаю”). Эротические сновидения примерно с 13 лет, частые, носят гетеросексуальпый и оргистический характер. В снящихся оргиях всегда видит собственное участие в групповом сексе, хотя опыт подобных контактов отрицает.

Признается в заинтересованности порнографии, рассматривание которой, особенно содержащей изображение коитуса, вызывает половое возбуждение. Отмечает частые утренние, ночные и дневные эрекции. Под влиянием алкоголя повышается либидо, но при сношении в нетрезвом виде затрудняется эякуляция, а “часто в этом состоянии вообще не могу кончить, поэтому стараюсь перед сношением не пить, а в пьяном виде не иметь сношений”. Также признается, что с самого начала половой жизни страдает слишком ранним семяизвержением, наступающим уже после нескольких фрикций. Но уже через несколько минут после эякуляции способен совершить повторный половой акт, который длится значительно дольше. Чувствовал в этом плане свою неполноценность, перед близостью ощущал неуверенность, собирался лечиться, но, несмотря на то, что знал о существовании специалистов-сексологов, так ни разу к ним и не обратился. Гомосексуальные, педофильные и иные девиантные тенденции и контакты отрицает. На вопрос о своей оценке женщин иронически ухмьшяется и говорит: “Хотел бы не отвечать, так как это бессмысленно”. При попытке дальнейших расспросов на эту тему дает следующие ответы: “Все изменяют; порядочных нет; все они лживые ведьмы; изменяют потому, что им всегда хочется”. На вопрос о том, не считает ли он, что есть женщины, которые имеют только одного партнера, отвечает: “Это невозможно, я таких не встречал”. Не верит, что женщины способны сохранять верность даже по религиозным мотивам (“даже монашки и те распутничают. Однажды имел любовницу, которая никогда не позволяла ее провожать до дому. Как-то раз проследил за ней и узнал, что она монашка”). При всех ответах на вопросы о женщинах напряжен, возбужден, ироничен, агрессивен. Впервые агрессивность к женщинам почувствовал, когда отбывал наказание за изнасилование: “За это, так сказать, изнасилование возненавидел их тогда всех и решил отомстить за себя”. Постепенно агрессивность в нем нарастала, а под влиянием алкоголя увеличивалась беспредельно. При расспросе об инкриминируемых действиях сообщает: “Нормальный человек этого бы не сделал. О том, что случилось, я и сожалею и не сожалею”. Утверждает, что при совершении преступлений не чувствовал сексуального возбуждения. В это время доминировала только ярость (“удушение будило только ярость и сексуально не возбуждало, но после сделанного чувствовал облегчение”).

Употреблять алкоголь стал еще во время учебы в профессиональном училище, но особенно пристрастился к вину, когда бросил учебу. Начинал алкоголизировать с 2—3-х раз в месяц, а затем “при любой возможности. Что было, то и пил”. За один прием выпивал до 0,5 литра алкоголя. При этом никогда не напивался до беспамятства. Все преступления совершил в состоянии алкогольного опьянения.

Соматическое обследование. Правильного телосложения. На туловище и верхних конечностях множественные татуировки с изображением женщин (выполнены во время отбывания наказания). Оволосение лобка по мужскому типу. Половые органы сформированы и развиты правильно, обычных размеров. Яички в мошонке, нормальной консистенции.

Психологическое обследование:

Шкала сексуальных возбудителей. Из наиболее для себя приемлемых возбудителей в порядке убывания отмечает: гетеросексуальный коитус в позиции сзади женщины или при занятии партнершей позиции “наездницы”, оральные ласки половых органов женщины, активность партнерши, ласки молочных желез. Как индифферентные отмечает: классическую коитальную позицию, позиции стоя и обратную, оральногенитальные ласки, производимые партнершей.

Тест визуальной стимуляции. Проявляет повышенный интерес к данному исследованию. Очень быстро возбуждается при виде изображений гетсросексуального коитуса, сразу же развилась максимальная эрекция, при которой половой член достигает длины 18,5 сантиметров. В связи с наличием бурной реакции и возбуждения испытуемого исследование прекращено.

Тест Роршаха. Из-за малого числа ответов тест не дает возможностей их интерпретации. Изображения на таблицах II и IX вызывают исключительно сексуальные ассоциации.

Психорисунок. Категорически отказался от выполнения рисунков образов родителей

и собственного “Я”. После длительных раздумий решился изобразить образ женщины, в котором подчеркнуто выделил расположение эрогенных зон, а на голове силуэта нарисовал рога (“все они — бесовское племя”).

Иерархию собственных желаний выстроил следующим образом:

хочу иметь женщину, которая удовлетворяет меня и тоже получает удовлетворение;

хочу хорошо поесть;

пусть меня скорее повесят, это следствие меня измучило, а конец все равно один.

По завершении обследования попросил дать лекарство, которое уменьшает половую

потребность (“я больше не могу этого терпеть”), проявил заинтересованность результатами экспертизы.

Выводы. На основании изучения материалов дела и произведенного обследования прихожу к выводам:

У испытуемого К., 32 лет, имеется патологическое развитие личности.

Отсутствуют какие-либо основания для утверждения о наличии у обследуемого сексуальной девиации.

Проявление у К. неправильных позиций по отношению к женщинам позволяет признать его социально опасным.

В процессе совершения К. криминальных действий у него сохранялась способность к осознанию их значения, но способность к управлению ими была в значительной степени ограниченна.

При уже определенном опыте читателю не составит большого труда проследить в данном случае механизм развития у подэкспертного агрессивного поведения по отношению к женщинам. Заметим лишь, что результаты обследования К. позволяют предположить, что осуществленные им убийства не имели характера убийств, совершенных для удовлетворения стержневых девиантных сексуальных потребностей, хотя проявленная при этом жестокость и имеет некоторые черты, характерные для садизма. Основополагающей причиной совершения убийств в данном случае все же была патологически измененная личность К., с выраженными чертами агрессивности по отношению к женщинам. Развитие этой агрессивности в основном происходило на сексуальном фоне. То есть эти убийства можно рассматривать как “вторично сексуальные”.

Пример 2. По постановлению прокуратуры произведена судебно-сексологическая экспертиза гр-на Я., 31 года, имеющего начальное образование, работающего механиком, женатого.

Обстоятельства дела. Гр-н Я. обвиняется в серии садистских убийств женщин различного возраста.

Как следует из имеющихся в деле показаний. Я.: “Мое поведение не является девиацией, а является сексуальным отклонением. В процессе совершения убийства у меня появлялась эрекция и наступало семяизвержение, но я никогда не испытывал сексуального возбуждения именно от трупа и не совершал при нем мастурбации. Причиной моего поведения послужила одна женщина, благодаря которой я возненавидел весь их род. Со временем эта ненависть углублялась, и я стал считать всех женщин исчадием ада. Единственным исключением из них была моя жена, которой я никогда бы не смог причинить обиду, даже когда во мне горела ненависть ко всем женщинам и, выходя из дома, я вожделел ударить и убить какую-нибудь женщину”.

Из заключения судебно-психологической экспертизы:

“Гр-н Я. обвиняется в убийстве пяти и попытке убийства семи женщин. Преступления имели сексуальный характер с элементами садизма. При исследовании по методике ТАТ определяется сильная тоска по нормальным семейным отношениям, неудовлетворенная потребность в одобрении со стороны женщины, отсутствие отца — эталона мужской роли (...). Существует вероятность, что практикуемая с женой нормальная половая жизнь не давала Я. ожидаемого полного сексуального удовлетворения (...). Обследумый имеет высокий уровень интеллектуального развития”.

Анамнестическое обследование. Брак родителей продолжался недолго. Отца никогда не видел. Знает, что происходит из семьи алкоголиков. Отец жив и, “похоже, хочет со мной встретиться”. В начальной школе досаждало отсутствие отца, “поскольку все другие дети его имели”. Сначала об отце ничего не знал, но потом испытывал к нему двоякие чувства — “с одной стороны, жалость, а с другой — злость”. Мать “до сих пор не расшифровал”, поссорился с ней и последние годы контактов не поддерживает. Она “была как загнанная лошадь, изматывалась на работе, а денег все не хватало. До 6летнего возраста проявляла ко мне нежность и заботу, а потом — как отрезало. К ней приходили разные мужчины, но она стеснялась меня, видела, что я нервный, и поэтому этих мужчин отпугивал”. Брат — “умер в 3-месячном возрасте, мне тогда было 5 лет”. Бабушка — “умерла в 80-летнем возрасте. Добрых слов у меня для нее нет. Среди ее внуков я был нелюбимым. Наверно, она думала, что я буду таким же, как отец. Била меня за малейшие проступки, без всякого повода жаловалась на меня матери. Не припомню, чтобы она хоть раз в жизни угостила меня конфеткой”. Считает, что внешне не похож ни на кого из родителей, а психически идентичен матери (“мы оба нервные”). Детство — “все праздники проводили дома в тесном кругу семьи, на них я получал мелкие подарки. Никто не приходил ко мне домой, приятелей у меня не было”. Семья исповедовала протестантизм и раз в месяц в полном составе посещала церковь. Наиболее приятные воспоминания детства—“когда была елка и я получал подарок”. Наиболее горькие воспоминания детства — “когда били и наказывали ни за что или просто из благих намерений, а также то, что мать слепо во всем доверяла бабке. Однажды, когда мне было 17 лет, я не выдержал и бросился на бабку, но мать встала между нами”. Чувства к бабке — “злость, бешенство, обида”. Чувства к матери — “горечь, жалость”. Каких-либо сексуально окрашенных воспоминаний из периода детства нет. Контакт с ровесниками — “не мог найти с ними общего языка, сторонился их. Хотел иметь много приятелей, но этого не получалось. Многие сверстники смеялись над нашей семьей, докучали моей безотцовщиной, избегали меня”. Прозвища в детстве — Англичанин, а почему — не знаю”. Признаки биологического созревания появились в 14 лет. Сексуальное просвещение — "уличное". Мастурбация с 16 лет, вплоть до женитьбы, по несколько раз в неделю, проводилась чисто механически и не сопровождалась никакими фантазиями. Отношение к мастурбации адекватное, без каких-либо комплексов и угрызений совести. Поллюции — “бывали, но стыдился их и чувствовал себя после них измученным”. В возрасте около 15 лет “влюблялся в киноактрис”. Первая реальная любовь — жена. “Познакомились случайно. Мне было 20, а ей 18 лет. Я только освободился из тюрьмы. Примерно 2 месяца вместе гуляли. Я в ней нашел все то, что мне не хватало. Она излучала тепло и нежность. Через полгода после знакомства она стала первой в моей жизни женщиной, а я — первым для нее мужчиной. Это произошло неожиданно, незапланированно, и мы были захвачены случившимся врасплох. В тот день она была у меня дома, приготовила обед и мы поели. Потом она рисовала акварели. Как-то случайно возникли ласки, а потом, не помню как это случилось, но дело дошло до сношения. Испытанные мною ощущения были полны новизны и счастья. Я всю жизнь видел только грязь и первый раз пережил что-то хорошее и доброе”. Через полгода после этого поженились. До брака половая жизнь с возлюбленной была нерегулярной, в среднем совершали 1—2 акта в месяц. Сексуальные контакты в первые месяцы брака ежедневные, а затем установился ритм 3—4 акта в неделю. Сношение практиковали в разное время суток, всегда в полностью обнаженном виде и только в классической позиции. Жена занимала активную позицию в сексе, ласки были взаимными. Обследуемый предпочитал ласки жены в виде поцелуев ее груди и лона. Орально- и анально-генитальных ласк и контактов никогда не было. Половую жизнь в браке оценивает как взаимно удачную. На вопрос об удовлетворенности жены сексуальной жизнью отвечает: “На эти темы мы никогда не говорили, но скорее всего она получала удовольствие от соития и достигала оргазма, так как в процессе сношения покусывала меня, впивалась ногтями в тело, блаженно постанывала, а в завершающей фазе у нее наступали судороги и она кричала”. Оценка жены как женщины — “не красавица, но я любил ее не столько за внешние данные, сколько за доброту”. Жилищные условия были хорошие. Противозачаточных средств никогда не использовали. Единственное противозачаточное мероприятие — планирование сношений в соответствии с менструальным календарем жены. Все беременности жены были запланированными и

желанными. Имеют двоих детей — 6-летнюю дочь и 4-летнего сына, любимых обоими родителями. Оценка брака — “удачный, удовлетворяющий представлениям и ожиданиям от семейной жизни”. Конфликты в браке — “редкие и только незначительные”. Половая жизнь с другими партнершами — “жена была единственной сексуальной партнершей”. Идеал женщины — “рачительная, нежная и добрая супруга, спокойная, во всем советующаяся с мужем”. Идеал мужчины — “трудолюбивый, заботящийся о семье, уступчивый. Это, точно, не я”. Самооценка — “себя ненавижу, так как у меня всегда было два “я”, двойная жизнь, вся эта грязь”. Гомосексуальные, девиантные тенденции и контакты, сексуальные расстройства — отрицает. Половая жизнь во время менструации у жены — “в этот период половых актов никогда не совершал, так как мне это было противно, а месячные у жены всегда были болезненными”. Собственный сексуальный темперамент — “невысокий и, наверное, ниже, чем у других мужчин, так как они всегда хвалятся своей сексуальностью и пристают к женщинам при первой возможности, а мне это никогда не нравилось”. Либидо сохранено. Утренние, ночные и дневные эрекции частые, полные. Поллюции редкие, только при длительном половом воздержании. С момента брака к мастурбации стал прибегать только в следственном изоляторе. Эротические сновидения бывают редко и носят оригинальный характер — “снятся виденные ранее сеансы спиритизма, при которых возникает ощущение чего-то сладостно-запретного”. Отношение к порнографии — “очень слабо возбуждает, преимущественно изображение половых актов. Не люблю эту стимуляцию — она оставляет ощущение чего-то мерзкого и неприличного”. Влияние алкоголя на половую жизнь—“в отличие от других мужчин, наоборот, ощущаю снижение полового влечения”. Причина бывших судимостей — “в 18 лет с двумя приятелями и девушкой, приехавшей в гости к соседям, устроили вечеринку в канун Нового года. Постепенно разговоры свелись к обсуждению сексуальных вопросов. Потом пошли гулять. Один из приятелей вместе с девушкой ушли вперед, и мы со вторым товарищем увидели, что они спустились в подвал. Зашли туда вслед за ними и все втроем стали раздевать девушку. Она закричала, и на крик прибежал ее брат. За попытку изнасилования был осужден на три года, но за примерное поведение через 1,5 года из заключения освободили. Вторую судимость получил через 6 лет после женитьбы. В нетрезвом виде на улице случайно задел какую-то женщину, а она устроила по этому поводу скандал и стала на меня орать. Я с детства вообще не переношу, когда на меня кричат, а тем более когда это делают женщины, и поэтому ударил ее. За рукоприкладство был осужден на год”. За что привлекается к уголовной ответственности в настоящее время — “за пять убийств и семь попыток убийства”. Кто был жертвами — “всегда только женщины, разного возраста, самой старшей было лет сорок, а самой младшей лет тринадцать. В двух случаях это были женщины, которые хотели вступить со мной в половую связь”. Что послужило причиной такого поведения — “был взбешен на женщин за свое первое осуждение. Тогда в суде родственница этой девушки кричала, что мне дали маленький срок и требовала более жесткого наказания. И это была женщина, всем в жизни обязанная моей матери! Ведь мы не причинили той девушке особого вреда, да и все мы были так молоды и совсем неопытны. Отношения к заключенным в полной мере испытал на собственной шкуре. Никто там меня не воспитывал и не перевоспитывал, столкнулся только с грязью и подонками”. Как совершались преступления — “при этом только в двух случаях я не был пьян. В остальных — был в состоянии алкогольного опьянения и был каким-то возбужденным. В первый раз это была случайная знакомая, которая хотела вступить со мной в половую связь, привела к себе домой. Я возбудился, но тут перед глазами как наяву встала тюрьма, я отпихнул ее и ударил попавшим под руку топором. В другой раз я устал на работе, выпил, поехал домой и уснул в автобусе. На конечной остановке водитель разбудил меня, и я вышел. Пошел на трамвай, чтобы доехать до дома. На остановке стояли три какие-то скандальные бабы, которые сразу же стали громко высказываться в мой адрес. Одна из них все кричала, что, может быть, я преступник и что надо вызвать милицию, чтобы проверить, нет ли у меня оружия. Когда сели в трамвай, то они и там продолжали меня оскорблять. Особенно старалась та, которая предлагала сдать меня в милицию. Все это взбесило меня, и когда эта женщина вышла на какой-то остановке, то я вышел за ней следом. Она перепугалась, но все равно продолжала на меня орать. Тогда я ее убил”. Подэкспертный не смог объяснить, почему он после совершения убийства обнажал тела жертв. Утверждает, что ни в процессе совершения убийств, ни после не испытывал полового возбуждения. При этом не возникало ни эрекции, ни семяизвержения. Подтверждает эти сведения при неоднократно поставленных и различно сформулированных вопросах. При этом дополняет, что “после убийства возникало не облегчение, а, наоборот, накатывал ужас от содеянного и страх перед возможным осуждением. Поэтому старался спрятать труп”. Собственная позиция в отношении к женщинам — “ничего хорошего о них сказать не могу. Часто о них говорят, как о чем-то лучшем по сравнению с мужчинами, но я думаю иначе. Почти все знакомые мне женщины, выходя замуж, помышляли не о любви, а о собственных выгодах. Я неоднократно слышал на работе, что они между собой говорят о своих мужьях”.

Соматическое обследование. Правильного телосложения. Оволосение лобка по мужскому типу. Половые органы развиты и сформированы правильно, нормальных размеров. Крайняя плоть освобождает головку полового члена. Яички в мошонке, безболезненные. Брюшные рефлексы выражены обычно, сухожильные рефлексы усилены.

Психологическое обследование:

Тест дополнения предложения. Выявляет агрессию, направленную на мать и бабку, которую распространяет на всех женщин, упрекает их в фальшивости и непостоянстве.

Тест Роршаха. Выявляются защитные позиции, отсутствие ассоциаций по таблицам УП—Х.

Тест визуальной стимуляции. Слабая реактивность на любые сексуальные раздражители.

Тест желаний. Все три возможных варианта свел к одному — “хочу быть дома с женой и детьми”.

Проекционный тест Старовича. Предложенные образы закодировал следующим образом: “Я — василек, так как это любимый цветок моей жены; жена — предмет, который хотел бы всегда иметь при себе; женщины, мать — неодушевленные предметы; бабка — прах; отец — лучше бы его не было”.

Психорисунок. Рисунок образа мужчины — подчеркнутая маскулинность изображения. Рисунок женщины — маскулинизация образа, позиция дистанции.

Рисунки образов матери и бабки — сильно выраженная маскулинизация черт, позиции угрозы, страха и агрессии.

Поведение обследуемого в процессе экспертизы. Контакт с подэкпертным хороший. На вопросы отвечает свободно, повествовательно, без проявлений стыдливости. Мимика живая, адекватная ответам. Полностью ориентирован. Расстройств внимания и памяти нет. Хороший интеллектуальный уровень. Фон настроения несколько снижен. Психотической симптоматики не выявляется. При обследовании занимает позицию активного сотрудничества, спокоен, нет черт активной защиты.

Вывод. На основании данных материалов дела, других представленных документов и в результате произведенных исследований прихожу к следующим выводам:

У гр-на Я. имеется гетеросексуальная направленность полового влечения.

В занимаемой обследуемым по отношению к женщинам позиции отмечаются выраженные черты агрессивности, не имеющие, однако, признаков сексуальной девиации — садизма.

Уровень полового влечения и сексуальной реактивности обследуемого находится в пределах нормы.

Из анализа собранных в процессе экспертизы данных следует, что обследуемый воспитывался в женской семейной среде без эталона мужской роли. Главные представители этой среды (мать и бабка) вызывали негативные реакции, перенесенные - затем на всех женщин в форме обобщенной агрессии по отношению к ним. Эта агрессивность в результате первого осуждения за попытку изнасилования подверглась усилению и дальнейшему закреплению. Из поля агрессии была исключена только жена. Причиной подобной исключительности явилось то, что жена была первым в жизни обследуемого человеком, который проявил к нему добрые чувства, заполнившие

имевшийся у него чувственный вакуум. Кроме того, жена была его первой и единственной сексуальной партнершей, а половая связь с ней соответствовала имевшимся ожиданиям и даже превосходила их в удовлетворении не только сексуальных, но и эмоциональных потребностей. То есть можно предположить, что в отношении к жене у Я. проявились черты комплекса Мадонны. Имеющаяся у обследуемого по отношению к женщинам агрессивность включала в себя несколько форм агрессии: агрессия воображения, словесная агрессия и физическая агрессия.

Совершаемое им обнажение умерщвленных жертв можно рассматривать как символизацию агрессии, не имеющую отношения к девиантному сексуальному поведению. Элементы агрессии к женщинам у Я. кроме его личностных черт обусловливаются и следующим комплексом факторов: компенсация чувства ненависти к матери и бабке; обобщенная негативная позиция к женщинам; аффект личной обиды; компенсация несмелости в контактах с женщинами; отсутствие эталонов позитивных взаимоотношений между полами; комплекс поздней сексуальной инициации; отсутствие сексуального опыта. Наслоение друг на друга разных составляющих обобщенной агрессии к женщинам привело у Я. к их взаимному усилению, вылившемуся в крайнюю форму проявления агрессии — убийство.

<< | >>
Источник: Збигнев С.. СУДЕБНАЯ СЕКСОЛОГИЯ. Пер. с польск. — М.: Юридическая литература., 1991.. 1991

Еще по теме Глава II!Убийства:

  1. Глава 29. РАССЛЕДОВАНИЕ УБИЙСТВ
  2. Глава VI. Деятельность военных судов в особый период
  3. Глава 1«ПИРАМИДА», ОПРОКИНУВШАЯСЯ НА ИТАЛИЮ
  4. Глава 3У ИСТОКОВ «ПОДЗЕМНОЙ РЕКИ»
  5. ГЛАВА 5ОТ ЗАВИСИМОСТИ К САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ? ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО МАСОНСТВА.
  6. ГЛАВА 6.КОГДА КОНЧИЛАСЬ РОМАНТИКА
  7. Глава 7ОТ «ИЗБРАННОСТИ» К «СВЕРХЧЕЛОВЕКУ»
  8. Глава 8ПОСЛЕВОЕННЫЕ ЗАБОТЫ «АРХИТЕКТОРОВ»
  9. Глава 9ПО ИНУЮ СТОРОНУ БАРРИКАД
  10. глава 3 разрешение затруднений
  11. Глава 4. Эпистемология XIX - XX веков
  12. Глава 5. Образ мыслей Фрейда
  13. Глава 1. СПЕЦИАЛЬНЫЕ ЗНАНИЯ И ОСНОВНЫЕ ФОРМЫИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  14. Глава 11. ОЦЕНКА ЗАКЛЮЧЕНИЯ СУДЕБНОГО ЭКСПЕРТАСЛЕДОВАТЕЛЕМ И СУДОМ
  15. Глава 30 Расследование убийств
  16. ГЛАВА III СЕКСУАЛЬНЫЕ УБИЙСТВА
  17. Глава II!Убийства
  18. Глава II! Убийства